Ген геймера - Глава 10 - Бесполезный класс

Статус: Черновик
Долина безмолвия упокоит твои крики. Не будешь кричать? Значит, ты уже в ней. Может, попробуешь выбраться? Не верь себе, если ты жалок, не верь другим, если они ничтожны. Во что верить? Кому верить? Решать это имеют право лишь сильные, могущественные и сильнейшие. Из их ли ты числа? Великий ли ты? Носишь ли титул Рыцаря, отмечен ли печатью Авантюризма? Имеешь ли иные титулы? Нет? Тогда не говори со мной презренный, оставь свою мнимую мудрость и лживые мысли при себе, ибо миг моей жизни дороже всей твоей, даже если растянуть ее до вечности! Великий Правитель Эрик Соул
17 марта 2015, 11:32       0    56 +1

Люди и неигровые персонажи, что-то кричали, но сюда не доносилось ни звука. Вихрь из камней не давал им приблизиться, а звуки ограждало, наверное, заклятие этого мага. Великий наставник поднял руки, вся его поза была пронизана торжественностью.

— Подойди ближе, юный маг! — Я сделал шаг и оказался прямо в середине желтого пламени магического источника. Макригг одобрительно кивнул, закрыл глаза, качнулся вперед и резко опустил свой посох. Пришлось уклоняться. Этот тип чуть не ударил меня каменным набалдашником по голове.

— Что ты делаешь? — Макригг лишился своей торжественности в один миг. — Зачем ты уклонился? Впрочем, на первый раз я тебя прощу. Давай еще раз, — он опять прикрыл глаза, поднял руки с посохом. Теперь в древко вцепились обе ладони. Вв-в-вуух! Мимо опять пролетело каменное навершие.

— Нет, так совершенно нельзя! — недовольно воскликнул Великий наставник. — Почему ты не хочешь принять мудрость?! Ты же сказал, что готов!

— Я готов принимать мудрость, а не получать по голове от нечего делать.

— Ты! — Великий наставник поперхнулся, на лице появилось выражение неверия. — Неужели… ты — бунтарь?! Ах ты, паршивец! Хочешь попрать все устои… все традиции многих поколений магов?! Знай же! — он выкинул вперед руку, едва не попав мне в глаз. — Если ты откажешься принимать традиции, то я наложу на тебя печати! За каждый удар, от которого ты уклонишься, я буду лишать тебя доступа к одному из атрибутов! Чтобы снять печати тебе придется пройти немыслимые испытания!

'Немыслимые испытания… Тц! Великий наставник, если до этого были шансы, что я подставлю голову под удар, то теперь от них не осталось и следа… Немыслимые испытания — это сюжетные сценарии. А они в свою очередь дают возможность пройти нестандартными путями, и получить нестандартные награды. Даже если эти награды — простое знакомство с некоторыми NPC.'

— Я не стану подставлять свою голову под удар. В конце концов, разве часто ты встречаешь тех, кто совершает подобное, — мой палец показал вниз, на бушующее желтое пламя в котором я стоял.

— Хм… Действительно, немногие в последнее время проявляют характер настоящего мага. Алтарь духов… ха! Да от одного мага толку больше, чем от пятидесяти тысяч таких алтарей! — с одной стороны я смог заставить его отчасти объяснить, что я такого сделал, а с другой… пятьдесят тысяч? Что-то он… Ааааа, вот оно что...

— От алтарей духов или от самих духов?

— Без разницы, — махнул рукой маг, — все равно их никто уже сотни лет не видел. Вся польза от этих алтарей — возрождение иномирцев вроде тебя. Но маг на своем месте силы и так может воскреснуть, а остальные пусть ногами топают. Не переломятся.

— И как сделать место силы своим?

— Как-как… — пробурчал Макригг — построить башню, провести ритуал привязки. Чему тебя вообще наставник обучал?

На подозрительный взгляд я не повелся, меня сильно интересовал один вопрос.

— А что будет, если закрыть доступ ко всем атрибутам?

