Зеркала Арона. Книга 1 - Посвященный - Глава 2. Три должника

Статус: Завершено
Первая обязанность человека в жизни — быть как можно более искусственным. Вторая же обязанность человека — до сих пор еще никем не открыта. Оскар Уайльд
06 февраля 2018, 17:12       0    112 0

— Первый должник, с которым тебе нужно разобраться — картограф Кинорд. Он задолжал мне немалую сумму за ингредиенты для своих чернил. Живет на улице Искусств.

— Где именно это находится? Я города не знаю.

— Вот, — Астар разровнял пыль на дороге и начал выводить пальцем линии. — Мы здесь. Пройдешь по улице Закона, затем между зданиями прачечной и булочной найдешь проход. По нему выйдешь на улицу Тружеников. Повернешь направо, на перекрестке свернешь налево. У Кинорда самая красивая вывеска в городе. Что на ней изображено пояснять не нужно?

— Нет.

— Вот и хорошо. Иногда перед его дверьми настоящая очередь выстраивается, так что запасись терпением.

— Очередь за картами? Почем продает?

— Тебе не по карману, — усмехнулся Астар — и очередь не за картами, а за портретами. Кинорд — отличный художник. Картография — его страсть. К сожалению, она забирает слишком много денег, а отдачи почти не приносит. Картинами он зарабатывает на жизнь и материалы для новых карт.

Солнце начало напекать затылок. Марк провел рукой по лбу. «Пота нет. Симуреальность не совершенна, и потому так привлекательна.» От мысли о предстоящем задании накатило чувство дежавю. Больничное фойе, жара, очередь.

— Надеюсь, обеденного перерыва у Кинорда нет?

— Какой перерыв? Ему еду благодарные клиентки передают. Все хотят подмазаться к нашему гению.

— И записки с благодарностями пишут?

— А как же.

— Тогда и вы напишите записку. Соберите еды какой-нибудь. Если прикинусь посланцем, меня пропустят без очереди, правильно?

Брови Астара поднялись. Он внимательно посмотрел на Марка, пожевал губу и ушел в дом.

— Пацан, ты меня пугаешь, — толстый торговец за соседним прилавком задумчиво чесал обвисшую щеку. Потом скосил глаза на пустоту перед собой, вздохнул с досадой и махнул огромной ладонью, будто отгоняя невидимую муху.

«Что это с ним? Досадует, что сам не додумался до подобного? Или… Впрочем, какая разница.»

Через несколько минут, Марк получил корзинку с фруктами, в центре торчала, сложенная пополам записка. Взглянул напоследок на линии, выведенные в пыли, повторил про себя инструкции, и отправился выполнять первое задание.

Нужный дом нашелся быстро. По обеим сторонам улицы на стульях и скамьях расположились женщины в роскошных платьях. Это было похоже на кастинг массовки для бальной сцены высокобюджетного фильма. Контраст с общей серостью одежд был так силен, что пораженный Марк невольно замедлили шаг. Довольные дамы хихикали, сверкая глазами.

«Не забывай зачем пришел.»

Едва открыл дверь, как увидел идущего на встречу игрока.

— Квест на доставку? — Марк кивнул. — Он наверху. Только лучше сделай все побыстрее, а то дамочка сильно нервничает. Покусает еще.

— Спасибо, учту.

Лестница на второй этаж была покрыта хаотичными узорами. Марк сел на корточки, чтобы рассмотреть получше.

«Карта?»

Он огляделся. Кувшин на столе, сам стол, стены, перила лестницы — все было покрыто линиями. Удивительным образом, все эти контурные карты не вызывали раздражения своим нагромождением.

«Если однажды понадобиться узнать, где находится нужное место, принесу Кинорду угощение.»

Поднимаясь по лестнице, Марк старался запомнить как можно больше из раскиданных по всем сторонам схем. На втором этаже карта была лишь одна. Огромный кусок кожи занимал всю стену. Закрашено было пятно сантиметров сорока в диаметре. В центре — город, вокруг — дороги и леса. Это была не схема. Больше походило на фрагмент картины. И этот фрагмент дышал жизнью. Нечему удивляться в век интерактивных карт и высококачественных мониторов, но Марк испытывал восхищение, глядя на эту работу. Прикоснулся рукой, листья нарисованных деревьев щекотали ладонь. Носа коснулся запах сырости и прелых трав осеннего леса. Дотронулся до чистого участка полотна — ничего, просто гладкая поверхность.

— Почувствовал? — Марк так увлекся, что не обратил внимания на хозяина дома и его модель.

— Да. Прошу прощения.

— Ничего, — художник-картограф улыбался. Сапфирового цвета глаза, с россыпью серебряных искорок вокруг вертикального зрачка, смотрели без осуждения. «В этой игре не только люди есть?» — Поставь корзину на стол.

— У меня еще записка.

— Надеюсь, ты не хочешь, чтобы Кинорд все бросил, чтобы написать тебе ответ?

«Она действительно не в духе.»

— Писать ничего не нужно, — женщину эти слова не успокоили.

Кинорд пробежал глазами по строчкам мелких символов, и покачал головой. Бело-желтая грива пошла волнами. «Почему все художники отпускают длинные волосы? Они разве не пачкаются в краске?»

Картограф отошел к шкафу, а заказчица недовольно запыхтела. Передавая вытянутый кошель Марку, он тихо добавил:

— Мне бы не хотелось однажды остаться без обеда.

В воздухе возник прямоугольник в фиолетовой рамке.

Вы получили задание «Скромность афериста».

Кинорд просит вас сохранить в тайне уловку, которая позволила вам попасть к нему по личному делу вне очереди.

