Ген геймера - Глава 14 - Столкновение сил

Статус: Черновик
17 марта 2015, 13:37       0    60 +1

— Стоять! — надрывался капитан отряда. — Да, успокойся же ты!

От очередного рывка гигантского кабана веревка лопнула и несколько человек из десятка повалились на землю. Все они были облачены в доспехи — пузатые панцири, массивные шлемы и такие же наручи и поножи. Они в них еле двигались, но и животное не могло сдвинуть их, когда они вот так наваливались одной массой. Хотя какое там животное...

Мощный удар копыт по земле заставил стоящее рядом дерево задрожать, ненадолго, но и это уже показатель. Впрочем, даже без этого Теттири не рискнул бы назвать трехметрового кабана обычным животным. Всего пару дней назад он был не больше двух, как и этот лесной кот. Эти монстры постоянно сражаются друг с другом, но стоит людям вмешаться и они оставляют свои разборки в стороне. Вот и сейчас где-то в стороне раздалось яростное шипение и кабан повернул клыкастую морду туда.

Он проворно выбирался из ямы. План был довольно прост: развести монстров и заманить в ловушки. Для кота приготовили металлические сети, а вокруг места для схватки разбросали множество пучков колючих кустов. У Теттири не  было навыков травника и названия их он не знал, что не мешало ему понимать всю опасность этих растений для лап кота. Кабан был не так ловок как кот, и для него приготовили яму.

Сильнейшие воины 'Единства' сражались с ловким лесным котом, и как там идут дела Теттири представлял смутно, но вряд ли настолько же плохо как здесь. Кабану набросили на один из клыков петлю, чтобы не давать дергаться, а другие воины должны были атаковать шею. Но теперь веревка порвалась, и кабан расшвыривал своих мучителей. Ни одно из копий так и не смогло нанести ему серьезную рану. Бой здесь уже был проигран, это было очевидно, оставалось лишь выиграть как можно больше времени для другой команды, дать им возможность прикончить второго монстра.

Расправившись с копейщиками, кабан принялся за команду, которая должна была его удерживать. Он успел убить почти всех, вдавливая неповоротливые цели в землю своими мощными конечностями, когда раздался кошачий визг. Он тут же бросил свою месть и резво побежал на звук, сшибая боками деревья и прорываясь сквозь колючие заросли, будто это подросшая газонная трава, а не растение, способное оставить царапины на стали.

Теттири не спеша пошел к другой группе по следам кабана. Он все еще был на первом уровне и помочь ничем не мог. А свою миссию наблюдателя он выполнил полностью. Когда член безымянной гильдии подошел к своей цели, ему открылось безрадостное зрелище. Поляна усеяна уставшими людьми. Мадалк валялся на земле, тяжело дыша — вина эффекта сублимации реальности. Для таких усталость в игре сравнима с усталостью в реальности, все ощущения достигают максимальной остроты. Сублимация реальных ощущений в игровом мире — главный признак полной настройки капсулы на человека.

У Теттири этот момент наступил еще вчера, о чем и рассказала медсестра, которая следит за его состоянием. Чем больше у человека багаж опыта и впечатлений, тем больше времени нужно, чтобы игра для него превратилась во вторую реальность, но когда это случится… Теттири поднял руку, позволяя мятому листу опуститься на ладонь, вдохнул полной грудью этот свежий воздух, отдающий сыростью и смесью ароматов. Из сока деревьев, которые во множестве были поломаны вокруг, растоптанных трав, манящего запаха ягод.

Теттири отошел в сторону и увидел кашицу из земли и маленьких ягодок с синей кожурой и ярко-красной мякотью с несколькими косточками, похожими на комочки пожухлой травы, но твердой как кость. Брезгливость и желание опробовать новый вкус боролись внутри него когда раздался крик Перотира.

— Теттири! Хватит пялиться в землю, рассказывай, как от вас смог смыться кабан.

— Веревка не выдержала, а потом он выбрался, опираясь на обломки кольев. В следующий раз нужно делать без них. Очевидно, яма, предназначенная для охоты на волков, против кабана не сильно помогает. По крайней мере, против этого кабана. А вы...

— Слились в сухую, — проворчал Мадалк не вставая. — Я хочу шкуры этих тварей! Одна мысль о том, какое усиление они дадут охотнику, приводит меня в неистовство! Но сейчас мы им не соперники. Я бы сказал, что нам нужно прокачаться, но за их темпом мы точно не успеем.

— Это точно, — подал голос Саманут, — они растут в уровнях и просто ужасающе быстро. Но теперь мы сможем отследить их передвижения.

— Что это? — Теттири смотрел на колбочку в руках духовного служителя. Внутри нее была какая-то грязь.

— Земля с кровью лесного кота Боррау, а в этой — кровь Кабана.

— Назвать кабана Кабаном, — прокряхтел Мадалк, приподнимаясь на локтях. — У разрабов вообще фантазии нет?

— Судя по тому, как действует эта парочка, с фантазией у разработчиков все даже слишком хорошо, — Перотир выглядел почему-то очень довольным, будто не проиграл только что в очередной раз. И тут Теттири услышал причину. -  Но если мы сможем следить за ними, то возможно найдем что-то интересное. Как-то ведь они поднимают уровень в такой короткий срок?

— Думаешь, там будет какой-то неиссякаемый источник опыта? — воодушевился Мадалк. — Как по мне, так они просто опустошают все места с мобами, а потом опять начинают свои разборки.

— Верно, помнишь, как они засекли нас, когда у каждого было процентов по тридцать жизни? А ведь если бы мы смогли выждать чуть больше, то все, что нам бы осталось взять их тепленькими. Даже сейчас будь у Боррау не восемьдесят процентов, а хотя бы пятьдесят мы бы смогли справиться. И теперь мы сможем выбрать наилучший момент, чтобы напасть, ведь им от нас не скрыться, — это действительно повод для радости. Теттири понимал, что проигрыш в битве принес им козырь, который поможет одолеть в войне. Перотир поднял свой гигантский топор и рявкнул, чтобы его услышали все. — Сегодня мы проиграли, но получили отличный шанс, чтобы победить! Ободритесь воины 'Единства', этих монстров побелим мы! Наша гильдия будет прославлена на всю 'Десятку'!

Дружный рев был ему ответом. Кто начал смеяться первым Теттири не заметил, но скоро уже все хохотали и похлопывали друг друга по плечам. Тяжелый бой закончился, а горечь поражения была разогнана надеждой на реванш. Теттири даже на миг порадовался, что является частью всего этого. Впрочем, когда понадобиться предать 'Единство', он сделает это без малейших колебаний.

Все шли обратно — к разбитому недалеко лагерю. Возвращаться в город слишком далеко, а слежка монстрами, очевидно, скоро продолжится. Покидая место битвы, на котором остались не только полосы от когтей, но и вмятины от копыт, Теттири не удержался и все же поднял с земли один из раздавленных фруктов. Пальцы отряхнули налипшую грязь и положили синий комочек в рот. Свежесть и бодрость — эти чувства вспыхнули на языке Теттири, хоть он и не понимал, как это возможно. Не вкус, а именно чувства… Очень странно и очень приятно. Он лишь вздохнул, впервые пожалев о выполнении своей миссии. В этой игре были вещи, которые заставляли думать, будто манипуляция людьми — не единственное истинное наслаждение в жизни.

***

 

В этот день мы заходили в игру поздно. Так было решено на вчерашнем совете нашей маленькой группы. Мы обсуждали свои ощущения от битвы с марионеткой масочника, а потом… все неожиданно пошло прахом. Тавур хотел в город, но его жутко бесила привязка к вимане. Мы попытались сдвинуть ее, но получилось не очень успешно. Пять минут, чтобы протащить ее один метр — это слишком медленно. А путешествовать опасно. Любая встреча с достаточно сильным игроком или каким-нибудь монстром и все — ты снова в повозке.

Ремни упряжи отлично легли на Зиккура в облике волка, что дало ему профессию — цирковое животное. Он был этому не очень рад. Профессия давала возможность получить больше славы, а значит и лучшее отношение НПС, но только в обличие волка. После превращения в человека, вся дополнительная слава исчезала, и главное — теперь он полностью лишен контроля над звериной частью. Чтобы снова управлять своим волком, ему нужно было вкачать десять единиц интеллекта. А потом Верлад распинался о своей бесполезности в битве с монстром масочника, и ударил ногой палку...

К несчастью, Зиккур тогда был в обличье волка и понесся за ней как обычная дворовая шавка, жадная до человеческого внимания. Это ухудшило настроение оборотня еще больше. Острог подлил масла в огонь, когда пожалел, что с грузом в виде виманы мы до мест, в которых водятся мобы, будем добираться очень долго.

Имомуши попытался применить какой-то прием, которому обучался в реале, чтобы сдвинуть повозку. По его рассказам, когда-то он таким методом сдвигал двухсотлитровую бочку с водой. После его попытки, выяснилось, что его руки травмировались на срок в четыре часа, а перерождаться он не захотел. Его попытки упереться в наху гильдейскую повозку головой и толкать так были бы смешны при обычных условиях, но только раздражали всех еще больше.

Этот огромный, до безобразия лакомый кусок — вимана — оказался тем, что проглотить для нас оказалось весьма сложным. Локус предложил использовать крупные ветки в качестве рычагов, и это помогло. Их засовывали под колеса, которые с большим трудом, но прокручивались. Я опробовал применение магии вектора, что тоже ускорило продвижение повозки. Вкладывая ману в одно и то же действие, к концу дня я заработал бонус в виду увеличения эффективности действия магической составляющей вектор на один процент.

Учитывая все наши ухищрения, мы смогли увеличить скорость до сотни метров в полтора часа. А после того, как Зиккур, скрепя сердце, согласился добавить план апорт — сотни метров в час. Хитрость заключалась в том, что при броске палки волк делал сильный рывок за ней и прирост эффективности к нашим общим усилиям оказался весьма велик. В конце дня Верлад устал бросать палку и просто скомандовал волку 'Вперед!', а тот возьми и побеги. Теперь старший охотник получил профессию дрессировщик и пятипроцентный бонус к приручению оборотней.

Мы закончили глубокой ночью и решили зайти в игру несколько позже, посвятив это время обдумыванию планов в реальном мире. Удивительно, но даже Первет особо не выделывался и не доставал своим омерзительным голосом и странными заявлениями. Я посмотрел на часы — почти полдень. Уже пора заходить в игру. На входе в комнату с капсулой меня встретила медсестра, ничуть не обеспокоенная тем, что фактически полдня ее подопечный находился вне игры, безжалостно манкируя своими обязанностями.

— Сегодня нужно одеть этот костюм, это нововведение оказалось закончено раньше срока и мы решили испытать его, — улыбнулась медсестра, показывая нечто схожее с гидрокостюмом черного цвета на котором полосы зеленоватого цвета, словно зеленкой облитые, различались с трудом. — Не волнуйтесь это совершенно безопасно.

А еще один из пунктов контракта подразумевает, что бета-тестеры обязаны участвовать в испытании подобных устройств. Отказ означает автоматическое исключение из числа тестеров. Интересно, если бы я не стал его одевать, то мне бы дали шанс подумать или сразу бы выгнали взашей? Все же не стоит забывать, что я чем-то не угодил ВетерДуш.

Костюм оказался достаточно комфортным, а когда я лег в капсулу, то даже порадовался, что не ощущается этот вязкий гель. В игре, как обычно, оказался без всяких переходов, резко, только все ощущения от мира накатывали плавно, смывая с кожи чувство облегающего костюма. При погружении в гель такого не было. Очевидно, что это облачеие имеет свои недоработки. Нужно будет рассказать об этом при выходе.

Возле нашей виманы собрались почти все. Мы молчали, пока отсутствовал Родрик, никто не хотел нарушать тишину. Когда он, наконец, появился, то весь лучился радостью… и злобностью. Раньше я не мог представить, что встречу людей, которые способны постоянно представлять собой воплощение одного чувства. Первет был мерзкий, а Родрик — злобный. Объективно это никак не влияло на их качества как игроков, но… отделаться от странного чувства, что они ожившие мерзость и злобность было нелегко.

— Я опоздал из-за врача. Нам, — он показал на себя, Имомуши, Острога и Локуса, — нужно пройти новое обследование. Локус, ты следующий. Идти нужно прямо сейчас.

Локус тяжко вздохнул, тряхнул своими длинными синими волосами и закрыл глаза, приготовившись выйти.

— Не волнуйся, — Родрик положил руку на его плечо и крепко сжал, — это довольно быстро. Они там с костюмами что-то сделают. Мы четверо на особом контроле, после случившегося в первый день.

Тело Локуса вдруг обмякло и упало на землю.

— Локус? Ты слышишь меня? — потормошил его Родрик. И когда не дождался ответа, вдруг разразился радостным криком. — Сработало!

— Ты о чем? — нахмурился Острог.

— Учитель говорил, что если ухватиться за одного из бессмертных, когда он покидает этот мир, то тело может остаться. Короче, — Родрик выхватил из рукава черный нож, который всем напомнил о вчерашнем противнике, — я нашел свою первую жертву… то есть тренировочный объект.

— Что ты задумал?! — Имомуши бросился к нему, но Родрик уже начал свое злобное дело. Воткнул нож в голову Локуса в районе виска. Однако там не появилась и капля крови, да и никакого урона этот нож, похоже, не наносил. Зато возникла сияющая трещина, и Родрик повел нож вниз. Его замысел стал понятен сразу же — он хотел забрать лицо Локуса, как это прежде сделал его классовый учитель с прежними обитателями повозки.

Нож двигался неровно рывка, но не резал, а словно рубил. Перед лезвием бежала кривая трещина, источающая свет, и после него оставалась такая же. Когда Родрик дошел до другого виска, неповрежденным оставался только верх головы, но дальше ничего делать и не понадобилось — лицо отделилось и поднялось на десяток сантиметров вверх, оставив вместо себя серый туман.

Родрик подхватил свой первый трофей, поднялся и успел отойти на шаг, когда Локус зашевелился.

— Зачем был этот розыгрыш? — безразличным голосом поинтересовался Локус. — Глупые детские...

А потом он, похоже, заметил в руках Родрика свое лицо, тот даже поднял его и помахал, будто держал в руках не часть человека, а экстравагантный веер. Локус поднял руку и пощупал то, что было… передней частью его головы. Рука беспрепятственно погрузилась в туман, скрыв всю кисть, он резко выдернул ее обратно, и несколько струек дымки поплыли следом, а потом опять возвратились на положенное место.

— Ты забрал мое лицо? — голос Локуса был удивленным, но не шокированным. — Так у меня что..? Какой-то туман вместо лица?

— Успокойся, — Имомуши нахмурился. — Он сейчас же вернет все как было!

— Погоди! — Локус поднял в останавливающем жесте ладонь. — Хочу кое-что проверить.

Он ненадолго замолчал, а потом как-то вздрогнул, потянулся и шумно втянул воздух… туманом. Но звук был такой, будто сделал это носом. Я даже покосился на его лицо в руках Родрика, чтобы убедиться, что оно не движется.

— Класс! — признаюсь, такой реакции я от Локуса не ожидал. — Я теперь принадлежу к расе безликих. Никакого лица, никакого имени над головой, и штрафы от стражи за преступления совершенные в таком состоянии аннулируются, если вернуть свое личико смогу незаметно. Эта штука идеальна для всяких преступлений. Но если захотите заняться подобным промыслом, то на меня не рассчитывайте, я свое лицо пока возвращать не собираюсь. Можешь походить с ним Родрик, но не вздумай напялить на себя. И, кстати,  — Локус резко подскочил к удивленному масочнику и взмахнул рукой, в которой очень быстро оказалось оружие. А после поднял свой Кухонный нож гиганта и демонстративно сдул с него несколько волосков. У Родрика от такого дернулся глаз, он даже пощупал свободной рукой лоб, но никаких ран там не было. — В этот раз твоя подстава оказалась мне полезной, и я тебе даже благодарен, но если ты вздумаешь кинуть меня снова, — кончик оружия замер в миллиметре от горла Родрика, — даже не думай, что отделаешься легким испугом, как сейчас.

Локус и такое количество слов совершенно не вязались в моем представлении об этом человеке. Локус и такое поведение, присущее скорее какому-то специалисту по выбиванию долгов. Как будто...

— Эй, ты кто такой, и почему лег в капсулу Локуса? — Острог озвучил мои опасения.

— Что? Это я и есть — Локус. Хотя, — он скрестил руки, так и не выпустив свой огромный тесак, — если бы знал об этой возможности, то взял бы свой обычный игровой ник. Но, видишь ли, я полон комплексов из-за своего хилого телосложения. Только игры позволяют мне быть тем, кто я есть на самом деле. Из-за этой дурацкой реалистичности стерлась привычная граница, отделяющая реальность от игр. Это… это… был сильный удар. Я думал, что моя закомплексованная натура исцелится и я перенесу в реал часть той, крутости, которую демонстрирую в играх, но мои надежды пошли прахом. Это действительно тяжело — перебороть себя.

— И ты вот так просто об этом говоришь? — поразился Острог.

— Да, — кивнул Локус, имя которого действительно исчезло. — Сейчас я способен оценивать обстановку адекватно и не мучаться из-за всей этой ерунды, которая обычно забивает мне голову. Хотя мир меча и магии очень для меня непривычен. Мои игры — шутеры, но лучником я становиться не хочу. Огнестрел и лук — совершенно разные типы оружия и требуют от личности своего владельца разных качеств. А вот короткий меч или кинжал, думаю, мне подойдет отлично. Такой подарок, — он подбросил свой нож-переросток на метр вверх, заставив его бешено вращаться, а после ловко поймал, — идеально мне подходит.

Он по другому говорил, он по другому двигался, это определенно была другая личность.

— А если тебе вернуть лицо… — начал я, на что он тут же замахал руками.

— Не-не-не… Мне такого счастья не нужно. Когда мы более-менее прокачаемся, я, возможно, захочу опробовать путешествие в реальном облике по этому миру, но сейчас не время бороться со своими страхами и проблемами. Сейчас — время наслаждаться этой удивительной игрой… Интересно, он будет здесь?

— Он? — удивленно переспросил Имомуши.

— Да, я не теряю надежды его найти… это игрока… — это было странное ощущение. У Локуса не было лица, но вся его поза говорила, что он задумчиво смотрит куда-то за линию горизонта.

— Раз уж ты заговорил о нем, то настроился, наконец, играть всерьез? — Имомуши слабо улыбнулся. Он выглядит достаточно опытным игроком, но сейчас возникает чувство, что он сильно уступает в навыках Локусу. Откровенно говоря, сейчас от Локуса исходила сила… нечто, что нельзя измерить цифрами игры… внутренний дух, который кричал: 'Я силен! Бросая мне вызов, будь готов к последствиям!'. Теперь Локус воспринимался как Верлад, но если охотник старался не показывать на что в действительности способен, то Локус выпячивал это на всеобщее обозрение, словно бросал вызов всем, но совершенно непонятно, для чего он это делал.

— И что же за игрока ты ищешь? — мне действительно было любопытно. В конце концов, это не может быть кто-то посредственный, а мне довелось окунуться в огромное множество игр. Возможно, я знаю, о ком идет речь.

— Там такое дурацкое имя… — замялся Локус. — Я встретил его всего раз на сервере Strike One Bullet. Тогда я впервые играл всего с одним противником так долго. Его ник был Гельдгор1511, мы устраивали дуэли больше суток. Я впервые встретил кого-то, кто пользуется двумя пистолетами, как и я сам.

— Двумя? — удивился Тавур, а я старался не выдать своего волнения. Игрок против которого он сражался… я действительно знаю кто это был. Слишком хорошо знаю. — Зачем в SOB два пистолета? Режим дуэли, один патрон на любое оружие из купленных. Никаких ножей, дубин и рукопашки. Забрать чужой патрон тоже нельзя. Два пистолета бесполезны. Насколько помню, все искали способ накопить деньжат и получить одну из снайперских винтовок...

— Да-да-да… — отмахнулся Локус. — Если попадание не смертельно и оба уже отстрелялись, то игра рассчитывает кто потерял больше жизни. Ранение в ногу приводит к большой кровопотере, если персонаж быстро двигается или прыгает. А еще тактика. Прокачка персонажа, выбор снаряжения и никаких лечилок. Многие считают, что это простая игра только потому, что вы можете выстрелить всего один раз. Наивные! Для настоящего геймера эта игра открывает возможность показать всего себя в полную силу.

— Говоришь как настоящий фанат… — задумчиво протянул Верлад.

— Еще бы! Моя любимая игра! А вся прелесть в том, что подключив две мыши, можно управлять руками по отдельности, движение переводится на дополнительные кнопки. Направляешь один пистолет на противника, — Локус поднял левую руку, указывая кончиком клинка на Верлада, — а когда он пытается уклониться, то попадает под прицел второго, — теперь согнул пальцы на правой руке, изображая пистолет. — И если заряжен второй, то ему не повезло. Но самому тоже не стоит стоять на месте. В игре множество элементов движения, открыв которые можно сделать дуэль действительно захватывающей. Полагаться на одну лишь 'снайперку' — уныло и отстойно.

— Да, я помню, какой-то игрок на чемпионате по SOB отказался от участия в четверть-финале, заявив, что остальные не понимают ее сути. И его считали основным претендентом на победу, вы с ним смогли бы найти общий язык, — сказал Тавур, потягиваясь.

— Ты так и не понял, — ухмыльнулся Острог. — Это ведь ты и был, верно? Заносчивая сволочь, которая окунула всех в свое безграничное презрение на чемпионате в Дублине.

— Но они действительно были ужасными игроками, — зевнул Локус. — До того гения, с которым мне приходилось соревноваться, им всем действительно далеко. Пожалуй, раз я снова стал настоящим собой, то вам стоит называть меня настоящим игровым именем — Шанг Tоу Шё.

Это имя! Это точно он! Донат побери! Локус и этот псих — одно и то же лицо?! Точнее… лицо — это Локус, а вот то, что скрывается под ним… истинная суть этого человека. Кровожадная и опасная… Но с таким игроком в команде можно смело говорить о возросшем боевом потенциале.

— Так и думал, ты что-то знаешь о нем верно, Байт Зерован?

Голос Локуса… нет, голос Шё был полон злобного предвкушения. Так бешенный пес рычит, глядя на зеваку, что остановился по другую сторону клетки, ждет пока человек неосторожно качнется вперед или протянет руку, чтобы вцепиться в мягкую плоть пожелтевшими клыками.

Что делать? Сказать ему..? Слишком рискованно. Все это время он наблюдал за мной? Наверняка, иначе как бы он заметил, что я отреагировал. Эта его безликость доставляет проблем. Что делать? Что...

Воздух перед моим лицом задрожал. А потом выскочила такая знакомая рамка активной визуализации с вариантами ответа:

Хорошо, я скажу тебе. Тот, кого ты ищешь...;

(молчание);

Я могу помочь тебе, но взамен я хочу, чтобы ты...:

Поговорим об этом позже. Сначала нужно разобраться со шпионами, которые развесили тут уши. Вы двое, выходите!

Что? За нами кто-то наблюдает? Это должен быть кто-то весьма умелый, раз я не смог заметить их сам. Но от подсознания не так легко скрыться. Пожалуй, этот навык не так плох, как я думал о нем раньше.

— Успокойся Шё. Предлагая поговорить об этом после того как разберемся с двумя шпионами, которые думают, что их не заметили. Вы двое, выходите!

Признаюсь, выкрикивая последнюю фразу, я несколько сомневался, что кто-то действительно есть здесь, но...

— Все-таки заметил, — услышал я за спиной знакомый голос, от которого по коже пробежал холодок.

— Де… — начала Алиса радостно — ду… — продолжила удивленно — ш… — возмущенно — кааааа!!! — закончила яростно. На самом деле между слогами не было перерывов и столько интонаций в одном слове, перетекающих одна в другую на мгновение выбили меня из колеи. Впрочем, я довольно быстро сосредоточился, пытаясь понять, что этот старикан забыл в игре. Сзади кто-то спотыкнулся.

— Осторожней, ученик. Не думал, что ты настолько подвержен ментальным ударам. Мгновенная смена эмоций, техника женщин школы Великого переменчивого потока. Тебе повезло, что Алиса в этом искусстве слаба. Ее мать способна сменой настроения довести кого угодно до грани...

Слева от меня вышел старикан с татуированным лицом, которое я бы не хотел видеть так близко. Справа с небольшим запозданием появился игрок из нашей группы. Именно он убил оборотня, активировав сценарий стартовой локации, за что провел оставшийся день, закованным в колодки.

— Всем привет, — помахал он рукой. — Я бы с радостью назвал вам свое имя, но мастер запретил это делать.

— Мы искали жертв, — начал старикан, — и мы их нашли!

Игрок справа вдруг закричал. А отовсюду послышался топот и шорох. Не прошло и двух минут, как наша группа была окружена толпой игроков.

— Эй, это Байт Зерован!

— Да, точно...

— Хе-хе, похоже, пришло время заплатить за свое высокомерие!

— Сейчас мы...

Дедушка Алисы вдруг гаркнул:

— Сделаете три тысячи отжиманий!!! — один из игроков хотел что-то возразить, но старикан так посмотрел, что все рухнули и стали выполнять приказ. Вокруг раздавалось только возмущенное сопение. — Ну, а теперь, когда нам никто не мешает говорить, я бы хотел кое-что обсудить...

Донат побери… От взгляда старикана мне стало сильно не по себе. Уж лучше бы я разбирался с Локусом...

Глава 13.Глава 15
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.