— Ко всем? — Великий наставник тряхнул головой, словно не мог поверить в то, что услышал. — Если закрыть доступ ко всем атрибутам силы, то маг становится абсолютно бесполезным! Невозможно построить башню без привязки к одному из атрибутов. А маг-без-башни это чрезвычайно жалкое зрелище. Это абсолютно недопустимо! Вся сила мага, вся его мощь заключена… где?

— В знаниях?

— В каких еще знаниях? Ты — остолоп!!! — Великий наставник кричал так, что из его рта вылетали капли слюны. Оставалось лишь порадоваться, что они не достают до меня. — Вся сила мага… Заключается! В его! Башнеееее!

Заканчивал он крик с таким благоговением и счастьем на лице, что в мою голову поневоле закрались сомнения в его рассудке.

— Башня… Чем она больше, чем выше, тем могущественнее маг. Это — он указал на магическое пламя — очень хороший источник. Я не знаю, как он здесь оказался и почему ни один сильный маг до сих пор не забрал подобную драгоценность под свою руку, но ты должен быть счастлив! Его силы хватит, чтобы построить башню высотой в двенадцать ярусов. Двенадцать!!! Моя первая башня была высотой всего восемь ярусов, но как мне завидовали другие маги… — Макригг опять заулыбался. — Эти ничтожества… они сразу поняли, что я им не по зубам. Пытались разрушить мою башенку, боялись… Правильно делали!!! Я их убил! Всех! У меня самая большая башня, самая высокая!

— Да, ну? — маг прищурил на меня глаза.

— Не данукай тут, есть башни выше моей. Черная башня Атмерикса, Башня пустоты Вкэкарда, Башня отчаянной мольбы, Перевернутая башня, Башня дробителей, Рассеченная башня, Башня жемчужного озера, Неизвестная башня и...  Эрай-эрону — башня-город, башня-вызов. Она принадлежала моему учителю. Но ни одна из этих башен не имеет хозяина. Хотя Башней дробителей владеют эти гнусные твари, эти уродцы, — маг в ярости сжал кулак, — клопы! Они не маги, а значит — это не считается. Да и башня моего учителя — Эрай-эрону закрыта для всех. Только на ее первом этаже живут люди. Остальные ярусы закрыты. Никто из магов ныне живущих не владеет башней выше моей.

— Мда, то есть маг без башни ничего не может?

— Можно и так сказать.

— А можно и не так? То есть он все-таки представляет собой какую-то опасность для врагов?

— Для врагов? — Макригг рассмеялся. — Запомни, уясни себе это раз и навсегда. У магов нет врагов. Есть только соперники и слуги! Соперников ты должен уничтожить, раздавить, а слуг воспитать. Таков путь истинного мага этого мира. И другого быть не может. А маг с печатями, наложенными на атрибуты — это жалкое зрелище. Такой маг становится магом-странником. Бродягой, шатуном, от которого мало толка. Ни власти, ни влияния. Они абсолютно бесполезны!

Я смотрел на Великого наставника, а в голове эхом отдавались его последние слова. Голова невольно поднялась вверх. Неужели… ВетерДуш решила мне помочь, или это кто-то другой из администрации? Или же это было заложено в программу Великого наставника изначально? Когда кто-то называет что-то бесполезным в игре, это может означать лишь одно — он просто не знает, как это использовать. Даже самую бесполезную вещь в игре можно продать, подарить, обменять, загнать коллекционеру или распутать связанную с ней историю. Баланс и прагматичность заставляют создавать игры исключительно с теми предметами и классами, которые могут быть использованы.

Но есть и другая сторона медали — класс может иметь подклассы, иначе говоря — специализации. И вот тут любой геймер скажет без малейший колебаний — они равны. Есть отличия, каждый подкласс предназначен для своих целей, но бесполезных не бывает, а те, которые получают подобные ярлыки обычно слишком сложны для рядового игрока. Если я чему-то и научился за бесчисленные годы игр, то это правилу: 'Прячут только ценность'.