Награда: Повышение репутации у персонажа Кинорд на 30 единиц.

Штраф за провал: Метка «Клятвопреступник»

Особое условие: В случае отказа, ваша репутация в городе Намайр уменьшится на 100 единиц.

Принять Отказаться

«Есть репутация для персонажа, и отдельно для города. Похоже, изменять ее могут не все, иначе бы Астар этим воспользовался. Он выглядит ушлым типом, который использует любые средства для достижения своих целей. И еще существуют некие метки… Ни о чем из этого в сети не пишут. Выходит, информация достаточно важная, чтобы не говорить об этом нигде, кроме закрытых разделов на форумах гильдий. Информация — самый дорогой товар. Нужно держать глаза открытыми.»

В задумчивости, Марк мазнул взглядом по кнопке «Принять», и она активировалась.

«Тыкать пальцем в кнопку не обязательно… Или это только в случае окошек с фиолетовой рамкой? Интересно.»

— Спасибо. Признаться честно, я ничего сам не готовлю, слишком привык к тому, что меня балуют, — так же тихо сказал Кинорд, возвращаясь к холсту, кистям и палитре.

Стол, забитый едой, не оставлял сомнений в правдивости картографа. Марк снова посмотрел на фрагмент живой карты.

«Одна из важных частей любой ролевой игры — профессия. Научиться чему-то вроде этого было бы чудесно.» В голове всплыли слова Братова-младшего: "… Да, как обычно. Пытаемся профу получить, мотаемся по поручениям, мобов бьем..."

«Он здесь больше года и до сих пор не получил профессию. Если спросить об этом Кинорда, что он ответит? И, главное, как отреагирует?» Марк пошел к лестнице. «Риск слишком высок.»

— До свидания, — Кинорд в ответ кивнул, а его клиентка гневно сжала губы.

Когда Марк вернулся к Астару, часы в его лавке показывали тридцать пять минут одиннадцатого.

— Шустро ты. Теперь к следующему...

— Одну минуту. Кинорд, просил не рассказывать никому о том, как я к нему пробрался.

— Эм… спасибо, что предупредил, — Астар как-то нервно улыбнулся, и посмотрел на соседа. Тот поднял бровь и хмыкнул:

— А ты чего ожидал? Я-то болтать не стану, а тебе лучше следить за языком.

— Ага, учту. Кхм… на чем мы там закончили? — Астар заметно нервничал. «Неужели он уже разболтал об этом?» — Точно, второй должник. На улице Тружеников есть огромный котел. Там внутри харчевня, но тебе нужно чуть дальше. По другой стороне улицы в третьем доме от «Большого Котла» живет Вастис. Он резчик по камню, и обещал мне кое-что сделать.

— Что именно?

— Тебя это не касается. Заберешь изделие, принесешь мне. Все, иди. Время на месте не стоит, и ты не стой.

Марк почувствовал себя оскорбленным. Он всегда старался использовать время максимально эффективно. Старался просчитать все варианты, чтобы в случае непредвиденной ситуации адекватно среагировать. Однако, Астар лишь отмахнулся от его аргументов. Глупые люди всегда раздражали Марка, поэтому к дому резчика он подошел не в лучшем расположении духа.

На стук из дверей вышел невысокий мужичок с черными свалявшимися волосами и такой же бородой. Сощуренные глаза с подпухшими веками смотрели настороженно.

— Тебе чего?

— Я по поручению Астара.

— Аааа… так ты к мастеру Вастису? — Марк кивнул. — Так его сейчас нет, он на арену ушел. Сегодня, вроде, хорошие бои должны быть. Позже заходи.

— Позже нельзя, где находится эта арена? Объясните? Или, может, карту нарисуете?

— Ну, это сложно будет… А что, сильно надо?

— Да, времени не так уж много. Поэтому нужно очень сильно.

— Угу, подожди я сейчас. Мне тоже кое-куда сходить надо. Сейчас-сейчас! — донеслось из-за двери.

Через пару минут мужичок вышел с небольшим свертком.

— Туда, — махнул он рукой. Когда проходили мимо «Большого Котла», шумно вдохнул носом. Порыскал рукой в огромном кармане затасканного и порванного в нескольких местах халата, вытащил две медные монетки. Полюбовался на тусклые солнечные блики, и резво пошел дальше, будто пытаясь сбежать от соблазна и голода.

«Здесь есть нищие. Возможно, он не только на Вастиса работает, но и где-нибудь на центральной площади милостыню просит. Развернет эти тряпки, усядется на них и причитает о горькой судьбе? Получится ли его как-нибудь использовать? Кто знает, какой информацией он владеет. К тому же, можно не боятся потери репутации.»

— Все. Тебе дальше еще два переулка, там повернешь, ну… спросишь, тебе объяснят. Мне тут сворачивать.

— Спасибо.

Нищий ничего не ответил. Марк пошел дальше.

— Эй, Вастис! — Марк резко развернулся на голос. — Ты когда уже себя в порядок приведешь? На тебя же смотреть страшно. Заходи, скидку сделаю! — мужчина под вывеской в виде скрещенных ножниц и гребня со смехом кричал вслед тому, кого Марк принял за нищего. Тот обернулся, посмотрел со злобой в глазах… через секунду рванул с места, как уличная собака, получившая хороший пинок.

«Вот же гад!»

Вастис свернул в проход между двумя домами. Марк ринулся следом, но обнаружил пустой тупик. Добежал до конца, и лишь тогда заметил справа узкую щель, с другой стороны которой мелькнул разодранный халат.

«Если он часто устраивает такие забеги, то не удивительно, что его одежда в таком состоянии.» Марк побежал обратно, нечего и пытаться втиснуться в ту каменную кишку. Вастис удирал зигзагами, резко сворачивал на перекрестках. Один раз даже умудрился развернуться на сто восемьдесят градусов и проскочить почти вплотную к своему преследователю. Марк, в попытке повторить этот трюк, скользнул по мощеной дороге, ушиб колено, и нырнул в пыль, как воробей перед дождем.

«Как он это делает? — Марк гнался за Вастисом по прямой, но не мог догнать. — Откуда такая скорость?» А потом его осенило: «Как я мог забыть, что это игра? Все чувства твердят, что это реальность. Но что делать? Так я его не догоню… и провалю задание. Что делать? Что делать? Что делать?!!!»

В глаза попал солнечный зайчик, затем еще один. Впереди Марк заметил фигуру воина в начищенных до блеска доспехах. «Стражник? Игрок?». Мысли неслись бешеным галопом, а легкие уже с хрипом выжимали из себя воздух:

— Держите вора! Хват… Хватайте ег… его! — воздуха не хватало, Марк снова упал. К счастью, Вастиса задержал тот самый воин в сверкающих доспехах.

— Нет! Это мое, я ничего не крал! — Марк уже был в двух шагах. — Готов подтвердить все перед зеркалом истины!

— Ну, что скажешь? Что у тебя украли?

— Не у меня. Он принял заказ, заранее взял оплату, а теперь отказывается отдавать товар. Я должен его забрать, и отнести заказчику.

— Что за товар?

По спине Марка пробежал холод. Он не знал. Астар не сказал. Следуя логике, сверток в руках Вастиса и было то самое «изделие». Вряд ли, у такого шаромыги есть еще что-то ценное. Однако стоит ему сказать, что «это» находиться дома, а потом дать какую-то ерунду, и Марк ничего не сможет доказать. В таком случае, нужно сразу посылать за Астаром, но согласится ли на это стражник?

— Не отдам! — закричал Вастис, прижимая сверток. — Я верну деньги, и за материалы рассчитаюсь. Сегодня все отдам!

— То есть, ты взял не только плату, но и сырье?

— Я… — Вастис прикусил язык.

— Продолжай, ну? Хорошо, пусть судья решает, — стражник указал на здание со статуей Фемиды над входом. — Расцениваться это будет, как воровство, а там наказание зависит от суммы. Если небольшая, отделаешься парой-другой плетей. Ну, а если значительная, тоже ничего страшного. Все три палача на месте, так что скучать тебе не придется.

Бледный Вастис открывал рот, пытаясь что-то сказать, но получался лишь тихий скулеж. Дрожащими руками, он протянул стражнику сверток.

— Что тут у нас?

«Астар не хотел, чтобы я это видел. Здесь есть противозаконные вещи? Вроде бы, теневые гильдии — одна из типовых составляющих подобных игр? А если...»

Марк шагнул к стражнику, но тот одним быстрым движением размотал тряпицу. Внутри оказалось несколько черных роз. На бархатистых лепестках блестели капли воды, листочки на стволе тихо шуршали, когда стражник поворачивал цветы, чтобы лучше рассмотреть.

— Я не понял. Это все действительно из камня? — он надавил пальцем на стебель, тот немного согнулся. — Это как?

— Я — мастер, — проговорил Вастис со злобой и безнадегой в голосе.

— Могу понять, почему ты не захотел отдавать такую красоту, но что сам скажешь?

— Я должен Астару, но за эти цветы мне предложили кусок зольникта.

— Чего?

— Волшебный камень. Очень прочный, почти не обрабатывается. Я бы из него такое сделал! С Астаром рассчитался позже… Сделал бы ему такие цветы еще раз. Там конечно много составляющих: черный оникс, зеленый агат, обсидиан, биотит. Их трудно достать, но я бы все сделал. Клянусь! Неделя… Мне нужна неделя отсрочки, и я сделаю все даже лучше. Почему именно сейчас? Астар превратит их в пыль! Он уничтожит месяцы моих трудов!

— Его право, — Марк забрал цветы у стражника, аккуратно обмотал тряпицей. — Если хочешь что-то решить пошли со мной. Попроси Астара, может, он согласится.

— Этот торгаш? Ха! Насмешил.

Вастис с обреченным видом уселся на скамью неподалеку. Марк сел рядом. «Хочется ему помочь. Трудно поверить, что это не живое существо, а искусственная личность. Чем же такое можно создать?»

Неподалеку переговаривались игроки:

— Смотри, ведут.

Марк сразу увидел стражников, которые вели игрока с наглой усмешкой к одному из наклонных столбов на каменном пьедестале у края площади. Однако не привязали к колоде; остановились за пару шагов. Цепь, сковавшую руки преступника, подцепили крюком, и подняли вверх, при помощи системы блоков. Она была достаточно свободна, чтобы игрок твердо стоял на ногах.

«Наверное, к этому столбу его прицепят после наказания.»

— Что он натворил?

— Сразу как появился, схватил меч с прилавка, и начал резать всех подряд. И это на площади Правосудия, во дурак!

— Из местных кого-нибудь задел?

— Да, одного убил, кажется.

— Ну, всёооо, — зевнул, влезая в разговор, третий. — Больше мы его в игре не увидим.

— С чего ты взял?

— Ты не знаешь? — удивился первый. — В «Зеркалах Арона» штрафуют за все преступления, кроме убийства. За каждого убитого игрока понижается болевой порог. Убил одного, получи сто десять процентов боли. Двоих — сто двадцать, и так дальше. За не́писей[1] уровень болевых ощущений повышается сразу в десять раз. Причем, в таких вот случаях этот множитель всегда ставится последним. Если, к примеру, он порешил двух игроков, то приплюсуй двадцать процентов, а потом умножь на десять.

— Получается… боль усиливается в двенадцать раз? И, что теперь?

— Не знаю, я только сплетни слышал.

— Плетей получит, — снова заговорил третий. — Скольких убил, столько и ударов.

— И что помешает ему зайти в игру позже? Никому ведь доступ не блокируют, правильно? Подумаешь, непися завалил. Они конечно, как настоящие, но их же всегда можно наклепать еще, так?

— А хрен его знает, — сплюнул просветитель — если так наказывают, видимо хотят защитить свое имущество. Кто-то в правительстве предлагал, чтобы заключенных здесь наказывали за преступления. Завел в игру, повысил уровень боли, и хлестай пока не раскается. Повреждений телу никаких, а наказание суровое. Компромисс гуманизма и прагматичности.

— Так тут где-то зеков держат?

— Неа, предложение не прокатило. Это только слухи, но… в первое время, говорят, было много пекашеров[2], некоторые решили отыграть роль маньяков или типа того. Был среди них один — неуловимый убийца. Валил всех направо и налево, мастер плаща и кинжала. Когда его вывели к столбу, палач воткнул в него иголку. Уколол и все. Говорят, бедняга орал так, что даже игроки, которых он ганкал[3], попытались его спасти. А потом, вместо плетей, ему прописали оздоровительное прогревание.

— Что?

— На костер вывели. И оставили на весь день, только дровишки подкидывали. Говорят, тот игрок в реале ни на иголки, ни на огонь потом смотреть не мог. Замирал от ужаса или убегал. Психологическая травма, все дела...

— Да, ну. Целый день на костре — это нереально, он бы умер быстрей.

— А, это и не реальность! Это вирт. И здесь нет угарного газа, от которого можно задохнуться, а здоровье во время таких вот наказаний не уменьшается ни на капелюшечку. И от болевого шока сознание ты не потеряешь, понял?

— Понял, — сдавленно ответил игрок.

— Вот и, прикинь теперь, во что превратится игра, если использовать такие методы для наказания преступников.

Другие игроки замолчали, но думали, без сомнений, о том же, что и Марк: «Ад. Вечные муки, от которых нельзя спастись ни забытьем, ни смертью. Хотя история, скорее всего, сильно утрирована. После такого поднялся бы огромный скандал. Но дыма без огня не бывает, так что придется действовать с оглядкой на правила».

— Чего палач ждет? Пока судья приговор объявит?

— Пока народ на площадь сгонят. Смотреть на это никто не любит, но админы по ходу решили, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В назидание, так сказать...

Людей на площади, действительно становилось больше. Небольшими группами, они вливались в толпу зевак. У многих на лицах было непонимание, у некоторых волнительное ожидание. Встречались и хмурые лица.

«Большинство игроков, ищут острых ощущений, возможность почувствовать себя охотником на двуногую дичь, чего они никогда не смогут сделать в реальности. Если этого нет, аудитория значительно уменьшится. Если бы не эта истерия, сколько игроков осталось бы здесь? Едва ли много...»

Тем временем палач, похоже, решил, что зрителей собралось достаточно. Он что-то сказал, наклонившись к пленнику, затем начал разматывать плеть. Неспешный замах, резкое движение, свист кожаной полосы, и пронзительный крик преступника.

— Хватит! Прекратите! Я все поняааааааа… — закончить ему не дал второй удар.

После третьего он уже не мог кричать, только извивался, повиснув на цепи. Один из игроков неподалеку попытался возмущаться, но, сколько бы ни открывал рот, не раздавалось ни звука.

«Сейчас у игроков нет права голоса. Прямо, как при разговоре с Берчевым: нашим мнением никто не интересуется, администрация просто доносит до игроков свое. А что на счет неигровых персонажей?»

Марк посмотрел на Вастиса. Мастер резьбы по камню грыз губы. Широко распахнутые глаза смотрели в землю. Руки вцепились в колени, в попытке унять дрожь в ногах.

«Ему страшно… Возможно, прямо сейчас в его модель поведения вносятся изменения, из-за присутствия при критическом событии. Возможно, направление этих изменений определяется неким генератором случайных чисел, и потом обосновывается теми или иными воспоминаниями, которые заложены в легенду этого персонажа. Возможно, для каждого критические события свои, и определяются событиями их мнимой жизни. Теми, что связаны с сильными переживаниями или получением вреда. Возможно… все работает совершенно иначе. Устройство искусственного интеллекта, применяемого в „Зеркалах Арона“ — одна из самых больших тайн. Даже другие страны вынуждены подключаться к существующей игре. Никто не позволил им получить столь секретную информацию. И, что удивительно, постепенно давление с их стороны пропало. Чем же от них откупились? Хотел бы я знать...»

После седьмого удара, тишина затянулась.

«Уже все?» Марк посмотрел на Вастиса. Он задрожал еще сильнее, втянул голову в плечи и зажмурился. Перевел взгляд на палача. Тот положил плеть в стороне, но взамен взял у стражника другую — более длинную, с маленькими крючками по всему хвосту. Палач отошел вбок, хорошенько размахнулся, и ударил так, что не задел пленника. Плеть захлестнулась на столбе перед измученным игроком, крюки впились в дерево. А потом палач потянул свое орудие обратно. Медленно. Крюки впивались в древесину, вырывали небольшие щепы, оставляли глубокие борозды бледных царапин на потемневшей от времени поверхности.

«Этот деревянный болван не для того, чтобы прицепить преступника, после экзекуции. Он для того, чтобы устрашить убийцу, заставить его представить себя на месте этого чурбана, поселить в его сердце страх перед законом игры.»

Палач размахнулся снова, но пустил плеть над головами зрителей. Затем еще раз, давая рассмотреть ее. «Верно. Это урок не только для него, но и для всех здесь присутствующих» После третьего замаха, страшное орудие обвилось вокруг висящего не цепях игрока.

Марк не сразу осознал произошедшее, а когда палач потянул плеть на себя, самообладание его покинуло. Он попытался отвернуться, но не смог. Все тело будто замерло в пространстве. Все что удалось — расфокусировать взгляд, чтобы не видеть, как ползет кошмарная лента. Никаких ран не оставалось, вместо них появлялись красные отметины на теле, едва заметные сквозь излохмаченную одежду игрока. Тем не менее, Марк боялся смотреть на это. Ему казалось, что он тоже принимает участие в пытке несчастного новичка. Кислотой на сердце Марка пролилась жалость.

«Никакие финансовые потери не стоят того, чтобы причинять людям такие муки. Зачем они так поступают? Откуда столько жестокости?»

По шуршанию вокруг, Марк понял, что все кончено. Некоторые игроки громко возмущались тем, что произошло, часть молча ушла с площади Правосудия, но большинство покинуло игру, сразу после окончания казни.

«На время казни выход был заблокирован? А тот игрок? Ну, конечно. Все установки оснащены целой батареей аккумуляторов. И чем дороже капсула, тем на дольше их хватает» Марку захотелось поскорее избавиться от установки, взятой в кредит.

— Завершить сеанс игры.

«Вы уверены, что хотите покинуть игру?»

«Подтвердить» «Отмена»

«Это действительно отвратительная игра, но она — ключ к моему успеху. Если каждый раз буду сбегать, многого не добьюсь. Я должен перебороть это. Здесь и сейчас. Если однажды для того, чтобы подняться на ступеньку выше, мне понадобится отправить человека на такую казнь… смогу ли я это сделать?»

В поисках ответа Марк заглянул в свою душу. Потяжелевшую от осознания истины, голову уронил в ладони. От живота к горлу подбирались щупальца омерзения к самому себе. Призрачные руки начали душить Марка, лишая воли, тысячи шепотов яростно его проклинали.

«Люди субъективны и не рациональны. Они ненавидят то, что им не нравится, и ратуют за обратное, вне зависимости от того справедливо это или нет… И виной всему — чувства. Тот, кто не способен задавить их на корню, многого не добьется. Чем выше ты хочешь залезть, тем большим ты должен пожертвовать. И я не стану заниматься самобичеванием из-за такой чуши!»

Марк встал со скамьи. Его сердце безмятежно билось, место казни не вызывало никаких эмоций.

«Чуть не забыл.»

«Отмена»

«Мне еще задание выполнять»

Сверток, из-за которого Марк здесь оказался, был в руках. Вастис куда-то пропал.

«В конце концов, игры существуют с древнейших времен. И вовсе не ради развлечения. Пришло время вспомнить об этом, как и о том, что именно называли играми в Амфитеатре Флавиев.»

С учетом поиска дороги обратно к Астару, задание по возвращению второго долга отняло еще почти два часа, из отведенных четырех.

«Наверное, на такие непредвиденные случаи и отводится дополнительный час.»

Торговец унес сверток внутрь, а обратно вынес тот кошель, в котором получил деньги от Кинорда. Только, теперь он был похож на угловатый шар, настолько плотно Астар забил его монетами.

— Ты отлично справился, но это все были цветочки. Последний должник — это я. Ты должен отнести этот кошель хозяйке дома под номером тридцать четыре, что стоит на улице Бунтарей, и главное — уговорить ее прийти ко мне. Ради этого все и затевалось. Справишься?

— Разумеется, — на самом деле Марк был совсем не уверен, что сможет выполнить поручение до двух часов дня, и получить дополнительную награду.

«Раз на выполнение самого задания никаких ограничений нет, рано или поздно я справлюсь.»

Где находится улица Бунтарей Марк знал, именно по ней он прошел большую часть пути от площади Правосудия. Нужный дом оказался совсем рядом с Центральной площадью. Марк несколько раз стукнул дверным молотком по широким воротам. Через несколько минут, их открыла среднего возраста женщина. Волосы, завязаны пучком на затылке, руки измазаны землей, в глазах удивление и любопытство.

— Меня попросили вам кое-что передать, — Марк протянул женщине тяжелый кошель.

— Что? От кого это? — «У нее так много должников, что она нуждается в уточнении?»

— От Астара.

Женщина разозлилась:

— Передай ему, чтобы больше никого не присылал. Если уж так хочет, пусть сам приходит.

«Это плохо. Впрочем, что-то такое я и предполагал. В мире игр одни законы на всех. Должна быть подсказка… Вот оно!»

— Вы любите цветы? — Марк указал взглядом на лоскуты земли, пестрящие разноцветьем.

— Не совсем, — женщина оглянулась на клумбы, возле одной из которых лежал садовый инструмент. — Цветы — это символ.

— Символ чего?

— Нашего проклятья. Всех тех, для кого этот мир является домом. Мы больше не можем иметь детей. А дети — цветы жизни, не так ли? Уходи, и передай Астару, чтобы больше никого не присылал.

— Может быть, сами ему скажете? Он очень хотел, чтобы вы пришли. Кажется, Астар приготовил какой-то сюрприз. Думаю, стоит дать ему шанс.

Женщина молчала.

— Не знаю, что у вас случилось, но жить злобой… это действительно то, чего вы хотите?

— Я не желаю его видеть! Никогда.

— Тогда почему вы все еще со мной разговариваете? Не потому ли, что ждете, когда я сумею вас убедить? Когда расскажу, как сильно Астар вас ждет? — «Надеюсь, это сработает. Насколько программа понимает, что я говорю? Насколько у нее широки возможности симулировать эмоции?» — Мне жаль, но я не знаю, что вы хотите услышать. Быть может, сходите один разок?

— Один раз. Последний раз я пойду ему навстречу, — женщина вышла, провела пальцем волнистую линию сверху вниз по стыку ворот. С глухим стуком, они срослись в сплошную металлическую стену.

«Это какая-то игровая магия? Или стандартная защита частной собственности?»

— Так и пойдете?

— По-твоему, я должна прихорашиваться ради этого наглеца? Вот еще! Три года назад, когда я потеряла ребенка, мне так требовалась его поддержка. Но он убежал, виляя хвостом перед посланником короля. Я ждала его все это время, но, в итоге, этот тупой осел даже не удосужился прийти лично!

«Три года назад. Тогда еще проходило тестирование. Наверное, случилось что-то из-за чего решили убрать из игры всех детей.»

Марк точно помнил, что презентовался симулятор реальности с ограничением «Только для совершеннолетних».

«А взрослой части неигровых персонажей по какой-то причине не стали менять память. Или не смогли. В таком случае, возможно ли, что садистское наказание для убийц создала не администрация, а местные? И если так, кто назначил повышенный коэффициент боли за убийство неигровых персонажей? Искусственный интеллект защищает себя? Все эти тайны вокруг создания симуреальности заставляют меня нервничать. Еще одна причина для нормального человека не заходить в эту игру.

Вопрос в том, есть ли у этого неведомого глобального ИИ выход во внешний мир? Понимает ли он значение слова рентабельность? Если ответ на оба вопроса — да, то не считает ли он низкую посещаемость игры, угрозой для своей псевдожизни? Люди ринулись в игру после того, как для игроков виртуальности стали доступны всяческие льготы. Все эти нелепые требования работодателей о необходимости виртуального стажа возникли слишком неожиданно, и слишком прочно укрепились. При этом нет ни слухов, ни объективных причин для этого нововведения. Может ли вся эта истерия быть делом рук...»

Марк отвлекся от посторонних размышлений. Они были на месте.

— Что тебе вдруг от меня понадобилось? — женщина, имя которой Марк так и не узнал, хмуро смотрела на Астара. Тот же едва не приплясывал от радости.

— Я люблю тебя, Керида, и хочу, чтобы ты была счастлива.

— Я была бы гораздо счастливее, если бы мне не приходилось все это время страдать в одиночестве! Чертов эгоист! Ты! Ты… почему такой довольный? — подозрительно закончила любительница цветов.

— Пойдем, покажу кое-что, — Керида решительно шагнула в дом. — Эй, а ты куда собрался?

Астар преградил Марку дорогу. Рядом кашлянул тот самый лысый толстяк.

— Ну, ладно, — недовольно протянул Астар — в благодарность за труды позволю тебе увидеть нечто удивительное.

Торговец отвел Марка в небольшой кабинет, где уже ждала его возлюбленная. Вокруг беспорядочно валялись листы с записями, разные по размеру и цвету камни, травы, разбитые игрушки.

Астар достал из шкафчика знакомый сверток. Поставил каменные цветы в горшок с водой. Из белой шкатулки, стоящей рядом, достал синий кристалл, сантиметров четырех в диаметре.

— Откуда у тебя столько кристаллов маны?

— Стребовал старый должок с Кинорда, — самодовольно усмехнулся Астар.

— Вот так запросто сходил в гости, и взял, да?

— Я что сумасшедший? — замахал руками торговец. — Не хватало, чтобы кто-нибудь глазастый прирезал меня по-тихому. Я его послал, — Керида проследила за пальцем, направленным в сторону Марка.

— Тебе очень повезло, что он с ними не сбежал.

— Это точно! — хохотнул хитрый торговец. — Парень вообще ответственный. Когда Вастис не захотел цветы отдавать, он его до самой площади Справедливости гнал.

— Вастис?! Так это ты помог ему освободиться? Чем ты думал, когда вытаскивал этого ублюдка с рудников?!

— Он изменился, — Керида нахмурилась, но не ответила. — Ладно, забудь про Вастиса. Забудь. Сейчас ты все поймешь.

Астар сжал в кулаке кристалл маны, закрыл глаза, вытянул руку. С раскрытой ладони на розы опустился голубой туман. Вихрем крутанулся вокруг и впитался в них.

— Как ты это сделал? — Керида держала в руках не искусное изделие, а живые цветы. Прозрачные камни на лепестках обратились росой. Аромат роз наполнил комнату. Однако, ничего удивительного Марк в этом представлении не видел.

«Поддельная реальность с фальшивыми чудесами.»

— Зачем ты мне это показываешь?

— У меня родилась совершенно безумная идея, но что еще нам остается? Вот, взгляни.

Астар вытянул из-под стола кадку с землей. В ней васильки сгрудились вокруг своей неживой копии.

— Заклинание непостоянно. Чем больше копия похожа на оригинал, чем ценнее материалы, из которых она изготовлена, тем меньше маны требуется на поддержание ее оживления. Но ростки остались живыми даже после того, как заклинание истощилось.

