Ген геймера - Глава 8 - Баланс

Статус: Черновик
Весело, скучно, интересно, нудно... В мире множество вещей, которые не являются частью друг друга, но видятся людьми так. Нам это смешно, но отчасти эту глупость можно назвать милой. Люди интересны, но нет никого более привлекательного, чем яркий человек, заставляющий разгораться и всех прочих. Авантюрный первооткрыватель Симигл
17 марта 2015, 06:21       0    117 +1

Я, Алиса, Острог и Первет стали в круг, держась за руки. Переход в системное меню походил на плавное падение. Будто мы шагнули в воду, погружение — наиболее подходящее слово. В окружающей темноте мы видели друг друга достаточно четко. Мое системное меню было крупным, как обычно, но информация о других членах группы высвечивалась маленьким списком. Подробности можно было узнать только с согласия другого человека.

Между нами появились серебристые нити, но не целые, а составленные в ряд отдельные мелкие частицы. Признак группы. Чат игроков ожил, рядом появился список друзей и отдельный канал для группы. Как создать гильдию мы пока не знали, но это не настолько уж важно в нынешний момент.

Я посмотрел на карту. Мы обошли довольно большую территорию, чтобы открыть как можно большее количество мест силы. Это место станет нашей первой ловушкой.

— Все готовы?

— Да, — Острог сосредоточенно кивнул. Первет скривил лицо. Алиса крепче сжала мою руку.

— Тогда действуем по плану, я на связи с Карлайлой, вы ждете сигнала. Как только они найдут жертву, я дам сигнал.

Все, кроме меня вышли из системного меню. Я коснулся вкладки чата группы, в полушаге впереди появился деревянный планшет со свитком. По верхнему краю шли пиктограммы с лицами участников группы. Каждый своего цвета. Я взял перо:

— Карлайла, мы на месте.

Прошло некоторое время прежде чем под черной надписью моим пером появилась другая — розового цвета, того же, что и пиктограмма Карлайлы.

— Ясно. Мы наготове.

Теперь, только ждать.

 

***

 

— Кто-нибуууууудь! Пооомооогииитеееееее!!! — Карлайла старательно надрывала голос. Охотники даже не шевельнулись в своих укрытиях. — Ктоооо-ниииибуууудь!!! Пооомоооогииитеее!!

— Ээээй! Ты гдее?! — Карлайла злорадно улыбнулась. Жертва нашлась довольно быстро. Сегодня удача на их стороне.

— Тууут!!! Сюдааа!!

Человек зашумел, проламываясь сквозь наваленные ветви. Охотники постарались на славу. Эта преграда действительно выглядела довольно естественно. Когда же добровольный спаситель появился перед ней, Карлайла скривилась от разочарования.

— Эй! Тебе больно? — 'Похоже, этот простак подумал, что мое выражение лица исказилось от боли. Почему нам попался бродяга? Конечно, это хорошо, ведь перед боем с сильными противниками необходимо отработать план на ком-то слабее. Да, и бонус… — Карлайла окинула жертву взглядом. — Эта накидка… Пончо. Очень странное для обычных здесь нарядов, в мексиканском стиле и такой же яркой расцветки. Сгодится на что-нибудь...'

— Да, я ногу подвернула, — плаксиво протянула Карлайла.

— Подвернула? В игре?

— Ну же, помоги мне? — Карлайла протянула руку, призывая пришельца действовать. Якобы подвернутая стопа была забросана листьями. Другая неуклюже подвернута. Карлайла всеми силами изображала из себя невинную деву, которая даже встать не может без помощи сильной мужской руки.

— Да… конечно… — игрок выглядел ошеломленным. Карлайла знала, что выглядит восхитительно. В лице игрока появилось некая суровость. 'А на вид уже совсем не мальчик. Как же попался в такую очевидную ловушку? — жертва сделала шаг, другой. — Ну же, еще немного...'. Словно очнувшись, игрок побежал навстречу Карлайле. Их разделяло всего пара метров, когда бродяга провалился в заготовленную яму. Он еще не достиг дна, а Карлайла уже бросила тело вперед, прижимаясь к земле. Стоило игроку завершить падение, как что-то звонко хрустнуло, а затем над ее головой с гулкой вибрацией пронеслась ветвь, вздымая кучу сухой листвы.

Игрок испуганно вскинул руки, но ветка не достала до него. На его лице появилось облегчение, он опустил руки, а Карлайла зло улыбнулась. Эта коварная ловушка не отпустит свою жертву так просто. Бродяга вздрогнул. Его взгляд приковался к нити, закрепленной на конце ветви. 'Дошло, наконец? Только уже слишком поздно!'