Самые сложные подземелья, самые сильные боссы скрывают в себе наиболее ценные предметы, рецепты, питомцев, ингредиенты. Это нерушимый закон. Но с классами так не поступишь. Специализации, которые могут стать излишне популярными ограничивают в привлекательности, но этого тяжело добиться, не нарушив при этом баланс. Тут-то в дело и вступают штрафы репутации и прочие малоприятные игроку вещи.

И если этот Великий наставник говорит, что подкласс бесполезен, это означает лишь то, что разработчики пытаются отпугнуть игроков от такого выбора. А делать им это нужно лишь в том случае, когда специализация имеет сильные преимущества. Маг-странник...

— А что будет, если я построю себе огромную башню?

— О, ты станешь силен. Чем больше башня, тем больше сила мага. В гильдии место мага в иерархии определяет размер его башни. Один раз в месяц замер высоты производится за счет гильдии, в другое время нужно внести небольшую оплату.

— А если мне нужно будет покинуть башню? Отправиться, к примеру, в город?

— И что? Далеко от башни тебе отходить не придется, а значит, и силу ты потеряешь незначительную, — но все-таки потеряю. Как я и думал, башня — не только преимущество, но и недостаток.

— Вообще-то, эта деревенька не очень похожа на город, я имел в виду, что мне понадобится посетить более крупное место, в большой город.

— Построй башню и никуда ходить не будет нужно. Маги не ходят к городам. Города приходят к магам. Стоит тебе построить башню, как все окружающие поселения опустеют. Все эти ничтожества желают лишь одного — встать на колени перед укротителем могучих сил, пойти под его покровительство, получить защиту. Они принесут тебе все, что ты пожелаешь. Они будут платить тебе за то, что ты увеличиваешь свою башню. Торговцы предложат тебе лучшие из своих товаров, потому что сияние звезд можно получить лишь у одного из нас. Сколько бы ни старались алхимики, как бы не важничали чародеи, если они не маги, то все их мастерство теряет смысл. Без квинтэссенции магии они не могут ничего. Маги — вершина этого мира. Мы — лучшее, что в нем есть, все остальные призваны служить нам и не более того, — Макригг презрительным взглядом окинул людей снаружи каменного вихря. — Все они будут служить тебе. Я сделаю для тебя башню с одним ярусом, а ты сможешь привязать ее к себе и выбрать свой первый атрибут.

— Не хочу.

— Что?

— Давай, запечатывай атрибуты, я все равно не дам себя колотить.

— Глупец! Какой же ты глупец! — маг яростно замахнулся посохом. Удар, второй, третий… Я уклонялся, стараясь не покидать пламя. Четвертый… скорость возросла, великий наставник отошел от обычного удара сверху вниз, и ударил по диагонали. Пятый — в горизонтальной плоскости. Шестой — перехватил посох за самый конец, крутанулся вокруг своей оси, и как только я уклонился, он выхватил из-под полы мантии короткий, но тяжелый на вид жезл и попытался ударить следом. От этого, седьмого, удара, я тоже смог увернуться.

Макригг выпустил жезл из руки, и он улетел в сторону камней, летающих вокруг нас. Инструмент мага раздробил каменную глыбу на части, грохот заставил меня обернуться, и тут я чуть не пропустил восьмой удар. Пытался отвлечь меня? Почти получилось… Девятый удар маг обрушил сверху, подобно тем, что были вначале. Уклониться было легко, а вот дальше он сделал то, чего я совершенно не ожидал.

Великий наставник сменил хват на посохе и провернул его. Увеличивая скорость, второй конец несся к моему лбу, а я вдруг понял, что не успеваю уклониться. Это тело реагировало слишком медленно. Мерцание! Я перешел в астрал, пол шага назад, выход. Кончик посоха обдал лицо потоком ветра, рассек магическое пламя надвое, выбил из каменных плит, бывших не так давно полом храма, крошки и прочертил борозду.

Маги здесь могут даже такое? Хотя, он же вроде бы самый крутой маг в мире… Почему бы ему не крошить камни посохом? Но это все равно настораживает. Наверное, все дело в посохе. Все же удар был не настолько быстрым, чтобы канавка получилась настолько ровной.

