Зеркала Арона. Книга 1 - Посвященный - Глава 6. Отражения

Статус: Завершено
Жизнь — это зал зеркал, амальгама, тест Роршаха, ты видишь в ней только то, что внутри тебя. Аль Квотион Словоточие
06 февраля 2018, 19:16       0    63 0

— Светоч, — представился лысый. — Стиль игры — маг, основное направление — стихия огня. Боевые профессии: Создатель ловушекТанцор (навык Неуловимость), Жонглер (навык Удержание заклинаний); расовый бонус: Адаптация. Боевое звание - Мудрец, дает естественный прирост к концентрации.

— Гиббарх, — это дворф. — Стиль игры — воин, основное направление — танк. Боевые профессии: ВышибалаГрузчик; расовые бонусы: Скальная плотьПеснь дружбы. Боевое звание - Мазохист, уменьшает показатель боли, дает кураж при получении урона.

— Конкель, — приветливо улыбнулся чернокожий гоблин. — Стиль игры — воин, основное направление — берсерк. Боевые профессии отсутствуют; расовые бонусы - Жажда убийстваПревращение в демона. Боевое звание - Дерганый, увеличивает силу эффекта и длительность куража.

— Ситоция, — игриво стрельнула глазками полуэльф. — Стиль игры — воин, основное направление — лучник. Боевые профессии: ОхотникТанцор; расовые бонусы: Загнанный зверьКровь эльфа. Боевое звание - Фурия, дает естественный прирост к реакции.

— Кархгул, — гордо начал орк.

— Не кашляй! — разом крикнули остальные.

— Грхм… — заскрипел зубами орк. — Чтоб вас!.. Стиль игры — воин, основное направление — мечник. Боевые профессии: ТанцорОхотникВышибалаГрузчикИсследовательРуководитель (навык Назначение приоритета); расовые бонусы: Жажда битвыСила ярости. Боевое звание - Сержант, позволяет усиливать эффекты куража членов группы.

— Иллас, — теперь она смотрела на Марка добрее. — Стиль игры — лекарь. Боевые профессии: Военный врачВетеринар; расовый бонус: Адаптация. Боевое звание отсутствует.

— Валдар, — голос старика с крестообразными зрачками оказался неожиданно сильным. — Стиль игры — маг. Боевые профессии: ВышибалаВымогательУбийцаПалачДознаватель (навык Устрашение); расовые бонусы… секрет, — улыбнулся старикан. — У меня уникальная раса, пока я с вами, но как там дальше сложится, неизвестно, так что не обессудь.

— Меня зовут...

— МаСол, — старикан говорил сквозь смех. — Вот так имечко! И это меня называют костлявым? Ну, парень, ты даешь! Где бы я такое еще увидел, а?! Ты б еще себя Требуха назвал, или СупНабор! Ой, не могу...

Остальные заразились смехом.

«Столько времени жить заложниками, и теперь получить надежду… Чем не повод для радости?»

— Меня зовут Марк Соловей, я хотел другое игровое имя, но получилось почему-то так.

— На плохом зеркале? — уточнил Светоч. — Тогда понятно...

Следующий час Марка просвещали на счет навыков и прокачки. Все сводилось к показателю Магии, который оказался не привычным по прошлым играм объемом маны, а показателем количества маны генерируемой за один импульс. Вторичная характеристика Источник (ЦИ) означала цикл импульса, то есть время, которое необходимо для нового выплеска маны. Первичные характеристики можно увеличить специальными навыками — модификаторами, но они также имеют свой цикл действия. В идеале, он должен быть больше цикла импульса на кратную величину, в противном случае возникнут моменты, кода новая порция маны еще не появилась, а навык действовать уже перестал. Исключения составляют пассивные модификаторы. Но их нельзя убрать, и они будут использоваться всегда, что представляет собой определенный риск, ввиду несовместимости некоторых из них.

Грамотно подобрать набор навыков, чтобы максимально использовать свою магию  — большое искусство. На более высоких уровнях, цикл импульса становиться значительно меньше, что позволяет избегать таких проколов. На низких могла помочь «ювелирка». Драгоценные камни инкрустировались в оружие, доспехи, ожерелья, в нижнее белье… словом, везде, куда можно было. Естественно стоило это удовольствие немало, и быть грозным противником на низких уровнях мог себе позволить далеко не каждый. Ведь возможности вводить реальные деньги в игру не было.

Получение подобного бонуса казалось привлекательным. Тем не менее, вся компания настаивала на том, что Марк должен учиться сражаться обычным способом, без всяких попустительств. С одной стороны, жизнь усложнялась, а с другой — это был единственный способ развить чувство ритма. Усиление и ослабление параметров заставляли наносить удар точно в определенное время. Отсюда возникли уловки и финты, призванные не столько запутать противника, сколько оттянуть время до вожделенного мига, когда урон будет максимальным.

Использование заклинаний и приемов происходит проще. Каждый миг импульса можно использовать заклинание или прием, у которого требование маны меньше, чем показатель магии. Если маны требуется больше, то нужно подождать несколько импульсов, пока заклинание не впитает нужное количество. Минус в том, что часть маны постоянно рассеивается, и чем меньше уровень навыка, и параметр концентрация, тем больше маны теряется, и тем больше циклов должно пройти перед активацией.

При этом заклинатель вовсе не обязан стоять на месте, но при движении и прочих действиях одновременно с творением заклятья, понижается коэффициент эффективной концентрации. В результате становится хуже не только заклятие, но и навыки уклонения, которые завязаны на вторичную характеристику скорость. Игра магом требовала недюжинных способностей в тактической части, либо хорошую группу поддержки, обойти которую в большинстве случаев не составляло труда, если у противника был дальнобойный воин, вроде лучника или метателя копий.