С тихим шелестом из желтых сухих листов показалась сеть. Шириной она была всего двадцать сантиметров, да и в длину была едва больше шестидесяти. Вот только на ее ячейках были закреплены колючие побеги с поляны, которая стала базой не сдавшимся бродягам. Сеть захлестнула голову бродяги, колючки впились в кожу, и спутались с другими. Игрок взвыл, попытался снять ее, но только изранил руки. Он что-то пытался сказать, но лишь изранился еще больше, и завыл от боли.

Карлайла аккуратно поднялась. Через переплетения колючек на нее смотрели чудом уцелевшие глаза бродяги. В них не было зла или осуждения, лишь непонимание и страх. Карлайле стало не по себе. 'Это, должно быть, больно. Нужно поскорее прекратить его мучения.' Она зашла в системное меню, написала Байту. Через минуту пришло подтверждение готовности. Карлайла посмотрела на бродягу.

— Мо… — с легким свистом нож пробил колючую сеть и вошел прямо в глаз жертве, — жно.

Бродяга на мгновение стал прозрачным, а после вспыхнул, исчезая. Рядом появился охотник, подбирая нож.

— Слушай! — гневно начала Карлайла. — Нужно что-то сделать с этой ловушкой! Она слишком...

— Это не больно. Он просто испугался.

— Не перебивай меня, и...

— Я говорю правду. Хочешь, сама проверь, — он поднял перед ней колючую сеть. Лицо убийцы заставило кровь Карлайлы похолодеть от страха. — Кххрр… Кх-ха-ха-аха-хааа!

— Ты… — 'этот паршивец смеется! Да как он...' — Как ты смеешь меня так пугать?!

— Да, ладно! Это же игра, разработчики все предусмотрели. Сильную боль здесь почувствовать невозможно. Я же на себе эту ловушку проверял, помнишь?

— Да, но… ты верещал как девчонка!

— Вот именно! — охотник гордо приосанился. — Такое мужик может себе позволить только в шутку.

Он опять рассмеялся и принялся демонтировать ловушку. Его друг вышел на помощь. К неудовольствию Карлайлы, он тоже сверкал улыбкой во все тридцать два. 'Вот поэтому, я и предпочитаю иметь дело с женщинами!- зло подумала Карлайла, отворачиваясь. — Надеюсь те двое сделали свою часть работы, и бродяга появится прямо перед основной группой.'

— Почему вы так долго копоши… — перед лицом Карлайлы висела колючая сеть. — Кьяяяяя!!!

Ответом ей был заливистый смех. 'Сволочи!'

— Прости, но ты так забавно пугаешься...

— Ах, да. Как ты относишься к мышам? Хотя, что это я спрашиваю? Лови!

 В Карлайлу полетел труп мыши, она завопила громче прежнего. И только через минуту смогла разглядеть, что это обычная деревяшка с ниткой, только в полной темноте это можно было перепутать с мышью. Охотники гоготали еще громче.

— Слышали?! — раздался голос в отдалении. — Там кто-то кричал! Быстрее!

Смех охотников оборвался, они схватили части ловушки, затем вцепились в Карлайлу, и быстро побежали, в сторону противоположную той, где осталась Алиса и остальные. 'Девушка, девушка, девушка… — мысленно бормотала Карлайла. — Поскорее бы увидеться с девушкой!' Сзади повторились окрики, и Карлайла припустила вперед, обгоняя нагруженных охотников. Там ведь тоже мужики, а с ними встречаться ей совсем не хотелось.

 

***

Как только игрок возродился перед нами, Острог тут же бросился ему под ноги. Когда он свалился, перерезал сухожилия. Бедняга выглядел жутко напуганным и только размахивал руками. На нем была цветастая накидка, похожая на тонкий ковер, который продырявили в центре, а после натянули на человека, да и бахрома эта по краям… Но халявному шмоту на статы не смотрят. Тем более, что это бонусная вещь. Мне хотелось поговорить с ним о присоединении к нам, но этот игрок слишком растерялся. Подобная реакция говорит о многом. Я махнул рукой. Первет схватил полу одежды и рванул вверх.

— Снимай! — игрок яростно ударил его. Первет отлетая, взмахнул мечом. Лезвие прошло по горлу, вспышка и бродягу охватили языки желтого пламени, накидка начала исчезать, но жадюга рванул ее на себя. Через мгновение наша жертва оказалась в паре шагов, а одежда осталась у Первета. — Что еще ты нам отдашь?

— Твари! Я этого так не оставлю! Я… — новый удар Первета вновь убил беднягу. Он исчез, а в траву упало что-то мелкое. Это оказалось кольцо, деревянное, а на нем аккуратными буквами было высечено 'Друг гильдии Единство'.

— Что там? — Первет горделиво стоял с мечом на плече. Убить игрока, который возродился с неполной жизнью многого ума не нужно.

— Проблемы. Надеюсь, это не то, что я думаю.

Я зашел в системное меню и отписался всем, чтобы охотники на бродячих игроков возвращались, заодно посмотрел, что из себя представляет кольцо. Особой информации и не было. Друг гильдии, он и есть друг гильдии, предмет привязан к одному владельцу. Даже если завладеет кто-то иной, использовать не сможет.