— Мне жаль, — Макригг смотрел на меня хмуро. — Мне, действительно, жаль, но я не могу пойти против традиции.

В левом нижнем углу глаза уловили какое-то мельтешение. Системные сообщения… среди них я ловил извещение о наложении Печати Атмерикса, которая блокирует возможность изучения и применения всех атрибутов магии, а также возможности изучения талантов мага-странника.

— Такой талант, — Великий наставник покачал головой. — Ты мог основать здесь башню, создать город, который возвысился бы над всеми прочими, но вместо этого ты решился на жалкое существование, бродяжничество. Когда осознаешь всю глупость своего выбора и захочешь снять печать, приходи в мой город — Дэундар. Хотя это будет очень тяжело сделать… Я разозлился! Вместо десяти печатей я наложил на тебя одну, но какую… Второй раз в жизни я совершаю эту ошибку… Ужасно! Для снятия этой печати понадобятся редчайшие ингредиенты. Такие как...

— Поговорим об ингредиентах, когда это действительно понадобится, — перебил я его. Сделаю вид, что не заметил этого очевидного хода. — Лучше скажи, кто был первым? На кого ты еще наложил такую печать.

— Это было так давно, что он уже, наверное, умер.

— То есть, ты не помнишь имени мага, которого обрек на 'жалкое существование'?

— Да, как ты смеешь?! — взревел маг и стукнул посохом о пол храма. Подошвы уловили сильный отголосок сильного удара. Окованный конец вонзился в камень на пол ладони, а вокруг ни трещинки. Нет, такая сила к физике не имеет никакого отношения, это точно! — Я помню имена всех! Всех! Всех своих учеников! Даже таких как ты, которых мне довелось наставлять всего несколько минут! Я — Великий наставник! Для меня нет ничего важнее обучения молодых порослей. Даже защита башни не настолько важна! Теперь понимаешь?! Я никогда не забуду ни одного из тех с кем свела меня дорога могущества, ни тебя Байт Зерован, ни того идиота по имени Накоригад! Я даже запомнил имя Вальфунанриебзкофа, который вышел из рода тех странных существ, что обитают возле Башни жемчужного озера! Я помню всех!!! Всех!

Маг начал терять плотность, становился все прозрачнее с каждым мгновением, занес в последний раз посох над моей головой и попытался в последний раз ударить меня. Но в его глазах я видел горечь и понимание. Посох исчез, так и не достигнув моей головы. Я стоял в окружении желтых языков магического пламени, вокруг кружились камни. Впрочем, они уже замедлялись. Не знаю, сколько у меня есть времени, но терять его зря не стоит.

Я просмотрел сообщения системы и раскрыл свитки. Оказалось, что разрушение алтаря — ключ к получению благословения Великого наставника Макригга, и возможность получить башню в одно мгновение ока. Нужно было лишь вызвать у него симпатию. Также сообщалось, что разрушение алтаря привело к изменению статуса деревни Вароба, а именно к понижению до укрепленного лагеря. Это дало мне одну тысячу личных очков доминирования, которые начислялись за участие в эвенте 'Борьба за территорию'.

Второй этап требует от игроков вполне определенных действий: расширение собственных владений приносило небольшое количество очков, но каждый день и от каждого населенного пункта статусом не ниже, чем 'Деревня'. Теперь 'Единство' лишалось всех этих бонусов от Вароба. Захват власти в населенном пункте не приносил очков доминирования, но их приносило понижение статуса. А для этого нужно было уничтожить средоточия силы. Не было никаких пояснений, что это за средоточия, но я совершенно точно знал, о чем идет речь.

Последний из серебристых свитков сообщал, что маг может заложить свою башню на месте силы, и это приведет к возникновению вокруг поселения. Маг мог избежать такого развития событий, развивая сокрытие башни сразу после ее создания. А в том случае, если он создавал оплот могущества в черте любого населенного пункта (в том числе и обычного лагеря), то статус этого места тут же поднимался до уровня город, даже если в нем было всего десять жителей.