При всей мощи магов, играть чистым заклинателем было почти невозможно. Поэтому большинство использовало навыки и того, и другого направления. Часть маны расходовалась на модификаторы, часть оставалась про запас. И от величины этого «запаса» отталкивались при упрощенном определении стиля игры.

В этой игре количество профессий доступных для освоения было неограниченным, но на развитие всего и сразу нужна уйма времени, поэтому сосредоточение на одной-двух давало наилучший результат. Та профессия, приемы которой удавалось эффективно применять не только для производства вещей, но и в бою, получала статус боевая, а ее навыки дублировались, но уже с другим названием и эффектами. Так удар молотом при профессии кузнец, давал возможность наносить значительно больший урон, с шансом вызвать воспламенение цели или ожог.

В игре, помимо прямой активации приемов — когда пользователь дает мысленную команду, была также и обратная. Этот вид был сложнее, но и эффективнее. Оттачивать прием для полного его повторения за тем, как это делает система, игрокам приходилось долго, но в итоге навык развивался куда быстрее, а сила его была больше. Также, отточив прием, которым не владеешь, можно было его открыть, либо если такового в системе не было — создать. Ни один из приемов невозможно было применять подряд больше, чем несколько раз. Игрокам это объяснялось усталостью после использования. Например, после тысячи приседаний вы можете махать руками, но нижние конечности плохо воспримут марафон. Чтобы эффективность приема не снижалась, его сменяли другим, затем следующим. У каждого игрока была своя любимая ротация.

Еще одним моментом обратной активации было наложение эффектов. На игрока может быть наложен эффект страха, и он действительно его почувствует. В обратном направлении это также работало — стоит вам почувствовать страх, и система отобразит это в списке действующих эффектов. Такие временные эффекты, как "Боевой транс" который помог Марку во время боя с Хираром, выделялись в отдельную когорту и звались кураж. Кураж мог появиться только благодаря обратной активации.

Наибольшую проблему при развитии представляли вторичные характеристики. Их величина зависела напрямую от показателей первичных, но при расчете не учитывала модификаторы. Чтобы их увеличить, нужно было найти навыки, или предметы, дающие естественный прирост к характеристикам.

Марк запоминал и раскладывал в голове все по полочкам.

— А теперь, — радостно оскалился орк, — проведем тебя к нашему сокровищу.

— Куда?

— Увидишь.

Компания вышла из дома. К удивлению Марка, они пришли к дому торговца-гоблина. Валдар гулко постучал по двери, сбитой из дощатых полос.

— Это ваше сокровище находится здесь?

— Никто кроме Сульва не может его хранить. Он его создал, в его жилище оно должно находиться, — пояснил Светоч.

— Это какое-то зеркало?

— Какое-то? Ты сильно нас недооцениваешь, — проворчал орк.

— Тогда, может, приставите к нему кого-то в охрану? Все-таки этот Сульв чересчур труслив.

— Приставить охрану все равно, что вывесить флаг для особо любопытных. А трусость… — Конкель вздохнул — он все-таки гоблин.

— Поясни, — попросил Марк, пока Валдар кричал Сульву, чтобы тот открывал дверь.

— Эта игра действительно, как зеркало. Она залазит в наши мозги и вытаскивает оттуда все самые потаенные тайны. Наш облик — отражения нас самих. Трусливые становятся гоблинами. Гневные — орками. Эстеты — эльфами. Садисты… тоже эльфами, но темными. Простецкие, но приятные ребята — дворфами. Лицемеры — оборотнями. Люди — серединка на половинку, а с уникальными расами сам черт ногу сломит.

— То есть ты труслив?

— Я гоблин только на одну наполовину, а на вторую — демон. Проблем от этого достаточно много. Слишком разные части соединены. Отсюда легкая возбудимость, если не сброшу вовремя напряжение, превращусь в чудовище и начну кромсать всех подряд. Если Кархгул использует свое назначение приоритета, тогда другое дело — кромсать буду только цель. В бою я полезен, а так… бомба замедленного действия.

Сульв открыл дверь, испугано вжимая голову в плечи. Ничего не говоря, посторонился, пропуская всех в дом. После так же без слов повел через две комнаты к двери в подвал. В крохотное помещение — два на три метра — внесли пару канделябров. Стоило Марку зайти, как он увидел его.

«Совершенное зеркало истины»

— Я входить не буду, — Валдар отошел в сторону.

«Он переживает, что его расу раскроют? Она настолько ценна?»

Народ сбился в кучку. В отражении все были совершенно другими. Кархгул оказался не таким широким в теле, зато имел темную курчавую бороду размером с лопату, из-за которой вылезала добрая улыбка. Светоч был в точности таким же. Сульв в игре был невысоким гоблином, а в отражении среднего возраста мужчиной с обиженным выражением лица. Конкель выглядел, как веселый студент. Гиббарх в отражении был в полтора раза выше и во столько же уже. Девушки выглядели почти также, но у Ситоции на лице присутствовала россыпь веснушек, а у Иллас в отражении вид был немного бледнее. Отражения сохраняли черты игровых аватар, и, не смотря на измененную расу, узнать их было не сложно.

Все радовались, как дети на рождество, только Марку было не до веселья. В отражении на его теле было чужое лицо. Форма немного отличалась, волосы были не светло-русыми, а совершенно черными, и длинными. Глаза, которые Марк привык видеть в отражении, были серыми с легкой зеленью и бледно-желтыми пятнами. А тут на него глядели почти бельма — радужка казалась белой с едва заметным серым ободком.

— Это как? — Марк не знал, что и думать.

