Ген геймера - Глава 13 - Испытание

Статус: Черновик
17 марта 2015, 12:57       0    36 +1

Я нырнул в астрал и отбежал подальше от монстра, остальные также рассредоточились. Инстинктивно мы стали полукругом, и каждый находился от противника на равном расстоянии. Все находились в напряженном ожидании, а ожившая статуя подняла руку в черной перчатке вверх, рукав сполз вниз, открывая наруч, покрытый крючьями. Пальцы крутили нож нерешительно, будто существо выбирало свою жертву. Под капюшоном не было видно ничего, а над ним… сплошные вопросительные знаки.

Кто это? Куда делся Родрик? Что будет, если мы победим? Что будет, если проиграем? Все эти вопросы были важны, но сейчас, пока противник еще не определился, нужно решать что-то с тактикой. Его нужно прощупать, узнать способности, ведь это боец. Однако в руке нож, а не меч. Если это какой-нибудь ассасин, то справиться будет очень сложно. У меня есть мерцание, потому первый ход за мной. Я занес ногу для первого шага, когда сбоку что-то хрустнуло.

Тварь развернула голову в сторону Карлайлы, края капюшона резко дернулись, а в следующий миг все закрутилось. Противник рванулся к нашей мужененавистнице, я использовал мерцание, чтобы оказаться у него за спиной и поднять тяжелую ткань мантии. На нем был легкий доспех, но многие места оставались открытыми. Кинжал Острога вонзился монстру под колено и застрял.

Алиса использовала свою тетиву, чтобы зацепить нож, ловко закрутила вокруг кисти и потянула за собой. Монстр наклонился вправо, но смог удержать равновесие. Острог ранил левую ногу, если бы Алиса потянула противника в другую сторону, то могла лишить его равновесия, но и попала бы под удар свободной руки. В итоге ей удалось открыть врага для удара, чем и воспользовался Имомуши.

Рука, вооруженная кастетом, влетела под капюшон. Звук походил на удар камнем по дереву. Его отголоски еще гуляли по поляне, а рука Имомуши уже была схвачена монстром. Следом в ту же цель полетел нож одного из охотников, снова глухое столкновение оружия с головой врага, а затем лезвие пробило капюшон, оттаскивая его в сторону. Голова монстра по форме походила на человеческую, однако была закована в глухой деревянный шлем. Он полностью был лишен каких-либо украшений и знаков, лишь по бокам виднелся шов стыка.

Я подпрыгнул в Астрале изо всех сил, взмывая на три метра над монстром, и тут же применил мерцание, а там где я только что стоял уже был противник, в грудь которого влетел крупный волк. Когти царапали черный металл нагрудника, цеплялись за выступы, но никакого заметного вреда не наносили. Имомуши не попытался вырваться, напротив рванул следом, чтобы наверняка повалить врага на спину. Им с Алисой это все-таки удалось сделать, хотя падал он очень медленно.

Они протянули врага по земле от силы полметра, когда будто наткнулись на невидимое препятствие, а я увидел корни, уходящие в землю из его правой стопы. Глаза Локуса метнулись к ней, но отвлекаться он не стал. Своим огромным тесаком он метил в маленькую прорезь на шлеме. Я снова перешел в астрал и пожелал упасть быстро. Мгновение спустя, враг лежа сделал широкий замах, чтобы ударить Локуса левой ногой. И ему бы это удалось, не схвати я кинжал Острога, который все еще торчал между ремней доспеха.

Оружие удалось извлечь, рана осталась рваная, но ни капли крови из нее не вытекло. Еще действовал бонус скорости от мерцания, поэтому мы с Локусом воткнули клинки в глазные щели одновременно. Сзади появилась тень, потом по рукоятям что-то сильно ударило. Это Тавур разбежался и ударами ног вогнал оружие глубже в голову врага, после чего сделал заднее сальто, что было трудно ожидать от человека его комплекции. Приземлился крепыш точно на грудную пластину доспеха, но, как и оборотень, не смог ее повредить.

Карлайла с искаженным от ярости лицом подбежала и с размаху ударила пяткой между ног монстра. Мне жутко захотелось ее отчитать. Это ведь игровое чудовище, и подобный удар не может быть эффективным. Видимо разработчики считали иначе, потому что от деревянной головы раздался скрип, в точности как у деревянной двери в школе, за которой скрывался склад хозяйственного инвентаря.

Металлический нагрудник монстра надулся, пошел трещинами и разорвался как бумажный. Тавура взрыв забросил на дерево, а нас с Локусом отбросило в стороны. Десятки ветвей вырывались из этой раны, изгибались к земле, сплетались, укрывая монстра от нас. Монстр, наконец, отпустил Имомуши, Алиса и не думала отступать, продолжала фиксировать правую руку противника, вот только теперь монстр стремился втянуть ее под купол из ветвей, и сил у моей невесты не хватало.

С диким, омерзительным криком на древесный щит обрушил свой меч Первет. Клинок полыхнул алым пламенем и ветви оказались разрубленными. Он попытался повторить свой успех, но огненная вспышка больше не появлялась, и ветви рубились плохо.

Ноги ощутили вибрацию, вокруг вырастали новые деревца. Все больше и больше, они скручивались в одну огромную полусферу. Их вылезло больше сотни, когда вокруг каждого побега появился зеленый туман. Каждый искаженный ствол засиял изнутри, ощетинился мелкими веточками, которые начали выпускать листья и цветы. Мы вопреки всякой логике боя оказались сбитыми в кучу и теперь наблюдали за этим зрелищем, понимая, что ничего хорошего это нам не сулит.

Нас коснулся приятный аромат, а затем все сияние потекло к центру и вглубь. В мгновение ока весь щит из ветвей истлел, цветы пожухли, а молодые побеги обратились трухлявыми палками, распадающимися под собственным весом. Поднялась пыль, но мы уже видели там, в центре, стоящий силуэт. А в прорезях мерцал зеленый огонь. Вместо черных доспехов на нем была кора дерева, щитки на локтях и коленях обзавелись обломанными сучьями, а на плечах расположились короткие лианы. Они шевелились, намекая, что от них никто не уйдет безнаказанным.

Монстр поднял руку, вокруг нее из ниоткуда начал появляться пылающий зеленым туман. Он закручивался вокруг предплечья, а мы стояли будто завороженные. Магия! Совершенно потрясающе видеть такое вживую. Никакие сверхреалистичные игры и спецэффекты киноиндустрии не подготовят к этому зрелищу, к этому чувству. Что-то внутри отзывалось на это, заставляя вглядываться в силу жизни, собранную волей этого существа, чтобы нести смерть.

Потоки силы собрались перед  ладонью врага, создавая короткое копье, объятое пламенем. Заклятье двигалось быстро, но мы бросились в стороны раньше. Убегали, но краем глаза следили за результатом колдовства. Копье столкнулось с деревом, проткнуло его и обратилось вихрем, что стелился по земле, разрывая звуки леса ревом бушующего огня. Прямая полоса шириной метров пять и длиной около сорока — это все, что осталось от зарослей. Дерево, в которое воткнулось копье, просто испарилось, от перепаханной земли поднималась гарь, а монстр поднимал руку для новой атаки.

Донат побери! Сейчас не лучшее время, чтобы ставить эксперименты, но я ведь тоже маг! Полупрозрачные сферы магии вдруг исчезли. Время начало замедляться, а я ощутил как мир сковывает меня, мешает двигаться и перешел в слой мира, где мои движения не сковывают ограничения этого мира.

Десять сфер каждая своего оттенка, но смешанного, а не чистого. Алая в пурпурном тумане — разрушение. Полупрозрачная, свитая из тончайших белых линий в окружении голубого тумана -вектор. Черная и густая, с оттенками всех цветов — концентрация. Синяя и одновременно желтая сфера — форма. Клубок зеленых молний, бушующих в тысячах мельчайших капель молочного цвета — отношение. Переливчатая сфера цвета янтаря, рассеченная красной сетью — метка. Серая с лазурным оттенком — граница. Оранжевая с оттенками золота и меди — энергия. Красно-коричневая с прожилками темно-багрового — количество. И фиолетовая с глубоким аметистовым оттенком, в глубине которого пульсирует перламутровая сердцевина — движение.

Я посмотрел на монстра. Он опять казался статуей с чертами искаженными, затертыми при взгляде из астрала. Только зеленый туман лениво колыхался вокруг его предплечья, вновь стекаясь к ладони. Сферы закачались, напоминая о себе. Я протянул руку, и они послушно закружились вокруг нее. Сферы слушались мельчайшей команды мысли, и это доставляло сложности. Вместо того, чтобы объединиться над рукой, они в нее впитались, пробежали внутри нее к плечу, шее и рухнули к животу. Я ощущал их на ладонь ниже солнечного сплетения, каждую по своему.

Сейчас я в бою и мне понадобится разрушение — алая сфера возникла над рукой. Внутри  поселилась частичка пустоты, а еще ниже в животе я почувствовал сгусток прохладной воды. Несколько долгих мгновений привыкал к необычному явлению, пока не осознал, что это мана. От сгустка отделилась маленькая капля и скользнула к ладони, впиталась в сферу разрушения. Алый цвет стал гуще, а пурпурный туман зашевелился активнее.

Я призвал форму. Невозможного цвета сфера деформировалась, подчиняясь разуму, но все время норовила вернуться к изначальному облику. Я сделал из нее иглу, влил каплю маны, и только тогда она застыла, обретая прозрачность. Призвал концентрацию, влил ману, но она никак не отреагировала на все мои манипуляции. Ее нужно использовать как-то иначе, но сейчас нет времени разбираться. Не получилось ничего сделать и с энергией. Вектор призывать не стал. Он, наверняка, будет задавать движение заклятия, но для того, что я задумал это не понадобится. Еще каплю маны в разрушение. И еще… пока не вошла вся.

Алый цвет стал хищным, а клочки тумана заострились, задергались, источая желание схватить и уничтожить — без разницы что или кого. Для совмещения разрушения с формой иглы пришлось подсмотреть за врагом. Вначале заставить алую каплю полностью превратиться в туман, а его уже направить в иглу. Когда процесс завершился, над ладонью висело мое первое заклятие. Игла походила на короткую спицу — сантиметров десяти длиной с жутким алым блеском в окружении пурпурного тумана.

Я направился к врагу. Идти быстро почему-то не получалось, какое-то давление нарастало в моей голове, будто в мозг начал дуть ветер, который вот-вот превратиться в ураган. Ощущения прикосновений, запахи, тепло от мелких лучей солнца, проникающих, сквозь листву и облака пыли и пепла, поднятые вверх взрывом. Я чувствовал, что если буду идти слишком быстро, то потеряю сознание. Подобного не было в повозке и, кажется, я знаю почему.

Все эти ощущения передаются напрямую в мозг, внутри виманы пространство было значительно меньше, а здесь слишком много факторов воздействует на мои чувства. Стоит мне сделать шаг в сторону и капсула послушно передаст в мозг изменения. В обычном мире часть ощущений можно отключить, здесь же это сделать не получится. С одной стороны это чистый воздух, эти ощущения никогда не смогут приесться человеку, привыкнуть к ним будет очень сложно, ведь мозг не может проигнорировать сигнал от капсулы.

С другой стороны — это большая проблема, которая уменьшает мои преимущества. Чем больше времени я провожу в астрале, тем больше деталей из основного игрового мира в нем отображается. Таким образом, мое преимущество, даваемое тайм-фризом, тает с каждым мигом. Этот мир уравнивает всех...

Внутри что-то затрепетало, мне почему-то стало радостно оттого, что взойдя на вершину, я смогу сказать, что сделал это честно. Хотя игры никогда не были честными. В них победа достается тем, кто имеет удачу, талант или опыт. Эти  три составляющие лежат в основе всего.

Наконец подошел к врагу. Поднес руку к его правой глазнице и только тогда вышел из астрала. Игла, сверкая алым, вошла полностью в деревянную прорезь на болванке лишенной намека на нос, рот, брови… — не было ничего кроме тонких щелей, которые бы придавали сходство с лицом человека. Я начал отходить назад, но давление на разум сильно увеличилось, тут же скользнул в астрал, полшага и снова в основной мир. Так и двигался отступая, чтобы не пропустить ни одной детали работы заклинания, но и не попасть под удар вражеской магии.

Зеленое копье поворачивалось в мою сторону, а я чувствовал, что из ускоренного восприятия скоро выйду. Наконец, это случилось — игла покрылась сетью трещин и начала испускать пурпурный туман. Он выходил с той же скоростью, с которой я вводил его в иглу. Если подумать, закручивание вихря зеленого пламени при создании копья и его взрыве происходило в противоположные стороны. Значит то, как именно вводишь энергию разрушения в форму имеет огромное значение.

Вокруг вдруг потемнело, а мое тело замерло без движения. Впереди непроглядную тьму рассеял свет от гигантского свитка. Когда он развернулся я заметил на нем какие-то надписи, но не смог их прочитать из-за слишком яркого света, который они испускали. Спустя миг я стоял в основном игровом мире, волк сделал огромный прыжок и вцепился в руку врага. Только это и спасло меня, сверкающее зеленым светом копье пролетело мимо левого уха.

Я прыгнул в сторону, осмотрелся. В моей голове крутились три мысли. Первая о свитке, который оставил после себя знание о новом навыке. Мерцающий шаг позволяет телу мага переноситься в астрал полностью, но не более чем на пол секунды. После этого автоматически выбросит в основной мир. При этом повторно исчезнуть можно еще через полсекунды. Ограничение на скорость движения так же не действует в течение секунды. Десять единиц маны на активацию и единица за каждую секунду использования мерцающих шагов. Со временем затраты на активацию будут уменьшаться.

Вторая — о том, что снова использовать ускорение сознания я смогу не скоро. А третья — о бесполезности моего заклинания. Оно не оказало никакого заметного эффекта на эту тварь в деревянном шлеме! Донат побери, я настолько увлекся происходящим, что не обратил внимания на одну крайне важную деталь. Полоса жизни над головой монстра… отсутствовала.

Все выкладывались на полную, стараясь нанести твари хоть какой-то урон, когда послышался жуткий треск, вперемешку со скрипом. Наверное, так будет звучать тысячелетний кедр, если найдется кто-то способный согнуть его, разломать. На деревянном шлеме появился разлом, он раскрывался, превращаясь в неровную линию рта. Края ощетинились щепами.

Монстр раскрывал свое подобие рта и скрип становился невыносимее. С каждым мигом его размер становился все больше, а трещины бежали в стороны, к скулам. А затем раздался крик. Это не было чем-то понятным, огромная волна схватила всех нас и отбросила прочь. Прикосновения листьев, пыль в глазах и во рту, обломки ветвей под руками… я не понимал где верх, а где низ. Не знал даже лечу дальше или… в спину ударило что-то твердое, лицо оцарапало летящим мусором. И тогда я увидел все.

Нас разбросало. Никто ничего не мог сделать. До монстра около двадцати метров, а его правая рука уже направлена в нашу сторону, перед ней зависло зеленое копье. Левой он держит за горло Карлайлу. Волк возится в пыли, дергает лапами, будто борется с невидимым противником. Алиса уже стоит на ногах, но ее шатает, хорошо хоть больше половины жизни сохранилось. Еще есть шанс, что она успеет уклониться. Я попытался уйти в астрал, но что-то мешало. Хотел активировать мерцающий шаг, но маны не было.

Все поднимались, чтобы продолжить бой, но никто не выглядел способным это сделать. Острог оказался на прямой линии этой атаки и сейчас выделялся своим потрясающе низким уровнем жизни. Там была полоска, не толще ниточки, но он собирался продолжать сражение. Тварь медлила и даже не обращала внимания на трепыхающуюся женщину в стороне. Отпусти он копье сейчас и мы все отправимся на перерождение.

Заклятие вдруг начало таять, истончаться пока не пропало совсем. По деревянной голове пошли трещины, в этот раз без звуковых спецэффектов. Тоже происходило и с остальным телом. Не сговариваясь, мы все двинулись к нему. Спотыкаясь, еле волоча ноги, но мы шли вперед, и в головах всех, уверен, даже у Алисы, была одна мысль — награда или смерть!

Либо эта тварь умерла и нас ждет вожделенный лут, либо она опять готовит какую-то особенную гадость и нам всем конец. Нам оставалось пройти каких-то пять метров, когда верхний слой монстра отпал с шорохом и каким-то чмоканьем. Я едва не завыл от разочарования. Перед нами стоял Родрик с его счастливой и отчего-то особенно злой рожей.

— Похоже, я вовремя справился, — Карлайла рванулась в сторону, теперь ее сил было достаточно, чтобы освободиться. — О! Прости, я еще плохо чувствую тело. Ну, рассказывайте, что с вами произошло.

— Да пошел ты! — взорвалась Карлайла. — Мы завалили эту тварь, а вместо лута вылез ты! Где наша награда?! В любом случае, раз мы победили, то можно сдавать квест этим духам. Я права?

Она повернулась к нам, но никто не спешил отвечать. Что было в лице Родрика. Он явно что-то узнал.

— Нет, — хмыкнул он, — не права! Когда этот страж вылез полностью, меня перенесло к масочнику.

— К кому? — Имомуши выглядел форменным бродягой, его одежда была похожа на решето, а на лице красовался десяток царапин. Тем криком его отбросило на колючие кусты.

— К масочнику. Это тот тип, что украл лица у предыдущих владельцев нашей телеги, а потом прибил их. Даже думать забудьте, чтобы убить его. Во-первых он теперь мой учитель, — Родрик щелкнул пальцами, а над его головой появилось звание. — Я теперь тоже 'Опрежающий'. До чего же здорово получить класс на первом уровне! Кстати, у меня он такой же как у учителя — 'Мастер масок'. Я могу снимать лица людей и делать из них маски, одевать их личины, со временем появится возможность делать то же с монстрами. Одевая личину, я буду не просто изменять внешность, но и получу умения и характеристики оригинала. Это класс высокой редкости! Разве я не крут?

— А во-вторых? — перебил Тавур.

— А во-вторых, у моего учителя восемьсот двадцатый уровень и огромная куча всяких кукол, вроде той, с которой вы сражались. Они существую ограниченное время, а потом распадаются. Вот только создать их можно любое количество и держать в запасе. У него их сотни!

— Мы не победили, — вздохнул я, — у этой куклы кончился завод и она рассыпалась.

— В точку, а вместо нее появился я, потому что эта кукла была в сущности ширпотребом. Мое тело телепортировали в пустую заготовку, и на мне оказалась маска. Это навык, позволяющий вывести из строя врага, превратив его на время в союзника.

— А сейчас ты тоже так можешь? — Зиккур снова был в облике человека.

— Нет, нужно развиваться, открывать навыки. А еще одно очко приберечь для обмена на профессию. Этот класс развивать будет совсем не просто.

— Жесть, — Верлад отошел в сторону, подбирая свой нож. — Нам нужно все еще раз хорошенько обдумать. Похоже, с этой игрой все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Но однажды мы твоего учителя все-таки припрем к стенке.

— Само собой, — махнул рукой Родрик, — мы ведь игроки, а есть ли в этом мире кто-то более расчетливый и коварный чем мы?

— Ладно, — я подошел к вимане и облокотился о ее колесо. Сразу стало как-то легче, а внутри появилось ощущение первой капли маны. — Начнем разбор полетов. Я начну первым...

 

***

 

Мейо смотрел на своих товарищей по несчастью. Они только что закончили в двухсотый раз перекладывать кучу камней. Она была огромна, и на это ушел целый день. Весь день игры ушел на тупую однообразную работу — таково было наказание за то, что они упустили пленника. Арсагрус в очередной раз оправдал свое прозвище. Этому гаду жутко повезло. Будучи связанным, он находился под охраной шести человек, но в итоге появился мелкий монстр — белка первого уровня.

Откуда она взялась? Почему она напала на пленника? Никто не понял, но зверек своими атаками повреждал путы. Один из товарищей по охране — Нибл — попытался проткнуть ее самодельным копьем, но в это время Арсагрус дернулся и вцепился в глотку белки зубами. Вокруг вспыхнуло сияние, сообщающее о новом уровне, а копье Нибла пробило горло. Пленник отправился на точку возрождения, а Фиалочка… Этот жуткий старик заставил их перекладывать гору камней. Над головой Мейо и товарищей сияли звезды. Они не выходили из игры даже на обед.

А все потому, что у Фиалочки был секрет, который заставлял всех прочих игроков подчиняться. Он мог поднимать характеристики упражнениями с огромной эффективностью. Одно лишь это перетаскивание камней сделало Мейо сильнее на три единицы. Но на это ушел целый день, и никакого веселья от игры не было. К тому же на выносливость был наложен жуткий штраф — на ближайшие сутки она была понижена на восемьдесят процентов.

Фиалочка мог поднимать характеристики при помощи разных стоек, комплексов движений обычной медитации, а главное обещал обучить этому тех, кто последует за ним. Сейчас он проводил отсев, о чем сразу же и сообщил игрокам. Те, кто продержится в устроенном им лагере один месяц, выполняя различные поручения, будут обучены всем этим хитрым приемам. И Мейо хотел их, жаждал как ничто иное, ведь в этой игре есть тот, кого он должен превзойти.

Воспоминание о своем разговоре с Байтом Зерованом заставило Мейо покраснеть. Чудовищная самонадеянность из-за которой он провел в колодках целый день почти перестала его терзать. Тогда он был уверен, что прыгнул выше головы, но после размышлений понял, что задание на убийство оборотня было бы выдано все равно. По прихоти случая выбор пал на него. Теперь, из-за очередной случайности, он потерял пленника. Мейо терзали мысли о своей невезучести. Ведь чем еще можно это объяснить?

— Вы справились, — раздался из темноты голос, заставивший всех вздрогнуть. Фиалочка был здесь до сих пор, наблюдал за ними. Сколько раз заходили разговоры о том, чтобы бросить глупое занятие? Не меньше десяти и это за последний час. Только Мейо не позволял себе об этом думать. Отбрасывал соблазнительное предположение, то за ними никто не следит, а если и следит, то с этим игроком можно договориться и он не расскажет Фиалочке об их отлынивании.

— Хммм… Вы хотели бросить все, но все же завершили дело. За ваше упорство я дам вам шанс. Прямо сейчас, как только я подам сигнал, вам следует выйти из игры и направиться к входу на территорию пансионат. Тех, кто окажется у ворот раньше меня, я обучу медитации восстановления сил. Она поможет вам быстро восполнить запас выносливости, и в будущем вы на такое же задание потратите меньше времени.

Кто-то фыркнул, понятное дело, оказаться в столь незавидном положении еще раз желающих мало, но Мейо это не волновало, потому что Фиалочка хлопнул в ладоши и уже произнес два слова:

— Время пошло.

Системное меню, кнопка выхода… Мейо выскочил из капсулы и не переодеваясь помчался к выходу из номера, прокричав медсестре, что с ним все хорошо. Набрал большую скорость в коридоре, а после проскочил на лестницу. Ждать лифта слишком долго, а рисковать Мейо не хотел. Путь с четвертого этажа на третий показался мгновением, но на оказавшись на втором, ему казалось, что он опаздывает, первый этаж и вовсе приближался целую вечность, хоть умом Мейо и понимал, что бежит с той же скоростью.

Пересечь холл, а затем добежать до ворот. Как медленно, как же медленно… Территория хорошо освещалась и было видно, что возле ворот никого нет, но Мейо не позволял себе расслабляться. Хитрый старикан мог жить на первом этаже и воспользоваться каким-нибудь гольф-каром, чтобы обогнать его. Легкие начали гореть, но Мейо не сбавлял темпа. Лишь прикоснувшись рукой к воротам, он позволил себе расслабиться и тут же упал на колени. Закашлялся.

— Эй, парень, ты в порядке? — рядом показался обеспокоенный охранник.

Мейо помотал головой, потом понял что ошибся с жестом и начал кивать, помахал рукой, улыбнулся, хотел что-то сказать, но опять закашлялся и вдруг рассмеялся. Мейо начал бить ладонью по асфальту, из глаз его лились слезы. Теперь все его страхи казались такой глупостью. Мейо сел опираясь спиной на узорные ворота, он уже представлял как другие штрафники будут смеяться над ним, когда увидят.

— Все нормально, — уверил Мейо охранника, — правда. Мы с друзьями просто...

Он скрипнул зубами и посмотрел на здание пансиона, на вышел ли кто-нибудь? Но там никого не было. Мейо вознес безмолвную молитву о том, чтобы никто не смотрел в окно на его странный спринт. 'Нужно встать, привести себя в порядок, чтобы не быть совсем уж посмешищем'.

— На самом деле, — начал Мейо, отчаянно пытаясь придумать убедительную ложь, но сбился с мысли, когда что-то мелькнуло вверху. От последовавшего следом грохота от отпрыгнул на два метра, ничуть не удивившись тому, что его маневр повторил охранник.

'Молния? Это был удар молнии?'

Мейо развернулся в сторону ворот и его ноги подкосились. Одна из огромных створок была погнута, а на ней… на ней… Мейо не мог поверить своим глазам. Там стоял Фиалочка, и смотрел через плечо прямо на него. Мейо нервно сглотнул.

'Это сон? Я не заметил как уснул в игре? Ведь так?'

— Ты здесь один? Хм, так я и думал, — затем Фиалочка просто шагнул вперед и оказался по ту сторону огромных кованых ворот. Рядом шуршала рация охранника.

— Нет, все нормально. Это господин… — охранник замялся на секунду, покосился на Мейо и явно нервничая продолжил, — господин Фиалочка.

— Опять?!!! — взорвался кто-то на другой стороне канала связи. — Ладно, я сейчас пришлю ремонтную бригаду. Повреждения сильные?

— Ворота погнуты.

— Чего ты ждешь? — обратился к Мейо Фиалочка. — Долго мне тебя ждать, ученик?

— Я не умею прыгать через ворота, — ничего умнее в голову почему-то не приходило. — Они ведь закрыты.

— Эй, ты почему молчишь? — надрывалась рация охранника. — Отвечай! Скажи хоть что-нибудь!

— Уч… ченик? — Охранник смотрел на Мейо глазами наполненными ужасом. — Не волнуйтесь, я сейчас же все открою!

Охранник бросился к пульту управления, и пробормотал что-то про древнего монстра и маленького дракона, который притворяется ящерицей. Ворота начали открываться, а Мейо на негнущихся ногах подошел к Фиалочке, заглянул в глаза старика и весь страх и сомнения куда-то пропали. Это все правда, понял он, и, еще не зная во что ввязывается, он принял решение, которое изменило всю его жизнь.

— Я готов, — Мейо поклонился, и только потом добавил, — мастер.

Глава 12.Глава 14
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.