Ген геймера - Глава 25 - Подземелье

Статус: Черновик
17 марта 2015, 20:31       0    106 +1

«Вам предложено задание мирового класса!

Найдите сферу бытия опор этого мира. Встретьтесь с каждым из столпов и заставьте признать себя как достойного.

Награда:

Получение титула !$#*????

Возможность пройти испытание для смены расы “Человек” на “Бог

Личная награда от Арбитра.

Прогресс: 0 из 10»

Именно такое сообщение я увидел после того, ка к программа-арбитр приняла мою претензию. Я пока не говорил о нем товарищам. Сейчас это задание никак не выполнить, а отвлекать их от прохождения подземелья совсем не хочется. Мы шли по пещере, беспорядочно торчащие из ее стен камни могли бы внести сумятицу, но здесь было слишком светло. Не было какого-то конкретного источника света, он мягко рассеивался, словно где-то чуть ниже потолка висели невидимые лампы.

— О чем задумался? – спросил Шё.

— Странное ощущение от освещения. Ты никогда не думал о феномене невидимости? Представь, что над нами некие невидимые лампы. Они светятся, но взглядом их не ухватить. Тем не менее рассеянный свет, отраженный от других объектов, уже не попадает под магию невидимости, потому мы его прекрасно воспринимаем.

— То есть тебя совершенно не беспокоит, что мы прошли три участка по десять метров, разделенные поворотами, но так и не встретили никаких монстров?

– Хм… Знаешь, о чем я еще подумал? У тебя нет лица, один лишь туман вместо него, но по жестам рук, интонациям, резкому наклону головы, от которого твоя синяя грива так сильно встряхнулась, я четко понимаю насколько сильно ты раздражен.

— Это тут при чем?

— При том, что монстры сидят вверху – на потолке. Они невидимы, если тебе нужно это разжевывать. Уверен, они довольно сильные, но по какой-то причине не нападают. Возможно, они спят или на самом деле слабые. Еще одним вариантом может быть то, что они представляют собой бонусную награду или напротив – жестокую кару для тех, кто пытается покорить подземелье… Сейчас мне нужно получить больше информации, поэтому стоит дойти до места, где они исчезнут.

— Вариант с просто освещением подземелья ты не рассматриваешь? – включился в беседу Острог.

— Может быть и так, — покивал я, — только зачем разработчикам такое делать? Просто свет из ниоткуда выглядит, глупая экономия ресурсов. Светящиеся грибы или мох, факелы, магические кристаллы и множество самых иных вариантов. Игра должна завлекать…

— Пфф! Думаешь, кто-то станет тратиться на спецэффекты для мелких уровней? – поинтересовался Шё.

— Не думаю, что игра будет настолько дешева, чтобы игнорировать интересы клиентов на низких уровнях. Чем привлекательнее все будет сейчас, тем больший ажиотаж это вызовет уже после того, как тестеры начнут делиться впечатлениями.

После очередного искривления подземного хода стал виден зал, по краям которого стояли клетки с разными существами. Под потолком висели зеленоватые лозы, оплетающие кристаллы неправильных форм и разных размеров. От каждого исходило яркое белое свечение. Входить в него никто не спешил.

— Камни, — констатировала Карлайла.

— Камни, — покивал Острог. – Байт, ты что-то знаешь о невидимых светильниках?

— Ничего, просто мысль в голову пришла. Алиса, не могла бы ты проверить, что там светит на потолке?

— Сейчас, — она легко оттолкнулась от пола, пробежала по стене, как по лестнице, и схватилась за несколько выступов.

— Вот там, — указал ей на место, на потолке.

— Что там? – поинтересовался Шё.

— Если присмотреться, что видно, что тени от каменных выступов множатся и неоднородны по черное, как будто их освещают с нескольких сторон. Из-за того, что источников света много тени очень маленькие – не присматриваясь заметить крайне сложно. Исходя из линий теней, там должен быть источник света. После отражения от стен и потолка он сильно рассеивается, но определить источники все же можно. К тому же здесь это намного легче из-за освещения, падающего из зала. Оно менее яркое, чем те штуки, что прилеплены на потолок здесь.

— И ты присмотрелся?