— Здорово, правда? — Ситоция смотрела на себя то с одной стороны, то с другой. — В зеркале истины отражаемся мы настоящие. За три года я ни капли не изменилась. Кстати, в реале ты гораздо больше похож на какого-то фантастического героя. Посетил в игре парикмахера?

— Да, — соврал Марк — хотелось хоть здесь побыть нормальным, раз уж там не успел себя в норму привести.

— Погоди, тебе и цвет глаз изменили? Я тоже хочу! Кто настолько раскачал профу?

— Я его имени не знаю. В Намайре проездом был, я помог немного, а он предложил изменить внешность на менее броскую.

— Какой-то игрок?

— Вроде «непись».

— Квест получал?

— Нет. Просто поговорили и все.

— Тогда это был игрок. Нам, знаешь ли, без использования игровых сообщений нельзя ничьей помощи принимать и никому помогать. Отошел от роли — система тут же наказала штрафными очками. Накопил тысячу штрафпоинтов — отправляйся в вечный сон.

«Жить по воле системы, бессильно кривляться под маской. Все что остается местным — тихо ненавидеть игроков, получать маленькое удовольствие от розыгрышей и радоваться каждому новому дню… Черт! Я действительно хочу им помочь! Но кто бы мне помог… Почему я выгляжу в отражении так? И если посмотреть через него на Арона, то увидим ли мы тот гелеподобный силуэт, наполненный переливающимся сиянием нервной системы? Или мои домыслы ошибочны?..»

— Ух, ты! У тебя уник! Где отхватил? — Конкель смотрел в зеркало сияющими глазами, но радость быстро сменилась разочарованием. — Это призыв петов?

— Эм… — задумался Марк. «Пет — сокращение от питомец, и это обязательно должен быть зверь или без разницы? Да, и призыв временный. Ладно, оставим на потом...» — Вроде того, а что?

— Забудь. Заблокируй этот навык, чтобы случайно не использовать.

— Зачем? Они ведь полезны.

— Полезны, не спорю. Судя по описанию: страж гнева — милишник[1], помогающий в бою; страж печали — умножает уровень боли на нуль; страж отвращения — снимает дебаффы; страж радости — лечит. Все это здорово, конечно, но если ты используешь петов, то сам прилагаешь меньше усилий.

— То есть меньше развиваюсь, и медленнее поднимаю уровень?

— Ага. Выбери функцию заблокировать, чтобы не мешался. Тяжело в учении, легко в бою.

Марк сделал, как сказано, вместе с ним почему-то заблокировался и неумолимый разум.

— Второй блокируется тоже? — заметил черный гоблин. — Такое бывает. Навыки спаренные, один без другого не существует. Ну, это как если ты блокируешь навык крутить педали, а умение езда на велосипеде блокируется следом. Понятно?

Марку было понятно. Понятно, что он остался без уникального навыка и крайне полезного умения, снижающего уровень болевых ощущений. Единственный бой, в котором он принимал участие, окончился плачевно. Но в то же время, Марк поднялся с нулевого уровня до первого.

«За возвышение в этом мире нужно платить кровью и потом. Не самый приятный способ расчета.»

Похожее, но все же чужое лицо в отражении дразнило своим таинственным появлением и не думало исчезать.

«Однажды, я узнаю, что ты такое, и почему отражаешься вместо моего лица...»

Тяжелая зеленая рука хлопнула Марка по плечу.

— Пойдем, супнабор, начнем тренировки прямо сейчас.

Грубая подколка орка отвлекла Марка от безмолвных обещаний самому себе. На долгих четыре года он забыл об этом странном отражении...

***

Разведчик — темный эльф Мироас — вернулся расслабленной походкой, лениво махнул рукой. Первая группа — три танка и маг земли — медленно двинулась вперед. Разведчик закатил глаза:

— Да нормально там все, сколько раз уже этот данж[2] проходили?

Ему не отвечали. Первая группа шла сосредоточенно, короткими шагами, чтобы каждый миг сохранялась устойчивость, и они могли прикрыть мага в любой момент. Сам маг — Натреас — новичок, но дисциплины ему было не занимать. Между его сведенных перед грудью рук пульсировало приготовленное заклятье — пылевой удар. Как только возникнет опасность, воины в массивных доспехах поднимут огромные и тяжелые, будто надгробные плиты, щиты. Соединят их в единый шатер над головами, а маг выпустит заклятье вниз. Пылевая подушка дезориентирует монстра, а если не получится, он выплеснет изо рта настойку слизи саламандры. Ни одному монстру она не понравится. Пылевая подушка защитит союзников от зелья, а монстра наоборот дополнительно ранит раскаленной крошкой.

«Молодцы, — думал Марк — а Мироас чересчур расслабился. Можно подумать у него миллион очков жизни или точка респа[3] за углом. Мы проходили этот данж неоднократно — это правда, но если расслабиться один раз, за ним последует второй, и начнутся смерти. Нужно его приструнить, но не сейчас. После рейда...»

Первый отряд прошел пятнадцать метров и замер. Отсветы факелов на влажных сколах камня тянулись вперед. Ровно в том месте, где остановился авангард, тьма возвращала себе власть над пространством.

«Идеально. Не дальше, не ближе — точно на границе света.»

Вторая группа, в которой был и Марк, состояла из бойцов ближнего боя. Дистанционщики плелись в середине, замыкали еще два отряда тяжеловесов. К первому отряду осторожно двинулись все остальные. Легкий шорох одежд, скрип кожи, тонкий звон металла все это сопровождало шаги рейдеров с роковой неизбежностью. Как бы ни хотелось, передвигаться абсолютно бесшумно не удавалось.