Мы ждали, пока вернуться остальные члены нашей группы. Я, Алиса и Острог молча, а Первет шумно ходил, сопел, махал мечом, атакуя невидимых противников, и всячески старался привлечь внимание. Родрик и Локус появились довольно быстро, а вот охотников и приманку пришлось ждать куда дольше.

— За нами небольшая погоня увязалась, — пояснил Верлад, — побегали немного, сбрасывая хвост. Как у вас? Хорошая добыча?

— Скорее тревожная.

— Эта  тряпка завязана на одного игрока, — зло сказал Первет.

— Дай, я хотя бы примеряю ее, — Карлайла забрала наш бесполезный лут и начала натягивать на себя.

— Я думаю, это касается большинства вещей, выданных бонусом.

— Но у наших вещей такой привязки нет, — возразил Локус.

— Да, и меня это настораживает.

— Эй-эй! У меня есть привязка! — Первет высокомерно выпятил подбородок.

— А еще вот это, — я показал всем кольцо. — Тоже привязано к персонажу.

— Хочешь сказать, они научились делать добавлять свойство вещам? — поразился Зиккур.

— Этот вывод напрашивается сам собой, — нахмурился Острог.

— Что будем делать? — Карлайла, казалось, спросила это из чистого приличия. Она все пыталась одеть на себя отобранную одежду.

— Подождем, пока восстановится источник магии. И попробуем поймать кого-нибудь еще раз. Нужно узнать, чем занимаются наши соперники. Время они не теряют, это уж точно. Что ж начнем прокачку.

Мы приступили к физическим упражнениям. Кто знает сколько дней пройдет, прежде чем хоть один стат поднимется на единицу, но терять время нельзя. До восстановления источника на одно воскрешение осталось еще около двадцати минут. Нам придется тут куковать, пока их не станет хотя бы два, а лучше три. Мы должны узнать, с чем нам придется столкнуться.

 

***

Мадалк вернулся в игру после обеда, и первое, что увидел — лицо Теттири. Не самое лучшее видение, но необходимое.

— С возвращением! — лицо Теттири выражало простодушную радость.

— Что случилось, пока меня не было?

— Хмм… — задумался игрок, — особого ничего, но список самого интересного я написал.

— Да, ну? — Мадалк удивленно смотрел на листы, исписанные перечнем событий. — Мог бы и просто рассказать.

— Ну, нет! — Теттири рассмеялся. — Перотир сказал, что я попадаю в твое распоряжение на правах адъютанта-секретаря.

— Не стоит подходить к этому слишком ответственно.

— Нет-нет, по-другому я не могу.

Мадалк отвернулся, ему очень хотелось врезать этому типу. Но нельзя, пока нельзя. 'Сколько же тут выскочек, которые считают себя самыми умными. Держи врагов и шпионов под рукой. Перотир подозревает этого Теттири, а он получил звание главы гильдии не за красивые глаза. Наш стратег сможет привести к победе даже самых неумелых игроков. Хоть мы и говорили, что кураторы уравняли шансы, это не так. Когда Перотир появился в игре, тут же начал сбор информации, а разработку плана он завершил еще во время разбивки на группы. У тех, кто идет напролом, полагаясь лишь на грубую силу нет ни шанса. Даже если это сам Байт Зерован.'

— Приручение? — Мадалк задержал взгляд на третьей строке.

— Да, он ждет только распоряжения.

— Ну, пойдем.

Теттири провел Мадалка к одному из домов в центре. Постучал как-то вяло, но звук получился звонким. Вообще Теттири был каким-то радостным и подвижным, как пудинг. Его трудно было воспринимать всерьез, но Мадалк только и ждал, когда у этого игрока проявится его настоящее лицо.

— Меня Хонс зовут, — представился сурового вида игрок. На вскидку ему было около пятидесяти, но Мадалк отметил, что он назвался игровым ником, а не реальным именем. Игрок со стажем. Это хорошо, будет меньше проблем. — Я закончил изучение навыка. Могу приручить зверей даже большего уровня, но понадобится больше времени, и уровень у них сбросится на первый.

— Ясно. Я отошлю сообщение, сюда доставят клетки с животными. Нужно их одомашнить.

— Хмм, — Хонс задумался всего на пару секунд, — сделаю.

— И все? А как же приручение хищных монстров? Боевая мощь пропадает! Не думаю, что это такой уж частый навык. Можно получить большое преимущество. Тут же либо-либо. Или создание боевого питомца или домашнего. Они ведь даже в уровнях расти не будут.

— Нет, — Мадалк покачал головой. — Мы не будем воевать с другими группами.

— Что?

— Что слышал. Большинство ринется в драку, но рано или поздно у всех появится необходимость в различных вещах, которые не купишь у неписей. Крафт. Мы станем гильдией, у которой есть полезные вещи, а после заключим союз с теми, кто сильнее. Это и будет нашим путем к победе.

— Хорошее решение, — Хонс оскалился. — Особенно, если учесть, что с развитием ветки одомашнивания я смогу делать прирученных животных ездовыми, и применимыми в различных профессиях. Для мельницы или для вспашки полей. Это полезнее.

— Но боевые группы могут прийти и отобрать все.

— Не все, — ухмыльнулся Мадалк. — Далеко не все. Кстати, у кого тут отобрали вещи?

— А, — махнул рукой Теттири, — он там. Вести?

— Веди, — Мадалк пожал руку Хонсу. — Ты что-то без энтузиазма к этому относишься.

— А что там радоваться? Не успел затесаться в друзья клана, как тут же про… терял кольцо.

Мадалк вслед за Теттири подошел к баррикаде, а после спустился за стену города по веревочной лестнице. Обещание неписям было дано, и нарушить его было нельзя, но и на это есть ответ. Игроков этой группы нельзя принимать в гильдию, но можно сделать друзьями. И отвести на места с мобами, в обмен на карту этой территории. Перотир всегда найдет выход. Из врагов они превратились в наемных работников. И вот один из них.

— И как ты умудрился потерять кольцо? — хлопнул себя по лицу Теттири. — Оно же не передается?

— Оно выпало после смерти, — огрызнулся бродяга.

— Ладно, расскажи все подробно, — попросил Мадалк.

Чем больше он выслушивал, тем яснее все становилось. Мадалк оскалился.

— Вот оно как… У тебя есть отметка на карте? — дождавшись кивка неудачливого друга клана, Мадалк крепко сжал его плечо. — Покажи мне!

В мгновение он погрузился в системное меню. Тот, кого он схватил за плечо, выглядел полупрозрачным призраком. Он явно не так хорошо владел переходом. Когда бродяга полностью оказался в системном меню и передал всю открытую карту, а заодно и отметил точку, в которой его ограбили, Мадалк уже знал, что делать.

— Позвать пару отрядов? — спросил Теттири, когда Мадалк вернулся из системного меню.

— Нет. Идем, — они прошли вглубь лесных зарослей. Мадалк остановился, проверил карту. 'Да, здесь уже можно'. — У тебя с собой оружие есть?

— Конечно, — Теттири достал маленький нож. Черное лезвие на такой же рукояти.

— Этого хватит, чтобы убить меня одним ударом?

— Что? Нет, конечно. А зачем...

Мадалк достал из ножен короткий, но весьма широкий меч, приложил его к своей шее. Вторую режущую кромку прикрыл ножнами.

— Бей, что есть сил! Подпрыгни и хорошенько садани ногами по ножнам! — Теттири послушался без малейших колебаний. Мадалк ощутил ранение. Это было не больно, но чудовищно неприятно. Подобный дискомфорт хуже, чем зуд под кожей. И все же, он остался жив. Мадалк упал, он буквально чувствовал как тают очки жизни, схватил за ногу жертву ограбления и вонзил меч ему в живот. Бродяга смотрел раскрытыми в ужасе глазами. — Приготовь свой ножик, как только я выдерну меч из него, ты должен меня добить. Тогда я отправлюсь на ту же точку возрождения, что и он, а не в свое поселение.

— Что? Такой трюк действительно сработает?

— Еще как! Пора навестить наших беспокойных бродяг. Надеюсь, это сильно их удивит. А теперь, — Мадалк рванул меч, на себя и немного в сторону, добивая друга гильдии. — Бей!

Бродяга начал исчезать, сгорая в желтом огне, и Мадалк отправился следом. Мгновения темноты, падение на траву, усыпанную сушняком и лица. Эти шокированные лица были ему сладчайшей наградой.

— Привет, народ! Только не говорите, что не ждали...

 

***

С момента поимки первого бродяги прошло почти три часа. Все выглядели напряженными. Еще бы, такой бесполезной траты времени никто еще не видел в играх. В обычных игрушках за это время можно было значительно развиться, но здесь и сейчас мы даже не можем спокойно развивать статы упражнениями. Нужно быть настороже, чтобы не прозевать, если кто-то случайно возродится в этом месте. Источник восстанавливается со скоростью одно воскрешение в час.

Согласно описанию, которое получили двое наших 'суицидника', истощавшие два соседних места воскрешения, после исчерпания энергии во всех местах силы на неком неизвестном удалении от места смерти, бродяги без привязки к городу будут оставаться хладными трупами на местах. Скорость возрождения при этом составит в минутах — уровень игрока, помноженный на два.

— Да что ж это такое?!!! — закричала Карлайла. Она все еще пыталась одеть эту тряпку, привязанную к другому игроку. Как оказалось, одеть такую вещь можно, вот только при этом ничего сделать ты больше не сможешь. Это было похоже на оковы. Пока удерживаешь вещь на себе, она блокирует твои движения, стоит ее отпустить, она тут же стремительно слетает. Вот и сейчас, чужая вещь взмыла над головой Карлайлы. Скорость была такая, что казалось, накидка сейчас воспарит над лесом, но нет — как только она перестала касаться женщины, тут же потеряла свою резвость и упала вертикально вниз, как самая обычная тряпка.

Я ковырял землю подобранной палочкой. Это была уже пятая ямка, каждая была в два раза больше предыдущей. Выносливость тратится не при каждом действии, а лишь при некоторой минимальной граничной нагрузке. Замерить ее зависимость от выносливости — весьма полезно. Чем точнее я буду знать пределы игровых возможностей, тем эффективнее смогу их использовать. Разумеется, такие маленькие ямки не должны отнимать выносливость, но предосторожность не помешает. То, что пиковая нагрузка, вроде бега или подъема тяжестей влияет на выносливость — нам известно, однако Зиккур сказал, что длительное хождение по лесу тоже постепенно приводит к истощению этой энергии. Монотонная нагрузка снижает выносливость, и рано или поздно мне удастся определить их взаимосвязь.

Я погрузился в системное меню. Как и думал, выносливость не снизилась. Поднялся на ноги и шагнул сквозь рамку в астрал. Впереди колыхались желтые языки пламени магии, скопленной в месте силы. Одна мысль не давала мне покоя. По классу я маг, а это не что иное, как зримое воплощение магии. Видно оно только из астрала, и раз оно здесь есть, то как-то его можно использовать. Три шага и я стою прямо возле него. Если подумать, то через несколько минут это желтое пламя станет больше. Запасов на два воскрешения нам должно хватить, к тому же пока охотники уйдут и расставят ловушку, пока самоубийствами истощат два соседних места силы, пройдет не менее получаса. А затем нужно еще дождаться подходящей жертвы.

До сих пор мне некогда было проверить эту мысль, однако сейчас… почему нет? Я наклонился, протянул руку к желтым языкам и замер. Они неожиданно встрепенулись, плавные обводы пламенных струй покрылись зубцами, будто живая пила, потоки пламени стали жестче и… агрессивнее? Пару мгновения я размышлял, но потом протянул руку дальше, сжимая в кулак. Пальцы сомкнулись на пустоте.

— Куда он делся? — не успел я закончить вопрос, как по бокам появились два огонька поменьше. Они были выше, и немного отличались от пламени источника. Неужели… — Игроки?!

Я так и сидя на корточках начал выход из системного меню. Передо мной почти вплотную стояли двое — наша жертва и какой-то игрок в одежде, скроенной из кусков шкур и меха.

— Привет, народ! Только не говорите, что не ждали… — в затылок ему ударил земляной ком. Это постарался Зиккур. — Эй! Что за глупость, кидаться землей. Это ведь даже урона не нанесет.

Стоило ему обернуться назад, как в глазу низкоуровневого бродяги появился нож. Он успел удивленно моргнуть глазом прежде, чем исчез в огненном сполохе. Нож начал падение, а я распрямился ему навстречу. Ладонь захватила рукоять, обмотанную тряпицей. Удар в горло и половина дела сделана, после воскрешения у него не должно быть больше трети жизни. К сожалению, цели лезвие не достигло. Этот тип даже не глядя перехватил мою руку.

— Отличная у вас команда, отвлекли меня и тут же убили слабого. А перехватить оружие в падении — вообще за гранью. Такое ориентирование в ситуации достойно восхищения. Вы ведь не сговаривались, я уверен, — насмешливые глаза встретились с моими. Как я ни пытался, освободить руку не получалось. — Полагаю, ты и есть Байт Зерован. По описанию подходишь. Теперь я понимаю, как вам удалось убить Перотира. Он не был готов к такой слаженности, но в этот раз все по-другому. Пусть у меня и меньший уровень, чем у нашего лидера, но я к вашим фокусам готов. Пытаешься освободить руку? Бесполезно! У-х-ха-ха-ха-а-аа!!! В этой игре разница между уровнями значит куда больше, чем в обычных. Конечно, игроков большего уровня можно убивать попаданием в критические точки, да и разнообразие уязвимых мест напоминает о том насколько человеческое тело хрупко. Но в чистой силе… тягаться абсолютно бессмысленно.

Игрок быстро вытянул из ножен меч. Он уже собрался меня ударить, когда все его тело вздрогнуло. Моя рука освободилась, и я тут же разорвал дистанцию прыжком назад. Нога за что-то зацепилась, из-за чего я едва не упал на спину. Мимолетный взгляд вниз заставил мое сердце биться быстрее. Я попал ногой в ямку, которую выкапывал только что. Мысли пронеслись порывом урагана. Выход из системного меню… не вернул меня к телу, а заставил появиться… в другом месте? Что за...

Додумать мне не дал враг, с криком он ринулся в мою сторону. Очередной замах оружием и очередная неудача для него. Его движения замедлились, будто он находится в воде. Донат побери! Я еще слишком слаб, чтобы оказать ему отпор. Пресловутый баланс играет против меня! В реальности я бы ему не проиграл. Глупые игры!

Я успел отбежать на пару метров в сторону, когда он вернулся к нормальной скорости движения. Враг обернулся со злым лицом, но потом вдруг расхохотался.

— Сначала аура страха, при появлении которого возник кратковременный ошеломляющий эффект, а теперь аура замедления. Вы ребята не перестаете меня удивлять. Из-за разницы в уровнях, они не должны быть настолько эффективны. Однако же никаких штрафов не налагается. Это может быть объяснено только одним… Двое из вас те, кто призвали их, я прав?

— Понятия не имею, о чем ты говоришь, — нахмурился Верлад.

— Правда? Ха-ха-ха-ха! Это очень хорошо! Очень! Пусть вы и не знаете, но мне следует вас поблагодарить. Впрочем, это не важно. Вы так защищаете этого Байта, а ведь могли использовать эти способности позже и нанести мне серьезный урон. Это игра. Вам следовало позволить мне убить его, но не раскрывать свои козыри. Теперь же я к ним готов.

— Не пытайся задурить нам мозги, — вперед с мерзкой ухмылочкой вышел Первет. — Байт Зерован даже на первом уровне способен тебя уделать. Даже голыми руками и без особой экипировки. Я свидетель его силы. По честному, она… бросает в дрожь!

— Каков бы ни был игрок, ему не преодолеть баланс. Это нерушимый закон. Никто не может перешагнуть правила. Это так же верно, как то, что ты сейчас умрешь!

Короткий, но широкий меч упал сверху вниз, но случилось что-то странное. Меч Первета воткнулся в грудь противника, который каким-то образом промахнулся.

— Что-то я не умираю, — Первет мерзко захихикал, а затем надавил на меч. Враг отпрыгнул, скосил глаза вниз и влево.

— Что?! Еще одна? Вот оно что… аура неприятия снижает шанс попасть по цели. В таком случае нужно просто повысить свою ловкость. Мех на одежде врага слегка засветился серым, глаза противника стали отсвечивать тем же цветом.

— Блокируй! — Верлад крикнул еще до того как игрок начал движение, только поэтому Первет успел вскинуть меч, принимая удар, от которого едва не упал. — Этот тип — охотник!

— Что? При чем тут это? — В лицо врага прилетел еще один ком земли, тот дернулся, а Верлад что-то метнул. Враг уклонился, не сразу осознав, что это палка. Первет воспользовался этой ошибкой и ударил мечом. У охотника был всего один нож, и я сжимал его в руке. Увы, удар Первета оставил всего-то царапину на лице гильдийца, которая не кровоточила, а просто выделялась красной полосой. Я бросил нож Верладу.

— Благодарю, Байт. А теперь, как ты смотришь на то, чтобы немного уровнять наши шансы? — куртка старшего охотника засветилась светло-коричневым, такими же стали глаза. — Подражание зверю — классовый навык. Специальный ритуал, проведенный неписью-охотником над шкурой животного, дает игроку возможность увеличить одну или несколько характеристик.

Верлад махнул ножом, метя в корпус, затем ловко извернулся, и лезвие пронзило руку противника чуть повыше локтя.

— Для этого кусок заговоренной кожи должен присутствовать в одежде охотника. Судя по всему, он использовал подражание лесному коту, и так увеличил себе ловкость.

— Почему ты раньше о такой способности не рассказал?! — возмутился Первет, но Верлад проигнорировал этот вопрос.

— В его одежде также присутствует кабанья кожа. Скорее всего, он может подражать и ему тоже. Думаю, он увеличит выносливость, — противник скрипнул зубами, делая новый замах. Верлад усмехнулся, уклоняясь. — К несчастью для тебя, мое животное — олень. Очень удачно вышло, ведь это — награда за выполнение уникального задания. Это подражание увеличивает сразу несколько характеристик.

— Несколько? — он снова скосил глаза вниз и влево. — Полагаю, спрашивать какие именно и на какую величину бесполезно?

— В точку, — Верлад не спешил нападать. Зиккур обходил противника сзади, остальные подходили с боков, чтобы окружить его. Противник оценил расстановку и посмотрел влево и вверх. Донат! Сомнений быть не может, этот тип… видит системное меню! Но как? Ведь все окутывает тьма, и кроме рамки и желтых огоньков ничего вокруг не рассмотреть. Может ли быть… Все время, чтобы максимально быстро отрешиться от  окружающего мира, я и остальные закрывали глаза. Может ли быть, что погружаться, оставляя их в процессе открытыми...

— У меня все еще достаточно жизни, чтобы спокойно расправиться с вами.

Он видит… Спокойнее, Байт. Спокойнее… Отрешиться. Погрузиться в системное меню. Мир вокруг начал меркнуть. Все темнее и темнее, вот уже появилась рамка, но мир вокруг был еще виден. Пусть и с тусклыми затертыми красками. Я попытался задержаться в этом состоянии, и был вознагражден. Мир мигнул, возвращаясь к привычной яркости. Но теперь все было несколько иначе. Передо мной висело сообщение об активации системного меню ограниченной функциональности. Все элементы меню расположились на расстоянии полусогнутой руки, но так, что не перекрывали основной обзор. Полупрозрачные, они становились ярче и плотнее при фокусировании взгляда на них.

Противник скашивал глаза явно больше, чем я, при взгляде на таблицу лога. Я попробовал схватить блок рукой и подвинуть. Это удалось без каких-либо проблем. В пространстве ее можно было вертеть как угодно. Выскочило сообщение о получении достижения Боевая концентрация. Очевидно, что вход в такое меню должен проходить во время битвы, из-за которой игрок предельно концентрируется, но в моем случае вышло немного по-другому. Нужно написать об этом программе-арбитру. Сомневаюсь, что получу за это очко характеристик, но капля камень точит.

В районе пояса виднелись десять прозрачных сфер. Не приходилось сомневаться — это символы тех десяти сил местной магии. Я все еще не вложил ни одного очка ни в одну из них. Вначале я должен взять уровень. Когда будет десять свободных очков, открою сразу все. Возможно, за единовременное открытие появится какой-нибудь бонус.

Враг хотел что-то сказать, но отвлекся на атаку Первета. Он вновь замедлился, и пропустил сразу два удара. Острог ранил его в бедро, но и сам получил кулаком в ухо, от чего движения бритоголового стали менее точными. Я позволил себе отвлечься на мигающее кольцо навыков. Тот же желтый сектор при нажатии обрадовал меня сообщением о новом навыке.

Мерцание. Маги искушены в тайных искусствах и обладают особыми талантами, которые недоступны прочим. Одно из них способность покидать тело, переходить сквозь астрал, и затем возникать в ином, перемещая тело мгновенно к месту своего выхода из этого таинственного пространства. Наблюдатели сего действа, не обладающие знанием о тайнах великих сил, замечали лишь исчезновение тела мага и возникновение его в другом месте. Именно с их подачи это стало называться мерцанием. Маги прошлого были особенно жадны до своих тайн и не стали исправлять невежественных. В астрале сильный дух магов не ограничен цепями привычного мира, и стремительность их передвижения столь существенна, что еще секунду после выхода из астрала, они способны сохранить пятую часть своей скорости.

Внимание, поскольку данная способность требует от игрока класса маг быстроты реакции, в целях сохранения баланса ограничения связанные со скоростью передвижения в астрале сняты полностью. Напоминаем, в основном игровом мире ваша максимальная скорость по-прежнему ограничена, и высчитывается на основе показателя ловкости!

Я поневоле начал злорадно ухмыляться. Мерцание сродни телепортации, но главное не это. В течении секунды я буду сохранять двадцать процентов своей скорости, которая не имеет программных ограничений в астрале? Интересно… Интересно настолько, что хочется опробовать это прямо сейчас.

— Зерован, что с тобой?! — Карлайла беспокойно вглядывалась в мое лицо.

— Я только что получил очень хорошие новости, — пока я изучал новый навык ситуация на поле боя почти не изменилась. Мне было прекрасно видно, что с врагом по-прежнему бьются только Первет, Верлад и Острог. Зиккур на три метра позади него присел, упираясь руками в землю, будто собирался бежать с низкого старта. Он явно хочет продемонстрировать еще один из приемов, которые они скрывают. Раскрыть их нужно, однако… мной завладело странное возбуждение. Зуд, который раздражал саму мою суть, требовал, чтобы я опробовал новый навык немедленно. Странное чувство, и такое знакомое… но смутное в то же время, как будто это что-то давным-давно забытое.

Еще не понимая, что я делаю, погрузился в полное системное меню. До того как понял, уже рванул с места к одному желтому огоньку в окружении других. Руки работали синхронно с ногами, но на последнем шаге… движения замедлились. Нет — это ускорилось восприятие. Правая нога вырвалась вперед. Левая рука плавно и медленно обогнала ее, раскрываясь прямой ладонью и замирая недалеко от желтого огонька. Да, где-то здесь начинается его тело. Почему я это фиксирую? Для чего?

Цифровое тело, в отличии от меня, не задавалось этими вопросами. Правая рука сзади напряглась. Ладонь распрямилась, создавая копье, ринулась вперед. Движение казалось все более медленным, но я знал, что в действительности скорость лишь растет. Вот она уже приблизилась к предполагаемому телу врага. Странно… Я бы ударил в другое место, так почему же мои инстинкты… Окружающая тьма стала пропадать, постепенно проявлялся мир, как и противник. Ах, вот оно что… теперь я видел — ладонь-копье нацелилось точно в рану, которую нанес Первет в самом начале боя.

Пальцы медленно, со скоростью улитки вошли в тело врага. Сопротивление почти не ощущалось. Удивительно, но чувство было такое, будто рука действительно прошивает насквозь человеческое тело, а не цифровой макет. Я ощущал сопротивление костей, вибрацию от их разлома, и в конце концов — свободу, когда ладонь вышла из спины врага. Я смотрел прямо в его глаза. Наши лица разделяло едва ли больше пяти сантиметров. Я видел каждое микродвижение его выражающего ужас лица.

Его тело медленно начинало гореть, а после мир одним махом вернулся к нормальной скорости, а противник исчез в яркой вспышке. Звук, похожий на сдавленный кашель привлек мое внимание. Зиккур… Я резко повернул к нему голову, взглянул в глаза. Реакция оказалась странной. Он вдруг покрылся шерстью, на пальцах выросли когти, лицо превратилось к волчью морду.

— Вот ты какой, охотник… Может пора уже выложить все начистоту? — Волк ответил рыком, в котором чудились скулящие нотки. Я хотел протянуть к нему руку, но не смог. Рука, которая только что пронзила противника, теперь висела безвольной плетью. Я посмотрел на системные сообщения.

Вы открыли прием рукопашного боя Рука-копье.

Внимание! Для вашего класса действуют штрафы при использовании данного навыка. Урон снижен до 25% от максимального. Половина от нанесенного урона возвращается вам.

Вы получили травму. Кости вашей руки раздроблены. Для исцеления воспользуйтесь помощью целителя. Травма будет исцелена самостоятельно через 23 ч. 58 мин.

Я читал и не мог понять. Откуда? Откуда во мне это ликование? Радость победы? Нет… Это предвкушение… Этот балабол многого тут наговорил, но кое в чем был прав. То, о чем я на краткий миг забыл. Баланс. Ни одна игра не обходится без баланса, а потому я уже предвкушаю использование этой странной магии. Нужно лишь взять уровень… Мобов вокруг найти быстро не получится, значит нужно воспользоваться иным вариантом… Стоп! Стоп-стоп-стоп!!!

Я посмотрел на ладонь левой руки, пытаясь отыскать в переплетении линий ответы на свои вопросы. Я даже и не помню… когда же в последний раз… я хотел взять новый уровень. Что со мной происходит? Откуда взялось это чувство? И почему оно… так нравится мне? Я посмотрел на Алису, и встретил ее понимающий взгляд. Да, она поняла… но, похоже, ее вовсе не волнует то, что игра больше не одно лишь средство для помощи ее школе. Она даже довольна, будто я, наконец, оправдал ее ожидания… Только не говорите мне, что она знала, что так будет? Алиса, мне жаль, но что-то пробудилось во мне… Теперь я не смогу сказать, что победа в этой игре лишь для тебя одной. Это красиво бы звучало, но теперь она важна и для меня. И раз уж в твоих глазах одобрение… Алиса кивнула, будто могла читать мои мысли. Я снова посмотрел на ладонь. Эти линии ничего мне не сообщают, но говорит что-то иное. Где-то глубоко внутри оно… нет — я сам. Само мое существо кричит:

— Я хочу победить, — слова, сказанные вслух, упали на мир тяжелым молотом, а ладонь сжалась кулак.

 

***

Логурт не спеша вышел из технического отдела. Все было как обычно, никто ничего не заподозрил. Лишь зайдя в свой кабинет, который совершено точно был лишен устройств слежения, он позволил себе расслабиться и тихо посмеяться. Доктор подошел к столу, вытащил из ящика телефон, набрал номер и едва трубку сняли, произнес лишь два слова:

— Он пробудился.

На той стороне тут же отключили связь. Логурт откинулся на своем кресле и позволил себе посмеяться еще немного. Он не мог себя выдать и зайти в игру сейчас, чтобы поучаствовать в параде. Он даже не мог поинтересоваться этим напрямую, чтобы не вызвать у наблюдателей подозрений. Но вскоре сотрудники обязательно начнут говорить об этом и можно невзначай послушать об их выходках.

'Восемь нулей и Восемь единиц, вы уж там хорошенько оттянитесь и за меня тоже… Интересно, сколько серверов вы успеете положить на этот раз? Мои гильдмастера… ради вас я готов даже играть в эту скучную шпионскую игру. В этом ли не главная сила геймера? Вы научили меня этому, и я воспользуюсь всей своей силой и вынесу любую скуку — это не самое сложное. В этой игре мы обязательно победим, как бы наши противники не старались. Если бы ВетерДуш знала насколько близка к истине, когда называет меня реалхиллером. Но ее неведение нам только на руку. Эта игра все еще далека от своего завершения… Ген геймера… Наша борьба еще не завершена'.

 

 

Глава 7.Глава 9
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.