— Видишь ли, Шё, я люблю всякие бонусы и сюрпризы. Разве тебе не встречались тайники в различных пещерах? Нажимаешь на выступ и открывается тайная дверь.

— Не думаю, что тут появится подобное, — Карлайла отрицательно покачала головой. – По крайней мере, не в самом начале.

— Думаю, эти невидимые штуки сойдут за бонус, — на слова Иммомуши женщина пожала плечами.

Алиса спрыгнула и ее руки пошли точно в то место, где должен был находиться «светильник», но схватили лишь пустоту.

— Не получилось, — нахмурилась моя будущая жена.

— Попробуй еще раз, — она кивнул и вновь легко забралась по стене под потолок. – Подожди. Прежде, чем прыгать стань невидимой.

— А? – не поняла Алиса.

— Школа Великого переменчивого потока. Покажи свое умение сливаться с окружением и на всякий случай закрой глаза.

Это лицо… сосредоточенное и несколько наивное. Она не задала ни одного вопроса о том, зачем это делать, не усомнилась ни на секунду.

— Она исчезла! У нее что класс вора? – Острог требовательно схватил мою руку.

— Это техника ее школы оттуда – из реальности.

— Подобное возможно?

— Что такое, Иммомуши? Я слышу интерес в твоем голосе?

— Я занимался боевыми искусствами одно время, но затем бросил из-за, — он на миг запнулся, — травмы.

Мне хотелось узнать больше, но в этот миг раздался противный писк-визг, по глазам ударил невыносимо яркий свет. Переход в астрал прошел легко, а сияние поблекло. Сквозь тьму виднелись товарищи и Алиса, оседлавшая огромное насекомоподобное существо. По форме оно походило на богомола длиной больше полуметра, нижняя треть туловища — сияющий кристалл, выглядящий сквозь астрал белым мерцающим пятном с черными прожилками граней. Маленькие лапы с тонкими когтями напоминали собачьи.

Алиса, не открывая глаз, ударила по зеленой голове. Крик твари оборвался, жвалы начали дергаться, вызывая необъяснимое отвращение, сродни тому, которое чувствуешь глядя на выражение лица Первета. Будто, перед тобой нечто противоестественное, чему не место в этом мире. Алиса нанесла еще один удар, лапы яростно заскребли по каменному полу, но после третьей встречи с кулаком моей будущей жены все прекратилось. Кристалл перестал мигать. Вне астрала камень на теле твари светил уже не так интенсивно, хоть и был ярче тех, что висели на лианах впереди.

— Тавур ничего не говорил об этом?

— Ему нельзя выходить из игры до полного прохождения подземелья, — пояснила Карлайла, слепо водя руками по сторонам.

— Я закрылся рукой, но это не помогло, — проворчал Острог.

— Мог просто отвернуться, как это сделал я, — хвастливо заявил Первет. Он с интересом осматривал неведомую тварь, но приближаться к ней не спешил.

— Я не привык показывать противнику спину, — вздохнул Иммомуши, — но тут ты прав.

Родрик справился со слепотой, натянув на себя лицо Локуса. Моргнул пару раз и попытался срезать морду неведомой твари. Затея не удалась, но мастер масок лишь пожал плечами с философским выражением лица.

— Эй, ты! Я ведь говорил не напяливать мое лицо! – Родрик послушно спрятал лицо товарища куда то под одежду.

Когда все снова смогли видеть, мы обследовали тварь.

— Какой у этого уровень? – Карлайла кивнула в сторону светлячка-мутанта.

— Понятия не имею, — Верлад задумчиво потирал подбородок, — класс позволяет мне видеть уровень животных. Система, очевидно, не считает это животным. Или это ограничение подземелья.

— Убьем их? – Острог воинственно ударил кулаком по ладони.

— Нет, нужно идти дальше. Возможно, нам еще придется возвращаться сюда, чтобы ослепить врагов или собрать светильники для прохождения темных мест подземелья. Уверен, что те лианы опасны, а попытка снять с них кристаллы – опасная авантюра.

— Не лучше ли сразу набрать?

— Нет, Острог. Свет может стать и проблемой. Нельзя принимать такие решения наобум. Этот все же возьмем, но у меня нет желания опять слушать такой мерзкий визг, — судя по лицам, остальные тоже не стремились заводить знакомство с родственниками этого «не животного».