Авангард вновь двинулся вперед, провоцируя нападение монстров. Продвижение шло медленно. На преодоление коридора с двумя изгибами, общей длиной всего в сотню метров, ушло больше пятнадцати минут.

Вход в пещеру босса украшали мелкие, словно щетина великана сталактиты. В громадном зале пахло затхлостью и чем-то пряным. Марк насторожился. Такого раньше не было.

«Мы вышли из столицы год назад. Здесь мог поселиться другой монстр.»

Марк напряг зрение. Впереди возвышалась громадное тело сумеречного дракона. Свернувшись калачиком, дракон лежал так, что его правый глаз был повернут ко входу в пещеру. Сейчас он был закрыт.

«Не разбудили. Это хорошо.»

Командиры отрядов уже бывали тут. Каждый вел подчиненных к нужному месту. Запах щекотал ноздри. Марк потер нос, чтобы не чихнуть.

«Что за запах? Драконы не пахнут, драконы разрушают… Черт! Что-то не так… Совсем не так.»

— В круг, — Марк произнес это еле слышно, но шепот ветра помог донести эти слова до ушей каждого.

Воины подчинились тут же, некоторых из новичков пришлось подгонять яростными взглядами. Весь этот год они лишь наблюдали из безопасных мест за прохождениями данжей. Им доставались обычные монстры, и теперь под конец пути, когда их решили поднять на бое с хорошо известным боссом, случилась такая ерунда.

В центре расположились четверо лучших танков, охраняя лекарей. Кольцом вокруг них стояли маги и воины с дальнобойным оружием, последним наружным слоем шли воины ближнего боя и оставшиеся тяжеловесы.

Вокруг было тихо. Ничто не нарушало тишину. Марк запрыгнул на край огромного щита в руке Гиббарха. Тот даже не вздрогнул, словно и щит, и сам воин были монолитной статуей. Марк настороженно вглядывался в окружающую темноту.

«Сейчас бы не помешало дать больше света, но можем разбудить дракона. Если не занять нужные позиции, это будет гарантированный вайп[4]

Все стояли почти бесшумно. Некоторые из новичков переступали с ноги на ногу, чтобы не получить дебафф частичное онемение. Во время боя нет ничего хуже, чем лишиться подвижности. Только танки могли себе позволить еле плестись перед монстрами, да и то далеко не всегда. Краем сознания Марк отмечал, что такие движения проводят по очереди, сохраняя максимально возможную тишину. Сам он, как и прочие ветераны был под воздействием куража Боевая готовность. Потому замер на согнутых ногах совершенно неподвижно. Только глаза ощупывали пространство, да голова поворачивалась, чтобы отследить посторонние звуки.

— Долго еще стоять будем? — громким шепотом поинтересовался один из тяжеловесов неподалеку.

Валдар приставил к его горлу клинок изогнутого кинжала, и нетерпеливый здоровяк заткнулся. Он всегда действовал жестко. Ему горло болтуну перерезать, что ухом пошевелить. Члены рейда знали его уже достаточно хорошо, чтобы не тешить себя лишними иллюзиями.

«Похоже, втык придется делать многим. Иначе Валдар их действительно перережет по-тихому. А свалит все на монстров...»

Марк имел некоторые сомнения на счет смертей нескольких личностей. Хладнокровность и безжалостность Валдара поражала даже больше, чем его скрытность. Он так никому и не рассказал о своей расе или навыках. При расчете стратегии приходилось опираться на то, что видели прежде. И он ни разу не подвел рейд.

— Мироас, — выдохнул Марк. Шепот ветра вновь не подвел. Фигура темного эльфа бесшумно появилась рядом.

«Хорош гад. Я понимаю его самоуверенность, особенно в пещерах, где у него бонусы расы работают на всю катушку. Но хвост все равно накручу...»

— Дуй за подкреплением, но осторожно. Без лишней спешки. Мы могли пропустить какие-то ловушки, — слова были тихи, как дыхание. Даже Гиббарх, на щите которого стояли Марк и разведчик, вряд ли слышал их.

— Кого? Танков, дистанционщиков, контактников? — также тихо задал Мироас резонный вопрос. В подземелье могло войти ограниченное количество участников, после чего вход блокировался. Марк всегда оставлял часть мест в рейде вакантными, чтобы последней группой можно было ввести самый нужный отряд. Обычно он смотрел по ситуации, и, если была возможность, обходился без помощи, но сейчас все внутри кричало: «Здесь опасно. Старое, множество раз пройденное подземелье нужно принимать всерьез».

— Бардов, — на слова Марка эльф поднял бровь в удивлении. — Всех.

— Но… — начал было разведчик, и тут же замолчал. Сжал губы, потер переносицу костяшкой указательного пальца, как делал всякий раз, когда сосредоточенно о чем-то размышлял. Серьезно глянул на Марка. — Сделаю.

— И не спеши. Никто не должен пострадать.

Мироас кивнул. Подождал несколько секунд — вдруг будут дополнительные распоряжения, — и лишь затем растворился в окружающей темноте.

Время шло, ничего не происходило.

«Сколько мы так уже стоим?» — задавался Марк вопросом. Чтобы быстрее расти в уровнях, он блокировал навык зеркального взгляда на время прохождения известных данжей, о чем теперь жалел. Последнее повышение уровня было полгода назад, и это нервировало, но жизни товарищей стали для Марка значить куда больше, чем неведомые планы правительства. Что будет, когда он получит оставшиеся двадцать шесть уровней? Кто знает… Но эти люди вокруг, и ветераны, и новички вставшие под знамена гильдии перед началом этого долгого похода, были ему дороги. Боевые братья и сестры, которые занимали в его сердце больше места, чем брат и сестра, оставшиеся в реальном мире; больше чем родители, с которыми так и не успел помириться.

Что-то дернулось в воздухе, будто легкое касание тронуло марь, развеяло на мгновение.

«Вот оно!»

Теперь Марк знал на что смотреть, вокруг проявлялись контуры, искривления в воздухе.

Поздравляем! Вы нашли противника, несмотря на его искусную маскировку.

Наблюдательность повысилась на 1 уровень.

«Вовремя» — Марк усмехнулся. Это умение было завязано на вторичную характеристику память, с которой у рейд-лидера «Гильдии боевых ремесленников» все было в порядке.

— Они всюду. Вокруг нас в инви́зе[5] ходят. Кто-то еще видит?

Руки подняли все лучники, и один из магов. «И они молчат. Слишком на меня полагаются, нужно с этим что-то делать...»

— Контролируйте верх, — Марк мягко спустился на землю. У него не было такой ловкости, как у Мироаса, но у него была воздушная подушка. Потому он не издал ни шороха от приземления на неровное дно пещеры. Одежда, расшитая нитями воздуха, не нарушала тишины при движении. Марк мягко потянул легкие короткие мечи из ножен. Стоя в полуприсяде, развел руки с клинками в стороны.

«Что за твари прячутся вокруг? Удастся ли, убить их не потревожив сон дракона?»

Марк активировал стихийную заточку. Теперь его мечи смогут разрезать даже каменного демона, но взамен каждую секунду верное оружие теряло по единице прочности.

«Три минуты и я останусь без мечей...»

Эта мысль Марку не понравилась совсем. Что-то внутри завибрировало, поднимаясь к горлу, превращаясь в тихий рык. Впереди послышалось шипение. Один из монстров появлялся перед Марком. Пятипалые лапы, когти не на последней фаланге, а на средней.

«Чтобы не бить ими о пол… Они боятся дракона? Тогда это не новый босс. Это адды[6]… Чертов сумеречник вырос и обзавелся свитой.»

За лапами появилось туловище, покрытое густой и длинной шерстью. Марк поневоле начал прикидывать, какие свойства могут быть у сделанных из нее нитей. Следом проявилась вытянутая безглазая морда. «Вот почему чувство взгляда не сработало». Мелкие чешуйки, на ней встали дыбом и вибрировали, создавая то самое шипение. Маленькое отверстие рта расширялось и сужалось.

«Эта тварь принюхивается?»

Монстр, название которого Марк не мог узнать без зеркального взгляда, приготовился к прыжку, из дырки рта вырвалось хрипящее сипение. Короткий, в две ладони, чешуйчатый хвост с жалом на конце дернулся раз, другой и чудовище рвануло вперед не хуже стрелы Ситоции. Тварь снесло назад ладонью ветра. Как и ожидал Марк, противник приземлился бесшумно.

Существо двинулось вбок, пытаясь обойти по кругу, он ответил тем же. Когда чудовище оказалось спиной к другим членам рейда, в его спину воткнулись сразу десяток стрел и каменная игла. Марк с облегчением деактивировал стихийную заточку.

«Вот как… они выбирают одного противника и атакуют, а остальных игнорируют. Если бы они набросились в середине боя с драконом… Черт! И так сложно разрабатывать тактики без возможности начать все заново, а тут еще сюрпризы эти...»

Сзади подбирались новые твари. Мерзкие дырки на мордах пульсировали, запоминая Марка. Когда начали шевелиться хвосты Марк отошел к рейду. Стоило аддам войти в зону нормального освещения, как их тут же уничтожали стрелки.

«Вот уж не думал, что буду применять на себя роль приманки… Я же не танк, в конце концов.»

Так Марк и водил монстров маленькой кучкой к бойцам. Когда вокруг лежало больше двух десятков тварей, из темноты выскочил Мироас. Эльф стоял на свету до тех пор, пока Марк его не заметил, и вернулся обратно. Твари же, игнорировали новое действующее лицо, словно он и не существовал вовсе. В тишине, рассекаемой легким свистом тетивы, были уничтожены еще десять монстров.

Марк отправился исследовать окружающую темноту. Он отошел от своей группы достаточно далеко, когда случилось непоправимое. Одна из тварей взмыла над кругом рейдеров. Ее тут же нашпиговали стрелами, но маг перенервничал и бросил протуберанец. Сильнейшее из известных огненных заклятий испепелило тварь в мгновение ока, но вонь поднялась жуткая.

С отвратительным предчувствием Марк повернулся к хозяину локации. Фиалковый глаз смотрел на незваных гостей. Отовсюду раздалось шипение. В зале начало быстро светлеть, так случалось всякий раз, когда призрачный дракон просыпался. На дне не осталось ни одного живого адда, но на стенах у свода их было не меньше сотни. Будь Марк в реальности, его бы прошиб пот, но и тут он почувствовал озноб.

«Они доверили мне свои жизни, я за них отвечаю, — ответственность тяжким грузом давила на плечи. — Что делать?.. Думай!.. Что делать?!.. Что делать?!!»

Дракон выпрямлялся и был он заметно больше, чем раньше. Марк побежал к группе, выкрикивая команды. В тишине уже не было необходимости.

— Приготовиться! Сейчас дыхнет! — дракон отодвинул назад голову на длинной шее. — Рассыпаться!!!

Все рванули в стороны, через небольшие проходы между бронированными воинами. Из пасти босса вырвалось фиолетовое полупрозрачное пламя, окутывая танков. Марк знал, что оно игнорирует броню, но ничего поделать не мог. Группы не успели занять нужные позиции. Главный козырь разработанной тактики ушел в отбой еще до начала игры. Почти весь центр пещеры загорелся, ветераны побежали к стенам, увлекая за собой и тех, кто еще не бывал в этом данже. Скрыться от пламени первого дыхания можно было только так. Это было верное решение. Раньше, но не теперь.

Со стен посыпались адды. Марк видел, те, которых они поубивали раньше, были в полтора раза меньше этих, а значит — и слабее.

— Мироас!

Дракон заревел, обездвиживая всех, но эльфу хватило ума ввести группу бардов уже после этого. Марк запоздало вспомнил, что среди них есть те, кто не достиг и двадцатого уровня.

«Они должны суметь… Должны!»

Марк готовил их особо тщательно. Редко используемая группа поддержки, их недооценивали. Боевые способности музыкантов были невелики, но они могли накладывать и снимать эффекты, и главное большинство их способностей не зависело от уровня. Потому-то Марк их и позвал.

Дракон сделал два шага, резко развернулся и ударил хвостом. Парализованные танки отлетели на добрые тридцать метров, с них спал паралич, но воины растерялись. Их товарищей грызли помощники босса, а сам он не спешил приближаться. Они бросились на помощь своим.

«Нет! Придурки, стоять! Стойте! Он же сейчас дыхнет по всему кругу пещеры, если его не отвлечь! Вы же видели это столько раз!!»

Парализованный, не способный дать команду, Марк наблюдал, как Гиббарх бросился к дракону, бросил в него тяжелый и широкий меч, перехватил двумя руками щит, и принял на себя удар лапой сверху.

«Он же сейчас под онемение попадет! Помогите ему! Остолопы! — выругался Марк мысленно. — Бейте босса!!!»

Вы открыли навык «Безмолвный приказ».

Воины замерли.

«Немедленно!!! Если сейчас же не начнете бить дракона, я вам после рейда кишки выпущу!!!»

Вы открыли навык «Начальственный рык». На десять секунд все характеристики ваших подчиненных повышаются на двадцать процентов.

Воины начали заниматься тем, чем и должны, а барды, наконец, закончили первую мелодию, которая служит единственной цели — усилить звук их следующих песен. Тонкие переливы скрипки поддержал рев трубы, один за другим инструменты вливались в общий поток. Пение бардов гремело в пещере, подобно гласу посланников неведомых богов. Адды получили оглушение, дракон заревел, но в этот раз ничего не смог поделать.

На Марка прекратил действовать паралич.

— Все к боссу!!! Кто аддов тронет, порешу! Барды их пока держат, не отвлекаться! Группы два и три по местам! Лекари! Трое в рейд, один в МТ[7]! — Марк нашел взглядом мелкую черную фигуру. — Айклод, Фитал, держите Конкеля!!

Две массивных фигуры, похожие больше на металлических големов, чем людей, схватили плечи единственного члена рейда, не имеющего доспехов. Одна лишь набедренная повязка болталась на узких бедрах. Дракон бесновался, рычал, топал гигантскими лапами, поворачивался то в одну сторону, то в другую. Наконец Гиббарх подобрал свой меч, с воплем ринулся к своему противнику:

— Сюда, ящерица-переросток! — дракон повернул к нему морду. В фиалковых глазах плескалась ярость. — Я нарежу тебя на шницель!!

Сосуды в драконьих глазах полопались, окрашивая белок в красный цвет. От крика босса пещера задрожала. Несколько камней упало сверху. К счастью никого не задело.

«Что с этим данжем твориться?! Дракон ведется на оскорбления? Серьезно? Откуда у него такая эмоциональность?»

Благодаря бардам никто не замер, зато помощники босса зашевелились.

— Притар! — Марк позвал наименее бронированного, зато самого быстрого из танков. — Цепляй на себя мелких, не дай цапнуть поддержку. Марван, уничтожение аддов на тебе, не переагри их с Притара!

Команды следовали одна за другой и процесс наладился. Сам Марк старался в бой не вмешиваться. В обычной ситуации он бы сражался со всеми, но сейчас необходимо было руководить рейдом, замечать все изменения на поле боя, слишком уж он отличался от нормального.

«Если со всеми боссами такая ерунда будет, я уровень вообще не подниму… нужно брать игроков, да только где их взять. Почти все боятся боли, а те, которые не боятся, уходят в кланы. Я выиграл с тестерами, но и проиграл в тоже время...»

Уничтожение помощников босса шло бодро, самого дракона били не переставая, пока тот был занят Гиббархом. Дракон начал сворачиваться клубком, и Марк понял, что он потерял половину очков жизни. Через полминуты, он развернется и ударит хвостом. Пояснять ничего не потребовалось, командиры групп быстро отвели всех из радиуса поражения, и удар никого не задел.

Дальше босс удивил. Вместо того, чтобы вернуться к методичному истреблению рейда, дракон перешел в призрачную форму и скрылся в толще камня. Обычно он делал это в самом конце, и рейду от сбежавшего призрака оставались предметы экипировки или рецепты для профессий. Теперь же пещера затряслась, из камня высунулась половина дракона. Стены с оглушающим грохотом покрылись трещинами, из которых полезли все те же безглазые твари.

Несколько попаданий по боссу показали, что в призрачной форме он невосприимчив к повреждениям. Группы разбежались в стороны, тяжеловесы нарывались на монстров, отводили их в сторону. Несколько побежали в сторону бардов.

«Черт, там же и мелкие есть! Только бы не...» — у Марка перехватило дыхание, он помнил, каково это терять товарищей. Говорят, сердце грубеет, привыкает, но Марк слишком хорошо знал, что это ложь. За четыре года в рейдах под его руководством погибли пятьдесят три человека… Разве это много?

Марк помнил сводки о погибших в настоящей, а не симулированной реальности. В той прошлой жизни, которая казалась полузабытым сном, тусклым отражением на страницах памяти, ежедневно сообщали о погибших. ДТП, пропавшие без вести. Жертвы терактов. Жертвы вредных привычек — отравление алкоголем, раковые заболевания от курения. Жертвы здорового образа жизни — альпинизм, глубоководный дайвинг.

Сотни тысяч тех, кто ушел раньше срока. И Марку было плевать на них, но он вздрагивал всякий раз, как вспоминал о смертях товарищей. Можно было корить себя, но разве это вернет тех, кто ушел в пределы вечного сна? Оставалось лишь надеяться, что после завершения плана, всех заложников вернут в реальность, и они вместе будут смеяться над своими глупыми страхами.

Таран. Плечо Марка сбило адда за миг до того, как он вцепился в горло скрипача. «Когда я успел здесь оказаться?» Руки с остервенением втыкали мечи в лежащую на спине тварь. Марк сам не заметил, как встал на ноги. Расстояние до следующего монстра преодолел за полсекунды.

«Активировалась поступь ветра. Вовремя.»

Марк знал, что действие способности скоро закончится, восстановление займет не меньше суток, потому как заведенный метался вдоль выстроившихся бардов.

«Демоны! — лезвие клинка укололо монстра, но не пробило шкуру. — Не достаю!»

Рука Марка отпустила меч, скользнула вдоль рукояти. Пальцы, срывая ногти, вцепились в самый краешек, резкий толчок вперед, центр ладони уперся в плоское металлическое навершие. Лезвие ушло в тело чудовища, раня плечо передней лапы, но меч из руки вырвало. Длинный шаг и Марк оказывается на метр впереди раненного чудовища. Обратная гильотина. Меч, удерживаемый двумя руками, врубается снизу в горло твари, отсекает голову. Левая рука с мечом уходит по инерции вверх, а правая хватает рукоять клинка, вытаскивая его из уже мертвого тела. Внутри сразу потеплело. Никто из воинов не любил расставаться со своим оружием.

Марк получил передышку, твари заканчивались на поле боя. А вот призрак дракона почти выбрался из толщи камня.

— Гиббарх! Какого хрена ты делаешь возле аддов! — Марк не мог поверить своим глазам. «И это ветеран? Это с ним мы победили Жейса Короля Камней? Это он вытащил рейд возле озера Культи, когда Таграк впал в неистовство? Какого он ведет себя как членистоногое?» — Быстро к боссу!!!

Дворф в своих доспехах, весящих больше тонны, смог добраться до своего места как раз вовремя, чтобы не дать дракону дыхнуть своим призрачным огнем после возвращения в материальную форму.

— Да, чтоб его! Марк, он отхилился[8]! — Гиббарх воткнул меч в лапу чудовища, заставив того отвести кровожадный взгляд от магов.

-Сколько?!

— От пятидесяти до семидесяти пяти!

«Восстановил четверть жизни? И как его уничтожать? Как?!»

Восстановленную четверть снесли довольно быстро, дракон вновь превратился в призрака, спрятался в стене, заревел из глубины, выпуская новых аддов, и наполовину вылез, чтобы полюбоваться бесплодными попытками врагов. Марку даже показалось, что босс данжа веселится. Из центра пещеры раздался яростный крик, с отчетливой примесью безумства и жажды убийства.

«Нет! Слишком рано!»

— Айклод, Фитал держите его любой ценой! Не дайте Конкелю вступить в бой до материализации босса!

— ДА!!! — двое наиболее бронированных после Гиббарха воина сжимали уже не хлипкого гоблина, едва достающего им до груди, а страшного демона. Изогнутые рога выросли из головы, и теперь начали покрываться трещинами, из которых выпадал прах. Марк знал, насколько этот прах вредит доспехам, но экипировка дело наживное, а жизнь у его друзей всего одна. Конкеля нужно было удерживать, не дать ему выплеснуть энергию, полученную от куража. Когда он превращается в демона это сильно облегчает убийство боссов, но сейчас он ничего сделать не сможет. Бесполезная растрата ресурса.

— Быстрее бейте аддов!!! Конкель вот-вот вырвется!!! — до Марка, охранявшего бардов, ни один из монстров не добрался.

Оставалось еще полтора десятка монстров из свиты босса, когда Айклод катапультным снарядом врезался в стену пещеры. Фитал в измятых доспехах лежал возле Конкеля, уже двух метров высотой. Размытой фигурой демон пронесся к дракону-призраку, и начал наносить удары когтистыми руками. Вопреки ожиданиям Марка дракон не проигнорировал это, а начал выбираться из камня, чтобы принять материальную форму.

«Сработало?!»

— Гиббарх!

— Опустили!!! — радостно взревел дворф в ответ на незаданный вопрос Марка.

Конкель в обличье демона рвал шкуру дракона еще почти минуту, за которую маги с лучниками, спустили жизнь босса до одной четверти, о чем радостно проревел дворф:

— Двадцать пять!

— Не расслабляться! — голос Марка не перекрывал песни бардов, но все его слышали. Преимущество командного голоса, открытого благодаря развитию лидерства до шестого уровня. Плюс звание лидера рейда.

«Черт, как же здорово, что у нас есть Конкель. Иначе, мы бы ни за что не опустили уровень жизни дракона ниже пятидесяти процентов...»

Дракон начал превращаться в призрака, но Конкель продолжал наносить ему немалый урон, вгрызаясь в призрачную плоть даже легче. Дракон вызвал подкрепление, не залезая в камень, и в этот момент время превращения в демона закончилось. Конкель снова был обычным черным гоблином. Все на что хватило его сил — применить бегство, уходя от ударов дракона.

Гиббарх принимал удары разозленного дракона-призрака, и если бы Авитта не была настолько хорошим лекарем, уже давно бы умер. Группы справлялись относительно легко, но стоило им перебить всех помощников, как дракон тут же призывал новых.

Командиры групп контролировали подчиненных, выжимали из себя все силы, но Марк знал — вечно так продолжаться не может. Сейчас они взяли руководство на себя, чтобы дать ему время придумать выход из ситуации, но охватить все поле боя они не могут.

«Игра снова подкидывает нам проблемы… — мысли Марка, словно ищейки, бегали по подворотням разума, в поисках выхода, но везде натыкались на тупики. — Монстры всегда остаются неизменными. Это аксиома… Игра… Это всего лишь игра. У каждой игры есть свои правила. Что если мы выполнили какие-то условия, которые привели к изменению данжа? Какие?.. Не понимаю… В любом случае должен быть выход. Должен! В любой ситуации можно победить, обернуть обстоятельства себе на пользу. Так уж устроен этот мир. Конкель смог его ранить в призрачной форме, но больше не сможет. К тому времени, когда он снова превратится в демона половина рейда точно ляжет… Всегда есть выход… Всегда есть кнопка, которую можно нажать и получить нужный результат. Почему после превращения в призрака, он не сбежал как обычно?»

— Кто-нибудь видит его параметры?!

— Нет! Скрыты! — Гиббарху приходилось нелегко, даже его навыков сопротивления боли не хватит надолго.

— Не вижу! — «Если даже Валдар не видит, то не видит никто...- Марк проследил за действиями старикана. — Его окружили с трех сторон, а он спокоен как удав. И так всегда. Стальные нервы или...»

— Я вижу, — отвлек от мысли один из бардов. — Все характеристики, как на ладони.

— Какого ты уровня?

— Двадцать третьего.

— А наблюдательность?

— Второй уровень.

— Что в списках эффектов?

— Только неуязвимость к физическим атакам.

— Что у тебя?

— Вдохновение, озарение, сродство с духом, жажда жизни, чувство ритма, поток музыки.

— Сродство с духом. Ни разу не слышал. Что это?

— Не знаю… В описании сказано, что усиливает эффекты для музыкантов, еще эээ...

— Дословно прочитай.

— Сродство с духом. Каждый, кто творит музыку, чувствует не только ритм мелодии, но ритм самой жизни. Объединитесь в едином порыве духа, и сила ваша примет новые грани.

— Вот же!.. И ты молчал?! — Марк вздохнул, успокаиваясь. — Как ты вообще в неписи затесался?

— Я в консерваторию поступать хотел. Пошел на тестирование ради денег, а потом...

— Понятно. Атаковать сейчас можешь?

— Издалека только ледяным шипом.

— Давай.

Мелкая сосулька пролетела к дракону, но не прошла сквозь него, а воткнулась в призрачное тело. Босс тут же повернул морду к бардам, но Гиббарх вновь смог отвлечь его оскорблениями. Сейчас, лечением главного танка были заняты три лекаря из четырех.

— На остальных этого эффекта нет? Так я и думал. Прекращайте игру.

Барды остановились с некоторым недоумением. «Все же они не бойцы...»

— Сейчас баффы со всех спадут. Нужно поскорее...

— Тихо, — оборвал Марк разговоры, а затем обратился к единственному человеку, который, проведя в игре больше семи лет, не научился понимать подсказки системы. — Начинай мелодию и приглашай всех в группу.

— Что играть?

— Что хочешь, только быстрей.

Парень начал перебирать струны гитары, Марк почувствовал, как теряет что-то. Это было то самое неуловимое чувство, когда отряд под твоим руководством покидают игроки. Чувство растущего одиночества, замешанное на потере силы и единения с товарищами. Барды один за другим присоединялись к игре гитариста, очень точно попадая в мелодию, хотя Марк был уверен, что слышит ее впервые.

«Он ведет их, они словно оркестр в руках дирижера.» Когда воины начали оборачиваться к Марку, он прокричал:

— Вступайте! Как хотите, но попадайте в ритм.

— Какой еще нафиг ритм?!

— Гиббарх, щит перед собой! — воин тут же подчинился. — Щит в пол!

С гулким эхом щит ударил в дно пещеры.

— Щит перед собой! — вновь перед лицом. — В пол!

Теперь все поняли, и тут же начали бить себя оружием по доспехам, притоптывать. Маги выпускали заклятья, которые взрывались ровно в такт. Мелодия захватывала их. Даже аддов били в четком ритме. Некоторые начали выкрикивать и подвывать без слов. Марк видел, как все начали покрываться легкой дымкой. Удары по дракону-призраку тут же начали приносить свои плоды. Дракон в отчаянии взревел.

Бард Туттио предлагает вам вступить в рейд «Музыка для дракона»

Принять Отказаться

Отказаться.

— Если вступлю, ты потеряешь командование, и у нас ничего не выйдет. В конце концов, у меня лидерство прокачано до двенадцатого уровня, — пояснил Марк барду, которого, оказывается, звали Туттио.

Дракон умирал.

«Это победа, — Марк знал, что полагается радоваться, но на языке ощущал противную горечь. — Все нормально. Так надо. Какой, я оказывается жадный до власти...»

Босс поднялся на задние лапы, прорычав в последний раз, и начал заваливаться назад, проходя сквозь камень. Наружу торчал только хвост, и он постепенно начал из призрачного состояния переходить в материальное. Марка кольнуло предчувствие.

«Это не лут...»

— Ложись!!! — его слова никто не услышал. «Черт, я же больше не рейд-лидер!» — Прикажи им ложиться. