Ген геймера - Глава 2 - Имя, сотрясающее небеса

Статус: Черновик
Честь. Это слово прежде не просто набором звуков для очень малого числа людей. Сегодня лучшие времена - те, что были знатью, ушли; те, что были чернью, очистились. Пять процентов от малого числа дворян? Или пять процентов от всех в мире? Доля та же, но число выше. Не верьте тем, кто говорит, что честь - красивая сказка; не верьте лживым словам гуманистов о верховной ценности жизни. Честь рождается, когда у человека появляется нечто более дорогое чем он сам. Честь не добра и не зла, но честна. Честное слово не дается походя или случайно. Мать, защищая ребенка, идет по зову чести. Кодекс гемера? Что за бред! Не живи чужой честью, если не хочешь стать рабом чужих желаний. Великий герой Марина Мургон
14 марта 2015, 22:18       0    65 +1

Путь к деревне мы с Алисой преодолели неспешным шагом. О своем 'скрытом мире' она рассказывать отказалась, якобы из-за секретности, а вот о моей жизни слушала с явным удовольствием. И, похоже, отчаянно завидовала.

— Твои родители так тебя любят! — лицо Алисы приняло мечтательное выражение. — Хотела бы я быть их дочерью.

— Ты и будешь, когда мы поженимся.

— Моего отца так просто не одолеть, — и грустный вздох.

— Увидим.

Мы вошли в ворота, по бокам которых стояли два мужика в некоем подобии брони — деревянные пластины, прикрепленные к одежде. В руках толстые палки — недостаточно ровные, чтобы называться шестами; недостаточно толстые, чтобы называться палицами. Вид эти воители имели ошалелый. Между домами носились игроки, кричали о готовности выполнить задание, договаривались о создании групп для охоты на дичь, похода за дровами, выполнения работ в огородах, кухнях, кузнице, словом — везде. Многие не оставили попыток прокачать характеристики повторением действий, потому передвигались подпрыгивая, крадучись, бегом, ползком и продолжали это делать даже при общении с NPC.

— А теперь просто ходи рядом со мной и ничего не делай, поняла? — Алиса кивнула.

Один из игроков ругался с мужиком богатырской комплекции.

— Как это нет награды?!!

— Ты!!! — кричал на него багровый от ярости NPC. — Предложил помощь!!! Если бы знал, что за такую мелочь попросишь награду, и на порог бы не пустил!!!

— Каждый труд должен оплачиваться, а уж мой и подавно!!! Скольких мук я тебя лишил?!

— Ты вытащил один единственный сорняк! Я и задание тебе дал лишь для того, чтобы ты отстал от меня!!!

Игрок перевел дух, пробормотал что-то вроде 'Да когда же откроется профессия торговца?' и продолжил гнуть свою линию. Я пробежался взглядом по всем незанятым NPC, и направился к домику, на огороде которого уже трудился десяток геймеров. Двор подметала девушка-непись. Я не говорил ни слова, просто улыбнулся, она сделала вид, что не заметила. Подмигнул ей, она начала демонстративно смотреть в другую сторону, только нервно заправила прядь волос за ухо. Вздох восторга, почитания, преклонения с оттенком легкой грусти я отрабатывал несколько месяцев в средней школе. Он не подвел тогда, и он не подвел сейчас. Девушка начала краснеть, повернулась к дому, после пары шагов сорвалась на бег. Хлопнула дверью, а вскоре дернулся край занавески, выдавая стесняшку с потрохами.

Выждав для порядка пару секунд, я с понуренным видом отправился прочь. Через десяток метров, сбросил маску влюбленности. Алиса смотрела с интересом, и недоумением. Пришлось пояснить:

— Это проверка. Видела ее реакцию? — Алиса напряженно кивнула. — Я не сказал ни слова, но она прореагировала на мое поведение. Это означает, что при общении с неигровыми персонажами нужно держать ухо востро. Все эти попрыгунчики, скорее всего, получат минусы к репутации у местных. Также, все время нашего бессловесного общения мою голову наполняла одна единственная мысль. Необитаемый остров, мы с тобой, и никаких игр.

— На необитаемом острове, наверное, скучно...

— Разве? Дикие звери, каждый шаг, как полоса препятствий, каждое мгновение жизни — смертельная тренировка! Даже выдающемуся мастеру боевых искусств не так просто выжить в подобных условиях.

— Ооооо! — глаза Алисы засияли. — Мы должны поехать на необитаемый остров! Это ведь называется медовым месяцем?

— Так и сделаем. Только мне больше нравится название медовая жизнь.

Алиса просто лучилась восторгом. Она чудачка, но перевоспитывать ее? Я не настолько глуп, чтобы заниматься подобными вещами. Гораздо лучше воспользоваться ее чудачеством. Фу-ха-ха-ха-ха! Она будет моей покорной марионеткой, и верной женой. Симулятор темного властелина пользуется плохой репутацией, но он мне уже столько раз помогал, что для этой игры я готов сделать исключение, и дать своим будущим детям.

— Так вот, — продолжил я пояснения. — Поскольку я думал о подобных вещах, этой NPC не было смысла так реагировать, понимаешь? Они не могут читать наши мысли, так что их вполне можно обмануть. Именно этим мы сейчас и займемся.

Я шел к вполне определенной цели — наблюдательная вышка в центре деревни выглядела наиболее подходящим местом для реализации моего замысла. Осталось лишь кое-что проверить, и выбрать способ покорения этой вершины.

— Эй, там наверху! — на мой крик через бортик перегнулся деревенский наблюдатель.

— Заданий не даю, помощники не нужны! Вали отсюда!

— Я по другому делу! Знаешь кто там живет? — я указал на дом стесняшки.

— А тебе зачем? — он так и сочился подозрительностью.

— Я только что нашел себе невесту, через час у нас свадьба. Мы поцеловались и поняли, что это судьба. Она пошла наряжаться, в общем, приходи! — махнул я рукой, отворачиваясь. — Выпьешь за наше счастье!

— Врешь! Вы не целовались! — раздался яростный крик мне в спину. Есть! Я ликовал! Он действительно все это время следил за ней. Мне не показалось! Теперь он полностью в моей власти! — Райла такого не могла обещать!

— Оооо… — протянул я максимально насмешливым тоном. — Так ее зовут Райла? Прекрасно, прекрасно… Теперь она точно будет моей.

— Ни за что!

— И как ты собираешься мне помешать сидя там? Как видишь, мое мастерство обольщения не знает равных, — я указал на Алису. — Много ты знаешь девиц, которые спокойно отнесутся к тому, что жених приударяет за другой в их присутствии?

— Т!.. Ты — демон! — наблюдатель бессильно скрипел зубами.

— Но этот демон хочет тебе помочь, понимаешь? — я сделал лицо доброго гаишника, перед которым остановился майбах, где час назад на одном из сидений разлили коньяк. Я готов был договариваться. Я просто жаждал этого.

— Что тебе нужно?

— Мне? — изображаю крайнее удивление. — Мне совершенно ничего не нужно. Вопрос в том, что нужно тебе, чтобы защитить Райлу от посягательств всех этих рыскающих вокруг самцов! Только представь, что они могут сделать с этой беззащитной девушкой. Или ты настолько безжалостен, что решил позвать ее к себе? Через всю эту толпу?! Они ведь ее задавят, толкнут, или что еще хуже прибьют ненароком. И все из-за тебя. Ты виновен в ее смерти!

— Какой еще смерти?! Я ее не звал!

— Но хочешь! — упер я в него обвинительный перст.

— Вовсе нет! Я сам к ней пойду! Прямо сейчас.

— Вот и хорошо. Но ты ведь не можешь оставить пост не оставив никого взамен?

— Не могу, — на его лице появилась злая ухмылка — но и тебе его не доверю. Слушайте все! Нужен человек на подмену!!! Даю… это… задание даю!!!

— Народ, возьмите задание кто-нибудь! Мне нужно закрыть квест на обучение вранью! — добавил я просительно. Народ быстро растерял азарт. — Эй! Ты забыл добавить, что это займет всего пять минут, а не целый день!!! Скажи им, что тебе всего-то к дому смотаться и обратно!!!

— Но мне действительно нужно туда и обратно! — прокричал наблюдатель.

— Отлично! — я изобразил гордость наставника, улыбнулся и показал большой палец.

К сожалению, это отпугнуло не всех. Группа из пятерых игроков целенаправленно шагала к нам. Их лица украшала насмешка: 'Мы знаем, что ты задумал, — читалось в их глазах. — Мы возьмем этого непися под свое крыло, и сами будем выдаивать из него задания'. Сбоку раздался шорох. Это Алиса резко отскочила на два шага назад.

— Эти ребята не шутят, — она приготовилась к бою. — Похоже, нам предстоит нелегкий бой. Будь это тело также сильно, как в реальности, я бы справилась с ними, но здесь...

— И это говорит дочь мастера боевых искусств? Техника важнее силы, — хм, пришло время заработать еще несколько очков в ее глазах. Эти пятеро идеальные жертвы.

— Ты прав… — Алиса понурила голову. — Честь бойца требует, чтобы я это исправила.

— Стой! — я с облегчением вздохнул, когда она послушалась. Чуть не упустил возможность добыть у нее очки репутации. — Я сам с ними разберусь.

Момент очень важный, эмоциональный фон повышен, но мир не замер и рамочка не появилась. Мой персонаж не выполнил ни одного задания, не убил ни одного монстра — он абсолютно нулёвый. При этом мне необходимо отвадить эту пятерку так, чтобы другие не проявили интереса к моему NPC-наблюдателю. Все верно — в этой ситуации возможен лишь один вариант действий.

— Алиса, — я обратился к моей будущей жене со всей возможной серьезностью — сейчас ты должна закрыть глаза и уши. Ты умеешь отсекать восприятие окружающего мира?

— Конечно! Это ведь основа для освоения внутренних стилей боевых искусств, — на ее лице не было и намека на шутливость. Она была абсолютно собрана и сосредоточена. — Я должна это сделать?

— Да. Прямо сейчас отгородись от этой реальности по максимуму, ведь… — плавно поднял перед собой левую руку. Правую отвел чуть назад. Колени мягко напружинились. Полушаг и тело, словно стрела на дрожащей от натяжения тетиве, готово взорваться вихрем движений. — Я собираюсь применить запретную технику...

 

***

— А эта цыпочка ничего, — сверкнул глазами Первет — тощий мужчина под тридцать лет с обширной залысиной. — А тип рядом с ней мутный какой-то. Спорим, у него нет квеста на обучение лжи?

— Разумеется, у него нет такого задания, — Имомуши брезгливо посмотрел на Первета. Ему не нравился этот человек, но на первое время в игре сгодятся любые союзники. — Нам следует быть осторожнее. Он выглядит опасным.

— Что за бред ты несешь? — возмутился Родрик. Черные волосы, черные глаза, черный характер, черный язык. Если бесы существуют, — думал Имомуши — то должны быть именно такими — вечно злыми, с неистощимой тягой к вредительству. Он гадил другим игрокам еще в автобусе, а в пансионе продолжил. Всегда по мелочи, и оттого было еще  противнее.

— Нет, Имомуши прав, — добавил Острог. Нескладный подросток с бритой шарообразной головой и кривыми зубами. Один из лучших игроков кроссгеймовой гильдии 'MagenT', в которой состоял Имомуши. — От этого парня несет превосходством. Это ведь он смотрел на всех свысока в зале собрания?

— Да, — последний член пятерки был, как всегда лаконичен. Длинные перьеобразные волосы синего цвета закрывали лицо. Он назвался Локусом, но Имомуши знал его по другим играм, и там он использовал иной ник.

Имомуши осматривал товарищей по команде и никак не мог привыкнуть к тому, что видел. Он был поражен, когда во время проверки здоровья его отвели в кабину трехмерного сканирования. Так легко и быстро создать игровые модели, до мельчайших деталей идентичные реальным телам… это достойно восхищения. Конечно, Острог предпочел бы другую внешность, ведь именно из-за нее он разочаровался в реальности, и с головой ушел в мир игр. Но получилось то, что получилось.

— Давайте покажем ему, кто тут настоящий геймер! — Первет так и рвался в бой.

Компания двинулась в сторону парочки. Имомуши заметил, что девчонка приготовилась к бою. С шести лет он посещал секцию карате, пока однажды не получил на соревнованиях травму, которая поставила крест на участии в состязаниях. Горечь, заполнявшую его сердце, можно было прогнать лишь тренировками, но во время лечения любые нагрузки могли обернуться еще большим ущербом здоровью. Тогда-то он и втянулся в игры. Однако, четырнадцать лет карате было его жизнью, и хорошего бойца он мог определить безошибочно.

Будь это реальность, Имомуши ни за что не пошел бы на конфликт с этой девчонкой, он чувствовал в ее стойке опыт многочасовых сражений. Игра уравнивала шансы, нужно просто быть осторожнее, и не зевать. Девчонку остановили. Парень, похоже, устроил ей выволочку! Имомуши это не нравилось. От этой ситуации все больше несло поражением.

Неожиданно этот странный игрок принял стойку, что-то проговорил, и девчонка тут же закрыла глаза и зажала ладонями уши.

— Что он делает… — даже Первет на миг растерял свою наглость. Мотнул головой и зло оскалился. — Тварь! Он думает, что чем-то вроде этого напугает нас?

Имомуши знал, что у их противника нет ни шанса, но что-то его беспокоило. И тогда парень выкрикнул:

— Дай!!! — и диким ветром устремился прямо к ним.

Дай — на японском означает великий. Некоторые весьма сложные ката в карате заканчиваются словом dai. Также dai входит в название самых разнообразных школ боевых искусств. В его возрасте выполнить сложное ката? Трудно в это поверить, но использовать имя школы в начале поединка, значит поставить на кон свою честь ученика. Это право дается лишь самым выдающимся и преданным последователям. Кто же этот человек?

Имомуши и его компаньоны остановились, и приготовились к бою. Когда расстояние сократилось до двадцати метров, парень взмыл в воздух. По какой-то странной нелепой случайности, с него начала спадать одежда, и он упал на землю в одних трусах. Прокатился по пыли, однако тут же вскочил. На его лице не было ни малейшей растерянности. Имомуши восхитился его концентрацией, тогда как его спутники начали посмеиваться. На правой ладони противника чуть изогнулись пальцы. Стиль кота! Имомуши ощутил былой азарт битвы, и только потому смог проследить за стремительным движением. Пальцы изгибались все сильней, пока ладонь не стала похожей на лодочку.

Только обостренное восприятие помогло Имомуши понять, что последует дальше. Кровь его вскипела, внутри него пробуждался глубинный страх перед неизбежным.

— Нет! Бегите!!! — крикнул он своим беспечным товарищам. — Этот ублюдок собирается...

Закончить Имомуши не успел. Он хотел убежать, но его ноги словно оказались по колено в трясине. Будто некая сила пригвоздила его к месту, чтобы заставить ощутить всю мощь грядущего удара. Все что ему оставалось это закрыть глаза и уши, однако он не успел и увидел это...

— Дай!!! — покрытый пылью парень, стоящий в одних трусах сгорбился. Рука лодочкой вылетела вперед, голова взметнулась, показывая омерзительное выражение лица, а затем словно в замедленно показе Имомуши услышал окончание… — Га-о-о-о-у-л-ды-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!-!-!

Это было похоже на взрыв. Все тело рвануло прочь, стремясь как можно быстрее отдалиться от этого омерзительного зрелища. Имомуши почувствовал себя так, будто попал под ударную волну. Кажется, он кричал… А затем — все поглотил белый свет.

Из пустоты, заполненной белым сиянием, Имомуши вышел рывком. Он лежал на больничной кровати, от тела отходили провода. Вокруг стояли стойки, с занавесками, определяющие границы личного пространства больного. Через какую-то секунду занавесь отдернулась, вокруг Имомуши столпились люди -  врач, пара медсестер и ВетерДуш.

— Как он? — резко спросила геймер-стрелок.

— Нормально, — сказал врач, осматривая показания приборов. — Несколько учащенное сердцебиение, повышенное давление, но ничего опасного.

— Слава богу, — облегченно вздохнула наблюдатель группы пятьдесят шесть.

— Как остальные? — поинтересовался Имомуши.

— Как?! — зло бросила ВетерДуш. — Сам погляди!

Она отдернула боковую занавесь. Четыре товарища Имомуши лежали без сознания. Острог был весь напряжен, его тело содрогалось в припадке. Все мышцы напряжены до предела. Тот, кто решил обозваться Локусом лежал без малейшего движения. Никакой реакции на уколы и суету вокруг. Будто он впал в кому. У Родрика шла пена изо рта, а Первет, по всем признакам — видел кошмар и никак не мог проснуться. Он дергался, по лицу прокатывались волны гримас, от гневной до жалостливой.

— А теперь, я хочу узнать, что там произошло?! — от крика ВиндСоул медперсонал содрогнулся. Врач многозначительно кашлянул, чем заслужил гневный взгляд. К удивлению Имомуши, доктор даже не шелохнулся. А ведь это глаза одного из лучших стрелков мира геймеров. — Ладно. Наш реал-хиллер считает, что я не должна вот так сразу на тебя наседать. Поэтому сначала расскажи о себе. Проверим твою память. Имя, реальное и игровое.

— Александр Смирнов. Ник — Имомуши.

— Возраст?

— Двадцать пять.

— Каким играм отдаешь предпочтение?

— Я состою в гильдии 'MagenT', в общем, везде, где они играют.

— Должность в гильдии.

— Вербовщик новичков.

— Офицер третьего класса?  А ты высоко взлетел. В анкете сказано, ты серьезно играешь всего несколько лет?

— Да.

— Хорошо. А теперь, что там произошло? Мы не смогли снять нормальную картинку произошедшего. Техники восстанавливают данные, но это займет время.

Имомуши рассказал. ВетерДуш ушла в себя на несколько минут, а после задумчиво проговорила:

— Кто бы мог подумать, что он зайдет так далеко. Сыграть на ненависти всех игроков к подобным типам, вызвать перенапряжение нервной системы, и спровоцировать отключение от игры одним лишь сенситивного-кинестетическим воздействием. Что за кошмарное существо… И ведь при полной реалистичности виртуального окружения эта техника не была бы и на десятую часть так эффективна. Именно разница между привычным мироощущением и восприятием в песочнице сделала подобное воздействие возможным. Он все рассчитал… Сволочь! Но что заставило Байта пойти на такие меры?

— Байта? — по телу Имомуши пробежала дрожь, волосы на его голове встали дыбом. — Вы сказали… Байт?! Байт Зерован?!!

— О! Судя по твоей реакции, ты встречался с ним в играх.

— Да. Однажды одну из групп 'MagenT' разгромил твинк, принадлежащий Восемь единиц. Ник — Мельник. Как-то раз мы застали его за сбором трав. Напали, убили. Какой же это был восторг!

— Восемь единиц всегда прикрывает своих низкоуровневых персонажей с помощью прокачанных, находящихся в невидимости. Полагаю, это был Байт.

— Да. Как же он злился, когда мы начали его беспрестанно убивать, — Имомуши грустно улыбнулся. — Я тогда уже год состоял в 'MagenT'. Серьезно играл всего два года, но успел наслушаться рассказов о непобедимости цифровой парочки. Байт, писал в чат, что не является тем, кто нам нужен. Взвывал к чести геймера. Победа над персонажем — ничто, если им управляет другой игрок, писал он. Мы были опьянены успехом, и не прислушались к его словам. Спустя полгода об этом пришлось сильно пожалеть.

Это был поход на Горудана, в то время подземелье с ним открывалось всего раз в месяц. И на прохождение давалась всего одна попытка. Гильдия многим пожертвовала, чтобы не пропустить никого ко входу. Персонажи умирали, пока удерживали позицию, а вернуться с точек возрождения им не давали другие игроки. РЛ тоже пал. Мы быстро пересоздали рейд с заместителем командира, чтобы войти в подземелье. Уровень за уровнем проходили, сметая всех на пути.

Самая лакомая добыча собиралась в инвентаре предводителя. Он должен был распределить добычу после убийства последнего босса. Рейд продвигался быстро, очень быстро… награда за скорость сверкала перед нашими глазами. Когда у Горудана осталось несколько процентов жизни… рейд был уничтожен. И перед тем как все группы были расформированы, каждый участник получил одно и то же сообщение: 'Помни про Мельника'. Персонаж, которому мы доверились, был одет в точности так, как наш второй рейд-лидер. Имел такие же достижения, общался в том же стиле. Однако в конце его имени стоял знак подчеркивание. Мы так стремились войти в подземелье, что не задумываясь приняли от него приглашение в рейд. Никто не заметил этой маленькой детали. Ни победы, ни добычи. Гильдия замяла эту ситуацию, чтобы не выглядеть идиотами, но вряд ли кто-нибудь из нас сумеет забыть тот случай.

— Вот оно что… — покивала ВетерДуш.

В помещение вбежал техник.

— Мы сумели расшифровать разговор Байта и его напарницы. Минута до происшествия, — техник передал несколько листков

— А сам момент атаки?

— Боюсь, тут мы бессильны. Мы уже передали запрос на устранение этой ошибки в центр разработки. Система среагировала на это событие, как на применение ментальной магии тринадцатого уровня.

— Какого уровня?!!

— Т-тринадцатого, — проблеял техник.

— Это же уровень богов! — возмутилась ВетерДуш. — Внедрение этого патча произойдет еще не скоро!

— Да, но в системе это прописано изначально. По другому никак. И это… за обнаружение настолько критической ошибки мы обязаны выдать вознаграждение в виде очков характеристик. У нас тоже есть определенные обязательства перед игроками, которые нельзя нарушать. Последствия...

ВетерДуш хотела что-то крикнуть, но поперхнулась. Ее пальцы яростно тыкали в лежащих на больничных койках игроков.

— Это! Ты видишь?! Дать ему новые очки характеристик, все ровно, что дать демону дубину! Он нанес вред игрокам, за это должны штрафовать, а не вознаграждать! Какие еще последствия тебе нужны?

— Ответственные администраторы будут понижены в правах доступа, и часть игры останется нерегулируемой, тогда весь смысл тестирования потеряет смысл.

— Что за шутки? Как администрация может быть понижена в правах?

— Система была снабжена мощным аппаратом слежения за действиями персонала для исключения коррупции, и влияния личного отношения сотрудников к игрокам. Учитывая число привлеченных специалистов, имеющих влияние на игровой процесс, это было необходимо. За всеми не уследишь. К тому же, если мы поставим тех, кто будет проверять администраторов, кто будет проверять проверяющих? Программные методы надежнее, но, разумеется, менее удобны в случаях, вроде этого.

ВетерДуш пробежала глазами по листам, и улыбнулась.

— Хо-хо! А ведь малыш Байт назвал это запретной техникой. Определенно это мелкое чудовище знало, к каким последствиям могут привести его действия. Выдайте ему вознаграждение, а потом заберите. Так будет по правилам?

— Д-думаю, да.

— Действуй!

Техник пулей выбежал из больничной комнаты. Имомуши с радостью последовал бы за ним. Лицо ВетерДуш сияло доброй улыбкой, но от этой улыбки веяло смертью.

— Байт, ты настолько мечтаешь закончить свое участие в тестировании, что готов рискнуть моей карьерой? Этого я тебе не прощу. Несносное ДитяКода, твое самомнение переходит все границы. Честь геймера требует принять этот вызов.

— ВетерДуш, ты гейм-мастер и не можете вмешиваться в игру по таким причинам, — урезонил ее доктор.

— Ничего, я найду способ. Идеальных правил не бывает. Всегда есть лазейки. Всегда...

 

 

***

Я привел себя в относительный порядок, прежде чем растормошить Алису. Она резко открыла глаза.

— Уже все?

— Да.

Алиса вертела головой.

— А где наши противники?

— Я отправил их в иной мир.

— Не может быть! — Алиса остолбенела. — Ты убил их?!

— Какой еще убил?! Я отправил их в реальный мир!

— Фух… А почему все так смотрят на нас?

— Ну, видишь ли… некоторых зацепило краем, — я посмотрел на два десятка игроков, лежащих без движения. На вид это было что-то вроде паралича. Они яростно шевелили глазами и пытались подняться. — В любом случае у нас есть более важные дела. Ведь так?

Наш друг наблюдатель после моей победы растерял все свое упрямство, и спустил веревочную лестницу.

— Я готов выдать вам задание, — начал он.

— Не стоит. Мы просто по-дружески выручим тебя, пока ты будешь охранять свою возлюбленную. Однако, не рассчитывай, что мы будем торчать здесь вечно. Рано или поздно мы спустимся и уйдем. Лучше тебе не пропустить этот момент, ведь наблюдать за округой — твое задание, а не наше.

Наблюдатель удрученно кивнул и побежал к дому, в котором живет непись по имени Райла. Алиса бодро взлетела наверх, я не отставал.

— Байт, кое-что случилось, пока я стояла с закрытыми глазами. Думаю, это важно. Как ты и сказал, я отрешилась от мира. И тогда я увидела слова.

— Хм?

— Они висели посреди пустоты. Характеристики персонажа, чат, здоровье, мана, карта… Это ведь все очень важно, правда?

— Да. Это основа для игры. Без всех этих вещей игра превращается в интерактивный фильм.

— Ты знал, что так и будет?

— Это был один из вариантов. И это ясно показывает мне лицо отдела разработки.

— Какое лицо? — завертела головой Алиса.

— Это образное выражение, — я усмехнулся. — Теперь нам остается лишь наблюдать. Внимательно следи за тем, куда бегают игроки, что делают, какие вещи приносят. Чем точнее ты это запомнишь, тем быстрее мы победим. А я пока посмотрю на интерфейс.

— Хорошо.

Вот что мне нравиться, так это ее абсолютная серьезность. Никаких глупых вопросов 'Зачем?', 'Почему?'.

Я сел на деревянный пол вышки, и отрешился от игрового мира. Передо мной возникло привычное оформление игрового окна. Оно висело впереди, выделяясь яркими красками на фоне густой черноты. Размер его был метр на полметра. Слева вверху показатели здоровья — пылающее пламя, и маны — сгусток сияющего тумана. В левом верхнем углу карта — четверть круга со сплошной темнотой. Слева внизу чат игроков, справа серебряный шар, с пробегающими по поверхности волнами. Его я и коснулся в первую очередь. Он разлетелся мелкими брызгами, часть слилась в окно характеристик персонажа.

Объемная модель меня самого стояла и нагло усмехалась. Я покрутил 'себя', для этого оказалось достаточно небольшого жеста и четкого намерения. На каждой вещи висела картонная бирка. На ней было написано название вещи, прочность, и очевидно там же будут дополнительные характеристики. Стандартная одежда оказалась без каких-либо дополнительных плюсов.

Другая часть капель плавно кружилась неспешным вихрем с изменяющейся осью вращения. Я поднес руку, капли начали сливаться в разные фигуры размером с ладонь. Модели пробегали мимо и вновь распадались на сребристую текучую взвесь. Вот двойные двери, с надписью 'Комната достижений'. Вот тоненькая тетрадка, обозначенная как 'Список навыков'. Следом появилась небольшая доска, на ней гравировка 'Те, кто достойны памяти'. Затем колокольчик — 'Связь с администрацией', после маленькая  прозрачная сфера — 'Профессии'. Вновь начали появляться двери, когда часть капель резко отделилась от вихря, превратившись в колокольчик. Он начал покачиваться, разбивая тишину мелодичным перезвоном.

Я коснулся его рукой, он распался на искры, обращаясь письмом. На нем аккуратным, и явно не машинным почерком были выведено обращение администрации:

'Байт Зерован, вами была обнаружена критическая уязвимость в игровой системе. Вам начислены бонусные очки характеристик в размере 20 (двадцати) штук. Однако, вы воспользовались данной уязвимостью в своих целях. Также вы не уведомили об этом администрацию игры 'Десятка', в связи с этим начисление бонусных очков аннулируется. В будущем повторные действия приведут к наложению долговременных отрицательных эффектов на вашего персонажа.

С ув. Администрация.'

Под письмом осталось небольшая область с тиснение 'Ответить'. Я коснулся его. Серебряная пыльца взвилась в воздух, и сложилась в уведомление. Вкратце — там говорилось о том, что общение с администрацией проводится исключительно рукописным способом. Устная речь исключена, так как ее плохо интерпретирует арбитражная программа, а текст, написанный от руки, может быть использован как доказательство в судебном разбирательстве. Дальше шло описание программы анализирующей почерк, и уровня ее достоверности, вместе с предупреждением о тщетности попыток сознательного искажения индивидуальных особенностей письма.

Отдельным пунктом шло описание программы-арбитра, которая регулировала споры между игроками и администрацией 'Десятки'. Чем  больше я читал, тем в больший восторг приходил. Тот, кто придумал эту программу, был тем еще бунтарем. Администрация игры подобна богам, а программа-арбитр — чудесная колесница, способная перенести смертных на вершину Олимпа. Теперь у игроков появился шанс поджарить пятки Зевсу, и уйти невозбранно. Прекраааасно.

После того, как я коснулся надписи 'Ознакомлен', уведомление обратилось пером. Я принялся писать ответ. В предельно вежливой форме я объяснял, что никак не мог их уведомить из-за того, что никакой справки по интерфейсу мне, как и остальным участникам теста не дали.

Спустя некоторое время лист удлинился. Первое письмо от администрации накрутилось на возникший валик. Снизу появилось новое сообщение, где мне сообщали о некоем вреде, который я нанес пятерым игрокам. Я ответил, что это их вина и выставил претензию за нанесение вреда моему душевному здоровью, ведь я теперь чувствую свою вину. И все потому, что они скрыли возможность возникновения подобной ситуации, или что еще хуже допустили небрежное отношение к работе альфа-тестеров.

Письма вновь скрутились. Свиток из писем продолжил накручиваться, когда пришло третье послание от администрации. Судя по почерку, это был другой человек. В язвительном тоне мне сообщали, что, дескать, чтобы впредь избежать подобных эксцессов администрация разблокирует доступ к системному интерфейсу всем участникам теста. Также выразили соболезнования, поскольку игроки, имеющие к нему доступ, обладают преимуществом перед теми, кто еще не обнаружил этой функции. Бла-бла-бла, надеемся на понимание и так далее.

Разумеется, я согласился, но упрекнул неведомого собеседника в грубости, и том, что это усугубило мой душевный дискомфорт на фоне известий о том, что я стал спусковым крючком, который обрушил удар их преступной халатности на моих коллег по тестированию. И, конечно, затребовал компенсацию в виде очков характеристик.

Ответа от них не поступило, но появился новый звоночек. В этот раз не серебристого, а красного цвета. Как оказалось, это было сообщение от программы-арбитра, которая сочла мое требование законным и присудила три очка характеристик.

Три письма — три очка. С одной стороны я был огорчен, ведь по идее мог получить много больше. А с другой… я одолел неведомых админов со счетом три-ноль. Чистая победа. И пришло время увеличить разрыв.

Я вышел из того, что администрация назвала системным интерфейсом, встал с деревянного пола наблюдательной вышки, и прокричал во всю мощь легких:

— Все!!! Слушайте меня внимательно!!! — некоторые игроки прекратили свою суету, и посмотрели на меня. — Бросьте все свои дела. Сядьте и закройте глаза. Я надавил на админов и заставил их разблокировать доступ к чату, просмотру характеристик и всему прочему. Приготовьтесь, чтобы это не застало вас врасплох.

— Заставил админов?! — прокричал один. — Да, ты — юморист!

Послышались смешки, но некоторые послушались меня. Шло время, ничего не происходило. Я буквально чувствовал, как скрипит мозг у администраторов, сидящих на периферии виртуального мира. Они хотели лишить меня преимущества? Пусть сделают это, и потеряют часть репутации, а если отменят свое решение, то я все равно выиграю. Я довольно усмехнулся. Это вилка! Чтобы они не выбрали, я заберу одну из  фигур с этой доски. Вопрос лишь в том, чем они решат пожертвовать.

— Пришло! — вскочил один из тех, кто прислушался к моему совету. — Письмо от админов!

Игроки один за другим закрывали глаза, и начинали исследовать системное меню. Некоторые упорно стояли с открытыми глазами, и вскоре начали падать со взглядом устремленным в никуда. Похоже, их принудительно ввели в то пространство.

Когда суета более менее улеглась, игроки начали смотреть на меня с различными чувствами. Одни с откровенной опаской шептались о том, как я уделал ту пятерку, другие с восторгом обсуждали мое заявление о давлении на администрацию. Я слушал их крики:

— Откуда у тебя тот скилл, это какой-то чит? И как ты узнал о письме админов?

— Да, точно! Если бы кто-то надавил на админов, они бы просто выкинули его из тестеров!

— Вряд ли, — усмехнулся я. — Ведь мое присутствие здесь нужно им, гораздо больше чем мне.

— Хорош свистеть! — а затем я услышал вопрос, которого так ждал. — Ты вообще кто такой?

Толпа игроков затихла. Они ждали моего ответа. Я смотрел на них и думал о том, что каждый из них является моим соперником в этой игре; о том, что кто-то из администраторов невзлюбил меня. Это война на два фронта. С двумя огромными, сильными врагами. Но мне к подобному не привыкать. Шахматы на троих — игра, которую я осваивал с младенчества.

Эти геймеры. Я понимаю их чувства. Администрация подобна богам на Олимпе, а история учит, что перечить им — опасно для здоровья. Прометей, Титаны, Одиссей… Каждый кто осмеливался встать им поперек дороги плохо заканчивал, но сейчас перед ними тот, кто пошатнул трон небожителей и остался невредим. Сочтут ли они меня великим героем или примут за глупого шутника, зависит от того, что я отвечу.

— Думаете, я читер? Не верите? Знайте же, что вы заблуждаетесь. Здесь много геймеров, заслуживших почет и славу. И некоторые, уверен, сталкивались со мной раньше. Вы хотите знать кто я? — герой или шут? Кем мне суждено стать здесь? — В таком случае, разрешите представиться. Мое имя — Байт Зерован!

Деревню накрыла тишина. Все выглядели смущенными, хотя надо мной должно было появиться имя. Донат побери! Неужели я провалился?

Из толпы вышел Тавур.

— Так это была не шутка? Ты действительно...

— Эй, о чем он говорит? — спросил кто рядом.

— Не все знают это имя, — потрясенно проговорил Тавур. — Байт Зерован — имя того, кто известен в мире геймеров, как...                  ДитяКода...

Секунду все молчали, а потом один из игроков рассмеялся:

— Вот черт! Получается, теперь борьба будет идти за второе место? Раз уж тут он...

— Хрена с два, я ему уступлю! — о! Эта та самая женщина, что хотела отбить у меня жену. Стайка подружек стояла рядом с ней, как и в зале собрания. — Даже если он и его подружка — это самиВосемь единиц и Восемь нулей, я не уступлю! Я буду сражаться изо всех сил, как того требует честь геймера!

Выкрики и вызовы следовали один за другим, но это лишь приводило меня в восторг. Ведь у возмущенных и разгневанных игроков было кое-что общее — вера. Они поверили мне, поверили в меня. Пожалуй, сегодня я впервые был рад своей репутации, и благодарен предкам за столь странное имя.

— Ух ты, — протянула Алиса. — Они так оживились! Что будем делать теперь?

— То же самое. Наблюдать за ними.

Алиса спокойно продолжила наблюдение. Пришло время оценить кто из них на что способен. Даже самый умелый гроссмейстер не победит, играя в шахматы на троих всего двумя фигурами. А мне предстоит суровая битва. Очень суровая...

Глава 1.Глава 3
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.