Мы прошли в пещерный зал осторожно, небольшими шагами, готовые среагировать на любую угрозу. Клетки у стен казались подозрительными, отвлекали, поэтому на уменьшение нашего числа я среагировал не сразу.

— Хааа… — громкий выдох вырвался сам собой. – Такого я действительно не ожидал.

— Куда делись остальные?

— Понятия не имею, Верлад, но…

— Пропали только те, у кого еще нет класса, — закончила за меня Карлайла. – Думаешь их вернут до того, как мы пройдем подземелье до конца.

— Надеюсь, что так… Ты заметила?

— Да, — покивала женщина, — некоторые из клеток пустые. Их количество совпадает с числом пропавших.

— Начнем с самой ближней.

— Почему, я чувствую себя тут лишним?

— Успокойся, Зиккур, — виду Родрика в этот миг мог бы позавидовать даже профессиональный темный властелин. Такое злобное предвкушение на своем лице дано изобразить не каждому. – Мы, можем быть не так хороши в понимании ситуации, как эти двое, но это не значит, что мы бесполезны.

— Я и не чувствую себя бесполезным.

— Да-да, — мастер масок похлопал оборотня по плечу.

— Я серьезно!

Монстры в клетках, мимо которых мы проходили на крик Зиккура не отреагировали. Огромные рыжие волки; черепахи с панцирем, похожим на обломки скал; плоские змеи, размером с руку и другие представители игровой живности мирно спали. Клетки из ссохшихся ветвей не выглядели надежной преградой. Змеи вполне могли проскользнуть в широкие щели между кривых древесных прутьев.

— Хотел бы я снять шкуру с этого варкаха, — вздохнул Верлад у клетки с рыжими волками, — но мы ведь не станем рисковать и будить их?

— Верно, не станем, — я жестом подозвал его к пустой клетке. – Вместо этого мы рискнем зайти внутрь. У меня есть мерцающий шаг, так что мне и рисковать.

Внутри клетки лежал мелкий мусор – сухие листья, клочки шерсти, ошметки древесной коры. Карлайла закрыла за мной хлипкую дверь, но ничего не случилось. Прыжки на месте и попытка пошатать клеть результата не принесли, под мусором также не нашлось никакого секретного люка.

— Остается пробовать вариант номер два. Зиккур, заходи, — оборотень стал рядом со мной. – А теперь, превращайся.

— Это обязательно?

— Во всех клетках есть животные. Остается надеяться, что это сработает, потому что третий вариант предполагает разбудить кого-то из них и протащить в пустую клеть.

— У самого маленького из тех варкахов восемнадцатый уровень, — заявил Верлад.

— Понял, — заявил Зиккур со вздохом и сменил ипостась. Большой волк смотрел в глаза и начал громко пыхтеть, вывалив язык.

— Ты не волк, а просто большая собака. Ладно, теперь ложись и попытайся не шевелиться, притворись спящим, — оборотень начал гоняться за собственным хвостом. – Верлад, не поможешь его успокоить?

— Я бы хотел, чтобы он подурачился немного дольше… Лежать! — волк тут же упал на живот, а затем нехотя перекатился на бок.

Прутья резко сжались, вдавливая нас с Зиккуром в стену. Тело инстинктивно сгруппировалось, но удара не получилось. Каменная поверхность на поверку оказалось сплетенными коричневыми лозами. Они резко разошлись в стороны, позволяя нам упасть в темную неизвестность. Сквозь смыкающиеся за нами лианы я увидел шокированное лицо Карлайлы. Она тянула вперед руку, а позади Родриг зажал ладонью рот Верлада, срезая его лицо.

— Дона… Кха! — о удара о твердый пол воздух выбило из груди. Рядом скулил оборотень. Руками нащупал тело волка в темноте и понял, что оно все оплетено чем-то мелким и извивающимся. На секунду в голове появилась мысль, что незнание может быть благом.

-Донат побери, — освободить Зиккура удалось, но теперь он пытался вылизать мне лицо. – Тебе срочно нужно поднимать уровень интеллекта!

Волк не ответил. Сейчас телом руководит искусственный интеллект, остается только догадываться какой стыд Зиккур испытывает за поведение своего звериного облика.

— Да тихо ты! Кажется, я что-то слышу. Помолчи, если не хочешь, чтобы тебе снова съели, — волк послушался. – Не знаю, кого благодарить: твой программный мозг или Его величество Случай, но надеюсь, твое благоразумие продлится достаточно долго, чтобы мы успели разобраться с этой проблемой. Впрочем, кого я обманываю… если за все отвечает пресловутый Рандом можно забыть о спокойной и скучной предсказуемости.

Волк клацнул зубами и, кажется, стал тише дышать. «О! … тка! … ку… шаш…» — тихие отголоски эхо не давали разобрать было ли это речью или отголоски чего-то иного, но приблизительно определить откуда именно идет звук мне удалось.

На ощупь вдоль стены идти пришлось несколько минут. Концом стал тупик из лиан. Распутывать их было сложно.

— Зиккур, помоги мне справиться с ним, — судя по звуку волк вместо работы челюстью решил почесаться. – И на что я рассчитывал?

Через несколько минут мучений удалось оторвать несколько лоз и звук стал громче, хотя ясности не прибавилось. За работой чувство времени отступило. Через какое-то время удалось сделать в преграде дыру с ладонь размером. На той стороне виднелись тусклые блики. Эхо стало громче. Теперь можно было точно сказать, что это искаженные звуки чьей-то речи. Как только дыру удалось расширить достаточно, чтобы немного протиснуться, волк оттер меня в сторону и пролез вперед.

— Ну, да. Как помогать, так ты не понимаешь, а когда вперед к спасению бежать, то первый.

Бодрый стук когтей о скалистый пол пещеры сообщил, что зверь рванул вперед. Скулеж, смешанный с рычанием — не самый положительный признак, так что я поспешил пролезть сквозь преграду и помочь оборотню. Тревога оказалось напрасной – волк прогрызал очередной слой лиан и делал это довольно успешно. Красно-рыжие лучи несколько разогнали темноту и показали яростную борьбу зверя с живой мембраной.

— Молодец, — похвалил и почесал волка за ухом. Тот в ответ клацнул зубами у запястья. – Не нравится? Ну и ладно, я никогда не хотел себе собаку.

Вдвоем с преградой удалось справиться быстрее, а свет вместо того, чтобы стать ярче, потускнел. Волк просунул голову в дыру и тут же высунул обратно. В тусклом свете торчащие вверх уши и выпученные глаза выглядели жутковато, но в целом волк выглядел удивленно. Я попытался посмотреть, что там, но зверь снова ее заткнул. Оборотень замер, долгих несколько секунд стоял неподвижно, а после попятился и начал трясти мордой. Помешать мне в третий раз я волку не дал.

По другую сторону преграды находился еще один широкий зал. Краев видно не было, потому что единственным источником света были мерцающие в глазах скелета синие огни. Костлявые руки держались за клетку. Неподалеку от нее стоял Первет, подбрасывая в руке камешек.

— Первет!

— Байт? Где ты?

— Левее тебя, пытаюсь прорваться через стену из лиан.

Как бы ни был необъяснимо мерзок этот член нашей труппы, с мозгами у него было получше, чем у волка. Он быстро подбежал. Четыре руки и одна волчья пасть справились с преградой быстрее и эффективнее, хотя волк иногда кусался. На наши периодические вскрики и ругань зверь не реагировал.

— Что это такое? – указал я на скелета, когда мы с оборотнем оказались на другой стороне.

— Светильник! – гордо выпятил грудь Первет.

— Интересный дизайн.

— Еще один… — горестно вздохнул скелет. – За что мне это наказание? Я три сотни лет мучаюсь в этой глухой пустоте и когда мне, наконец, удалось встретиться с кем-то живым, оказалось, что это лишь лишенные интеллекта подобия людей, — светящиеся точки в глазницах сдвинулись в направлении Зиккура, — и оборотень.

Скелет моргнул – заменяющие ему глаза огоньки сжались в мелкие искры и снова вспыхнули с прежней силой.

— Вот оно! Это мой шанс! Ты ведь разумен? Разумен?! – скелет протянул костлявую руку в сторону волка и тот не преминул ее укусить. Вспыхнули искры, оборотень покатился в сторону с жалобным скулежом. – Похоже, ты еще щенок. Но ничего, я составлю тебе компанию, выращу из тебя сильного и могучего вожака, а ты поможешь мне скоротать время в этой темнице.

Первет кинул камешком в череп скелета. Синие искры тут же превратились в языки пламени, вырвались наружу. Будь у скелета брови, сейчас он бы их лишился.

— Видишь? – сделал эффектный жест Первет. – Модель легко настраивается.

— Я — не светильник! Прекрати говорить эту чушь! Я маг-странник, ученый, исследователь! В былые времена великие умы со всего кон… — речь скелета оборвало новое попадание.

— Я… — тук, ударил по черепу камешек.

— Ты… — тук, еще один.

— Послу… — тук, снова.

— Это уже переходит все мыслимые границы! – в этот раз даже три попадания подряд не заставили самозваного ученого сбиться. – Зачем ты это делаешь?

— Ты – не ученый. Ты — светильник. Ученые умные, верно?

— Я не желаю слышать слова сомнения в своем интеллекте от неотесанного болвана, вроде тебя!

— Ладно ответь на несколько вопросов, — Первет снова начал подбрасывать камешек одной рукой. — Это поможет нам понять ученый ты или нет.

— Задавай, — величественно разрешил скелет. Я хотел спросить у Первета, что он пытается сделать, но он подал знак помолчать. Он явно с трудом сдерживался от смеха.

— Что означает слово пустоголовый.

— Глупец, идиот, недоумок, словом – любым из этих слов я хочу охарактеризовать тебя, однако прирожденная интеллигентность не дает мне этого сделать.

— Может ли глупец, идиот и недоумок быть ученым?

— Ты издеваешься? Конечно же, нет! Это – противоположности!

— Эй-эй, — покачал головой Первет, — разве ученый не должен быть объективен?

— Ученый обязан быть объективным и это — объективное мнение!

— Точно? Может, ты просто слишком резко реагируешь?

— Точно! Совершенно точно! Когда ты уже начнешь задавать вопросы для определения интеллекта? Например, где находится венок короля Савта? Впрочем, твоих знаний для составления вопросов подобного уровня точно не хватит, — глаза скелета снова притухли. Наверное, это то, что называется взгляд в никуда.

— Конечно-конечно… Что ж, вот мы все и выяснили. Ты – не ученый.

— Идиооот, — простонал скелет.

— Не стоит быть столь самокритичным, — великодушно помахал ладонью Первет. – Просто называй себя светильником. Считай это великой честью. От светильника хотя бы есть польза в такой темноте, чего не скажешь об идиоте.

— Общение с пустоголовыми выматывает…

— Других скелетов я здесь не вижу, а разговоры с самим собой до добра не доводят.

— При чем здесь скелеты?

— Но ведь в голове у скелета пусто, а у живого человека в черепе находится мозг. Даже у оборотня он есть, — Зиккур в звериной ипостаси носился за собственным хвостом. – Наверное…

— Мозг важен, но не является единственным вместилищем разума. Форм жизни в этом мире великое множество и не каждая из них может быть помещена в рамки, привычные для человека или оборотня. К примеру, у расы нежити, представителем коей я сейчас являюсь разум находится в ситому. Этот орган имеет приро…

— Но ведь ты не станешь отрицать, что в твоем черепе ничего нет?

— Не стану, но это совершенно бессмысленное сравнение, поскольку…

— То есть ты – пустоголовый.

— Нет!!! – глаза скелета вспыхнули сильнее прежнего, в синем пламени появились оранжевые сполохи. В пещере стало светлее. – Это метафорическое значение…

— Но ведь ты сказал, что все точно. Уверял, что это объективное мнение.

— Ты неверно меня понял, я имел в виду…

— Стоит научиться признавать свои ошибки, Пустоголовый. Это лучше, чем вечно оправдываться и говорить, будто другие виновны в том, что поняли тебя ошибочно. Разум дан нам для того, чтобы делиться знаниями. И если ты не можешь это сделать, то с твоей головой что-то не так… Например, ты можешь однажды заметить, что она совершенно пуста, а сам ты пустоголовый… — пламя в глазницах скелета становилось все ярче и краснее, — безмозглый… но чрезвычайно полезный в темноте светильник.

Скелет молчал. Первет бросил камешек, пламя дрогнуло. Еще один, скелет опустил нижнюю челюсть, но так ничего и не сказал. После этого камни полетели в череп один за другим.

— Да сколько ты еще будешь их бросать!!! – неясно чего было больше в этом крике: ярости или истерики, но рыжий огонь вспыхнул с такой силой, что осветил все пространство внутри пещерного зала.

— Вееечность, — протянул Первет. – Если хочешь можешь бросить что-нибудь в ответ. Ах, простиии, — фальшь и издевку в своем голосе он даже не пытался скрыть, — твоими костяшками ведь неудобно поднимать такие мелкие предметы. Ты мог бы бросить в меня свою голову, но на это твоего ума точно не хватит, ведь ты – БЕЗМОЗГЛЫЙ ПУСТОГОЛОВЫЙ СКЕЛЕТ!

— Рраааа!!! — Крику нежити мог бы позавидовать любой берсерк. Впрочем, в мире «Десятки» пока нет не то, что Одина, а вообще ни одного бога.

Первет мерзко похихикивал, что вызывало лишь новый приступ неприятия к нему, и бросал камни в скелета уже целыми горстями. Тот яростно выл, а затем начал биться о прутья клетки. Несмотря на свой ветхий вид поддаваться они не желали. Скелет попытался их грызть, но не оставил ни царапины. Первет смелся так сильно, что уже просто не мог стоять на ногах. Он перекатывался по полу пещеры, указывал пальцем на пылающего скелета, фыркал и похрюкивал, пытаясь что-то сказать, и снова заливался хриплым хохотом.

Скелет начал бить себя ладонями по голове, чем вызвал еще более бурную реакцию со стороны Первета. Звук вышел настолько забавным, что я и сам поневоле усмехнулся. Возможно это стало последней каплей, а может свою лепту внес раздавшийся со стороны голос Карлайлы: «Что этот тупой скелет делает?». Точно одно –  немертвый полностью обезумел. Он носился по клетке, бил ее ногами и руками, а затем резко замер, чтобы спустя секунду одной рукой перебить шейные позвонки, а второй запустить лишенную опоры голову в смеющегося Первета. Череп стукнулся о пол и улетел не причинив никакого вреда обидчику, но смех оборвался.

— Первет? С ним все в порядке? – подал голос Верлад.

— Не уверен. Как вы тут оказались?

— Помнишь ту большую черепаху? – я кивнул и Карлайла продолжила объяснения. – Родриг снял лицо с Верлада и накинул на ее морду в клетке. Пока она оставалась в форме нашего дрессировщика, мы отволокли тело в нужную клетку. Еле успели – как только лицо отпало, нас забросило в темный коридор. К сожалению, черепаха перекрыла почти весь проход, поэтому мы и задержались. Что случилось здесь?

— Первет издевался над скелетом. Чем больше он злился, тем сильнее горел. Такое вот развлечение.

— Хм! Чего еще ждать от мужчины?

— Что случилось? Моя голова… голова!

— Не твоя… и не голова, — прохрипел Первет подползая к черепу, — а мой… светильник.

— Знаешь… — неуверенно протянула Карлайла, глядя как наш товарищ едва не облизывает от радости черепушку с горящими глазами, — у тебя что-то с губами.

— Это называется улыбка.

— Думаю, она не об этом, Первет. Твои губы зеленого цвета.

— Не может быть… Это невозможно… ты не должен существовать. Не должен! — огни в глазницах черепа сжались в маленькие, но яркие дрожащие точки. Судя по всему, он знал причину метаморфозы нашего товарища и… боялся ее.

— Ах, это… Я только что получил класс и сменил расу.

Первет резко повернулся к нам, его силуэт дрогнул, подобно отражению в зеркале с изъяном. Он поклонился. Одна рука держит череп, другая – элегантно прижата к груди.

— Позвольте представиться. Отныне я представитель расы мара, а мой класс – Клоун Бездны.

Глава 24.Глава 26
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.