Оплоты силы — это храм и башня мага. Возможно, храмы в других поселениях еще удастся уничтожить, но башни? В храм нельзя войти. Можно лишь возродиться в нем, а для этого нужно втереться в доверие к тем, кто правит поселением. Скорее всего, речь будет идти не только о доверии местных, но и разрешении гильдии, которая заправляет на той или иной территории. Напроситься на соседство, а потом предать? Возможно, это сработает, если другие алтари будут разрушаться так же легко. А если нет? Любой самоубийца, да и просто случайно умерший игрок, сможет помешать. NPC могут разрушить храм так, что возрождение в нем станет невозможным. Но есть ли хоть где-то еще такие злые местные, какие попались нам? Это предстоит выяснить...

Я успел потратить по одной единице характеристик на каждый канал силы. Они налились цветом, переливаясь невозможными в реальности оттенками. Пять единиц остались в запасе. До тех пор, пока я не знаю какой канал каким образом использовать тратить их — совершенное безумие. Грохот падающих камней оповестил меня о том, что время раздумий вышло.

— Молю! — кричал староста укрепленного лагеря Вароба, теперь я мог его слышать, как и всех остальных. — Молю, живи с нами, маг! Дай нам свою защиту!

— Какого?! Эй, все! Приготовиться! — надрывался неподалеку игрок, собирая своих товарищей. Напасть на меня прямо сейчас им мешали массивные камни. Они еще вращались по кругу. При определенной сноровке можно было проскочить между ними, но… с таким телом, какое у меня сейчас, я не уверен, что сумею. Они, видимо, тоже. Еще несколько камней рухнули на землю. Они были столь тяжелы, что не катились, подпрыгивая на неровностях, как более мелкие, а поднимали пыль, погружаясь в грунт, разбивая храмовые плиты, заставляя окружающие строения дрожать. Скоро все крупные попадают, и останется лишь мелочь. Похоже, мне пора отсюда уходить.

— Клайв, что ты делаешь? Вставай!

— Нет. Ты не сможешь его остановить.

— О чем ты говоришь? Я смогу! Любой из нас сможет, нужно просто окружить это место, не дать ему сбежать. Поднимайся, нас и так тут слишком мало!

— Не-не-не, — помотал Клайв рукой. — Я знал, что рано или поздно это случится. Байт Зерован не мог не прийти. Уверен, это он и есть.

— И что? Какая разница? Подумаешь, хороший игрок...

— Хороший игрок? — Клайв громко расхохотался. — Хороший игрок, надо же… Хороший игрок не смог бы проникнуть в поселение, которое даже члены контролирующей гильдии посещают с определенными проблемами. Если он смог сюда проникнуть, то и уйти сможет.

— Брось! Мы его остановим! И...

О чем там кричал этот игрок, уже не важно. Я бежал в сторону границы каменного вихря. Прыжок! И тут же переход в астрал, новый рывок, теперь уже на полной скорости. В этот раз вокруг была не просто тьма, я видел смутные очертания людей; камней, летящих по кругу; зданий. Забавно было то, что в астрале я мгновенно упал на землю, а в игровом мире мое тело продолжало лететь после прыжка.

Ускорение восприятия давалось легко, слишком легко. Трудно было поверить, что совсем недавно это доставляло мне столько проблем. Но все же это игровой мир, а игры в реальности… Я закусил губу, сейчас не время сравнивать игры и реальный мир. В астрале прыжок дался куда легче, нога оттолкнулась от очередной падающей глыбы. Уже после я развернулся в воздухе, чтобы вовремя увести тело из-под удара о каменный вихрь. Я рассчитал время, которое понадобится телу в игровом мире, чтобы достичь этой границы, но лишний контроль над ситуацией не повредит. К тому же кто-то может удачно выстрелить из лука.

К счастью, никто не догадался это сделать, а может они просто решили посмотреть, как я сам расшибусь. Тело уже совсем рядом с границей. Рано. Рано… еще две десятые секунды… Пора. Выход! Ноги ощутили упругую отдачу крыши чьего-то дома. Внутри вихря камней было пусто. Он уже сильно уменьшился, но по-прежнему в высоту был не меньше семи метров.

— Он там! — один из игроков указывал в мою сторону.

— Стреляйте! — кричал заводила. Клайв, который так и не поднялся со своего места в тени, весело усмехался. Кажется, он просто забавляется тем, что происходит.

— Извините ребята, я бы поиграл с вами, но у меня вдруг появились неотложные дела. Бывайте! — помахал я им на прощание и побежал… Меня ждет изучение моих способностей мага, каналов… и это, донат побери, здорово будоражит кровь!

***

ВетерДуш устала. До конца рабочего дня еще несколько часов. С какой радостью она бы провела их на полигоне. Увы, он располагался слишком далеко. На территории пансиона нельзя было тренироваться в стрельбе. Оружие нельзя было даже носить. Это вгоняло куратора пятьдесят шестой группы бета-тестеров в тоску. Если она долго не держала в руках что-нибудь из смертоносных огнестрельных игрушек, то начинала здорово нервничать.

А сотрудники охраны реагировали слишком странно на ее просьбу дать подержать свой ствол. Некоторые даже показывать не хотели, а когда она расстегивала их пиджаки, чтобы добраться до нательной кобуры, то просили подождать конца рабочего времени. Те, кто был не в курсе ее страсти, считали, будто она имеет нечто совсем иное. А ВетерДуш не спешила им все объяснять. Подшучивать над такими салагами было забавно. Некоторые из охранников были значительно старше нее, но мало кто мог сравниться в искусстве обращения с оружием.

Настоящие профи, работавшие на компанию, не просиживали зады в комнатах мониторинга и не ходили с каменными лицами по коридорам. Они были готовы примчаться по первому требованию, но их умения требовались весьма редко. Обычных бандитов или хулиганов с легкостью отгонят и те болванчики, которых поставили сюда делать грозный вид и сурово сдвигать брови над переносицей.

Да, можно подшутить над кем-нибудь еще. Должен же быть такой, кто еще не знает о ее шалостях? Или несколько раз сделать разборку-сборку оружия. Мысль об этом успокаивала. Эмоции ВетерДуш пришли в гармонию, она почти любила весь мир вокруг. Для полного счастья не хватало самой малости: щелчков затвора, запахов масла и пороха, сухих щелчков малокалиберных пистолетов и хриплых, будто кашель, но в тоже время сильных звуков работы старушки М82.

— В конце второй недели я возьму выходной, — решила ВетерДуш. — Как же я соскучилась по моим друзьям. Эта бумажная работа меня совсем достала. Так, а теперь соберись! — ВетерДуш похлопала себя по щекам. — Не хватало, чтобы подчиненные видели меня в таком состоянии. Срывать злость на коллегах — признак непрофессионализма, а я хочу хорошую карьеру.

ВетерДуш взялась за ручку двери, опустила ее, и ненадолго замерла, давая подчиненным немного времени для осознания, что сейчас к ним нагрянет начальство. Пусть она и не была их прямым руководителем, но в иерархии компании стояла несоизмеримо выше. Психологи советовали так поступать, чтобы не развивать у работников чрезмерного нервного напряжения. В расслабленной атмосфере работа идет лучше.

Наконец, она открыла дверь, но увидела вовсе не то, что ожидала. Все сотрудники отдела программного контроля сгрудились возле своего коллеги и что-то напряженно разглядывали на дисплее. Один заметил ВетерДуш, дернул за одежду другого, тот подал знак третьему… Спустя несколько секунд все были на своих местах. А тот сотрудник, вокруг они только что стояли, совершенно никак не прореагировал на ее появление.

Он сидел на стуле, под которым расширялась лужа. Его глаза в ужасе смотрели на экран. В левой руке он держал прозрачную пластиковую бутыль, из которой остатки воды вытекали в его раскрытый рот, но вместо того, что бы пить этот человек не отрывал глаз от надписей, которые пробегали перед ним. Жидкость текла по его подбородку, стекала на рубаху, штаны, капал на пол.

— Что случилось?  — он посмотрел на нее. Глаза расширились, а зрачки сузились, демонстрируя весь испытываемый им ужас. Спустя мгновение, работник шумно сглотнул остатки воды, которые не успели вытечь у него изо рта, потом резко вскочил. Стул отлетел назад, ударился о пол, перевернулся. Дрожащей рукой он указал на дисплей.

ВетерДуш всмотрелась в надписи и ощутила острую необходимость кого-то убить. Какой-то игрок сумел найти скрытый путь развития мага, что привело к активации огромного перечня локаций, огромный список которых и выводила на экран программа-регулятор. Как цепочка из костей домино… Падение одной влечет за собой следующую, так и здесь открытие — одной локации требовало открытия еще одной, NPC которой имели критическое значение для адекватного функционирования программ симулирующих личности.

В углу висела карта мира. Маленькое едва заметно светлое пятнышко, которое выделили игрокам для проведения бета-теста стремительно разрасталось, вокруг появлялись новые светлые пятна, которые тоже ширились. До конца явно было далеко, но ВетерДуш уже понимала, что вскоре будет открыт весь материк. Одна мысль о том, какие расходы понесет компания на поддержание в активном состоянии всех этих локаций, заставила ее кровь заледенеть. Материк никак не создан для игры всего лишь десяти тысяч человек, тем более тестеров, которые не обеспечивают компанию доходами.

Сознание ВетерДуш зацепилось за какое-то слово… открытие особого развития мага...  среди ее подопечных есть только один игрок, который получил этот класс… ВетерДуш набрала на клавиатуре команду, уже зная какое имя увидит...

— Не срываться, — шептала она сама себе, — не срываться… Подумаешь, расходы, все же ничего удивительного, что он смог найти этот путь развития… Он был не так уж сильно спрятан… техотдел не предусмотрел такого варианта, это их вина… а парень — дитя своих родителей… ДитяКода… Байт… — руки ВетерДуш сжались в кулаки, пытаясь нащупать рукоять оружия, но не найдя ничего схожего начали дрожать. Голова куратора группы пятьдесят шесть откинулась вверх, а из горла вырвался яростный вопль. — Зерооваааааааааааааааааааа… н!!!

***

Арсагрус потратил много сил, чтобы пробраться сюда незамеченным. Эта палатка, в ней должны быть Криган и Фиалочка. На парня плевать, но Фиалочка… Эта дивная девушка… Не для того, он избавлялся от Карлайлы, чтобы какой-то Криган пользовался плодами его трудов! Эта красотка… Арсагрус аккуратно разрезал ткань, проникая внутрь. Спиной к нему сидела она… Ярко-фиолетовая накидка скрывала фигуру, но над головой висело имя, которое он так жаждал увидеть — Фиалочка.

Арсагрус по прозвищу Счастливый билет шагнул вперед и положил руку на плечо девушки, аккуратно сжал и… неожиданно понял, что удача ему изменила.

— Ты… — Арсагрус опять посмотрел на имя над головой. Никакой ошибки быть не может. — Ты не Фиалочка!

Тело под накидкой шевельнулось, Арсагрус услышал тихий смех, от которого его бросило в дрожь. Он действительно пугал, в нем слышались обеты смерти и уничтожения, но самое жуткое — этот смех принадлежал мужчине.

— Я — Фиалочка. Когда-то меня звали самыми разными именами… предыдущее мне нравится больше всего, — человек плавно поднялся с пола. Накидка взметнулась, когда он резко развернулся. Арсагрус не успел заметить движения руки, которая сейчас стальной хваткой стискала его горло. Он смотрел на старческое лицо с тремя иероглифами вытатуированными на левой половине лица и никак не мог поверить в то, что видит. — Да, сейчас меня зовут Фиалочка. И уже совсем скоро, — взгляд старика обещал обратить все сущее в пепел, и смешать его с пылью, — вы будете трепетать в ужасе перед этим именем...

Глава 9.Глава 11
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.