— Не понимаю… — растерянно пробормотала Керида.

— Мы сделаем копии самих себя! Они родят ребенка, у них получится! И мы будем жить счастливо вместе с ним, разве не этого ты хотела?

Керида выглядела ошеломлено, затем возмущенно, после подавленно, а следом пришло горестное обличие. Она уткнулась лицом в грудь Астара. Тот молча с легкой улыбкой, и долей безумия в глазах поглаживал ее по голове, крепко прижимая другой рукой.

— Ах, да. Все задания ты выполнил, поэтому держи, — Марк словил кожаный мешочек, внутри зазвенели монеты.

Поздравляем! Вы выполнили цепочку заданий «Три должника».

Вы получаете 30 серебряных монет.

Так как вы выполнили особое условие, Астар выдает вам дополнительная награду:

Метка «Рекомендация для стражи Намайра»

Теперь вам доступны задания, выдаваемые стражей города Намайр.

Керида повернула к Марку грустное лицо. Посмотрела на Астара:

— Кстати, тех кристаллов нам не хватит, верно?

— Я понял, к чему ты клонишь. Слушай, герой, если найдешь кристаллы маны, приноси их мне. Скуплю в любом количестве.

Вы получили бессрочное задание «Поставщик волшебства».

Астар и Керида просят вас помочь со сбором кристаллов маны.

Награда: Повышение репутации у персонажей Астар и Керида на 1 единицу за каждый кристалл.

Штраф за провал: -

Особое условие: В благодарность за оказанную помощь, Керида обещает проследить, чтобы Астар никогда не обманывал вас при совершении сделок.

Марк посмотрел на влюбленных со смешанными чувствами.

«Если отбросить мелодраматичные сопли, за эту цепочку заданий я получил: наличность, ценность которой пока не ясна; бездонный рынок сбыта ценного минерала по номинальной цене, что выгодно только во время отсутствия обеспеченных покупателей; доступ к следующим заданиям, что является логичным продолжением в любой игре. А лица у них такие, будто они отворили мне врата в Эльдорадо.»

«Принять»

«Чем больше я об этом думаю, тем больше мне кажется, что эта цепочка заданий была создана для игрока-девушки. Во-первых, такая концовка им бы понравилась. Во-вторых, к картографу преграждали путь женщины, а представительниц своего пола они всегда воспринимаю более резко, когда речь заходит об их кумирах. Да, и прикинуться доставщиком еды у них бы вряд ли получилось. Конечно, они могли бы попросить любого знакомого… Ага, а то предложение от Кинорда… Не было ли это попыткой системы закрыть легкий путь выполнения задания?

То, что цепочку заданий поручили мне, должно означать, что система развивается… Возможно, несколько девушек не смогли его выполнить или отказались, тогда искусственный разум торговца сделал выводы, и предложил цепочку заданий представителю мужского пола. С другой стороны, это может означать, что в игре происходят сбои. Тогда, я должен радоваться, что справился так легко, и надеяться, что больше такого не произойдет. К везунчикам всегда приклеивается внимание, а я в игру зашел тем способом, за который предусмотрено уголовное наказание. Будет очень плохо, если везение в игре, обернется проблемами в реальности.»

— Сколько времени?

— Двадцать минут второго, — Керида показала на карманные часы.

— Отлично, если поторопишься, еще успеешь. У стражи не так уж часто возникает необходимость в помощниках. Сегодня в два они отправляются на охоту за монстрами. Новичку вроде тебя это будет полезно. И еще, шепни от меня пару слов Сихарду.

Вы получили задание «Доброволец».

Присоединитесь к отряду охотников на монстров, под предводительством стражи. О своем желании вы должны рассказать непосредственно начальнику городской стражи Сихарду. После этого «нечаянно» проговоритесь о завершении задания, и громко выразите возмущение отсутствием начисления очков опыта.

Награда: Опыт. Возможна дополнительная награда (в зависимости от ваших актерских способностей и настроения Сихарда).

Штраф за провал: -

Особое условие: Задание ограничено по времени. Вам необходимо завершить его до двух часов дня.

Принять Отказаться

«Принять»

— Где проходит сбор?

— В казармах, где же еще?

— Нарисуете маршрут?

— Как выйдешь, направо. Дальше подскажут. Расстояние немалое, так что вопросы лучше задавай на бегу.

Марк глянул на Астара и Кериду.

«Им сейчас не до меня. Маршрут выпрашивать бесполезно. Раз так, потороплюсь.»

Попрощавшись, Марк вышел из дома торговца, и перешел на размеренный бег. На каждом перекрестке уточнял направление. После получаса бега сбавил скорость.

— Не подскажете путь к казармам? — на вопрос обернулся молодой парень со смутно-знакомым лицом.

— На двухчасовой сбор бежишь? — Марк кивнул. — Не успеешь. Дальше улицы в такие узлы завязаны, просто швах! Если хочешь в группу на монстров, то дуй напрямик — по крышам.

— Я в отличии от тебя, родился человеком, а не кузнечиком, — после упоминания крыш, Марк узнал этого игрока. Он был одним из тех, кто сделал его первые минуты в игре запоминающимися.

— Это легко исправить, — подошел его брат-близнец.

Первый брат очень радостно улыбнулся, а потом Марк осознал себя летящим над крышами.

«Он швырнул меня! Он швырнул меня!»

В голову лезли мысли о последствиях падения с такой высоты: переломах, обширных гематомах, повреждении внутренних органов, и о боли. Последняя мысль была самой навязчивой. И чем ближе к земле, тем ярче становились образы.

Внизу мелькнул человеческий контур. Один из близнецов подпрыгнул, и в воздухе швырнул Марка вперед и вверх. Черепичные крыши домов начали отдаляться. Через четыре секунды его полет тем же способом продлил другой из братьев. За это время первый набрал скорость, так они и чередовались. По виртуальной крови Марка струился адреналин.

«Как будто великан вытянул руки, и бросает меня вперед то одной ладонью, то другой. До чего же страшно и… Восхитительно!»

Марк смеялся в голос. Это был далеко не полет птицы, но восторг переполнял его сердце. Он размахивал руками и ногами, замирая через каждые четыре секунды, чтобы не мешать близнецам в очередной раз его бросить.

Недалеко от высоких и мощных стен казарм, близнецы аккуратно приземлились вместе с Марком.

— Ну, как? Почувствовал себя кузнечиком? — спросил один из близнецов.

— Это было здорово.

— Мы знаем, — усмехнулся второй. — Ладно, покеда! Нам еще к своим нужно вернуться, — затем повернулся к брату. — Это точно была она?

— Точно! Где ты еще таких видел?

— Пока. И спасибо! — крикнул им вдогонку Марк.

— Еще увидимся!

«Все-таки у этой игры есть свои плюсы. Но уже второй раз от меня убегают нормальные ребята. Братов с компанией в рейд, эти двое к неким своим. Что в реальности, что здесь все куда-то бегут, перекинутся парой слов и бегут еще быстрее. Что за безумное время.»

Марк легкой трусцой вбежал в ворота казарм. Недалеко от входа кучковались люди в простеньких на вид доспехах. Они совершенно не походили на стражников, которые тренировались на плацу, в глубине казарменного двора.

«Игроки.»

— Добровольцев еще принимают?!

— Да, только привяжи здесь точку воскрешения, иначе доспехи не выдадут. Лучше где-нибудь вон там, — указал место один из игроков. — Если воскреснешь посреди дороги и помешаешь кому-то из стражи, репутация сильно просядет. А репутация, чтоб ты знал, это такая штука, которая на дороге не валяется.

«Он любит поумничать? Трудно найти лучший источник информации, чем такие „ходячие энциклопедии“. Нужно всего лишь дать ему почувствовать себя осью вселенной. Но прежде — завершить задание.»

Марк опустился на корточки возле стены, прижал ладонь к земле.

— Закрепить точку возрождения.

Вы хотите сделать «Казармы города Намайр» местом своего возрождения. Вы уверены в своем выборе?

Подтвердить Отмена

О подвохе с этими точками предупреждали все, кто мог. В первые месяцы после запуска «Зеркал Арона», игрок, который решил отыгрывать вора, незаметно поставил точку возрождения в поместье аристократа. Ночью прикончил себя, и оказался внутри охраняемой территории возле стенда с мечом легендарного качества. Его поймали. Он не успел ничего украсть, но его все равно отправили на рудники на пять лет. Другой игрок сделал точку привязки в главном зале городского собрания, чтобы враги точно не смогли его достать. К несчастью, он возродился во время заседания совета. Бедолагу посчитали шпионом, и отправили на все те же рудники на два года. В каком-то смысле, он осуществил задуманное, и смог надежно спрятаться от врагов. Единственная проблема — пересоздать персонажа нельзя.

«Подтвердить»

— Не знаешь, где начальник стражи? — обратился Марк к советчику.

— Я здесь! Что тебе нужно? — неподалеку стоял мужчина в доспехах, на нем не было заметных атрибутов власти, разве что, более грозное выражение лица.

— Вы Сихард? Я хочу записаться добровольцем для охоты на монстров.

— Еще один без оружия и доспехов? Откуда вы только беретесь, оборванцы? — Сихард махнул рукой и отвернулся, а перед Марком появилось сообщение.

Глава стражи города Намайр Сихард предлагает вам вступить в группу «Подкормка для чудовищ.»

Принять Отказаться

— Обмундирование возьмешь на складе. И даже не пытайся его стащить, понял?!

— Конечно.

«Принять»

«Что там было в доп.условии? Настроение у Сихарда паршивое, но, похоже, это его нормальное состояние. Все зависти от моих актерских способностей.»

— Отлично! Задание выполнено, так… Эй! Что за дела? Почему опыт не начислили?!!

Сихард плавно, но очень быстро развернулся. Мир закружился вокруг Марка, что-то ударило по голове. Будто каменная ладонь пробежалась по кругу от макушки ко лбу и обратно. Марк услышал глухой стук. В нескольких шагах от него лежало тело. Из обрубка шеи пульсирующими струйками била кровь.

«Так все-таки, здесь есть подобные вещи? Кровь, а не только разноцветные полосы на теле?»

Сихард стоял перед телом с искаженным от ярости лицом. Правая рука с мечом отведена чуть назад и вверх. Лезвие ослепительно сверкало в солнечных лучах. Чудовищный контраст с лужей крови у ног начальника стражи.

«Это что… я? Меня убили?»

Сихард посмотрел Марку в глаза. Через миг все растворилось во тьме.

«Теперь на точку возрождения. Подальше от...

Черт!!!»

 

[1] Непись — (от англ. NPC - Non-Player Character) читается ЭнПиСи. Дословно — неигровой персонаж (НИП), т.е. — управляемый игрой

[2] От ПК (с англ. Player Killier) — дословно убийца игроков

[3] Ганк — регулярное намеренное убийство одного персонажа другим. «Задушил, зарезал, натравил зверей… С моей помощью познаешь тысячу смертей!»

Глава 1.Глава 3
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.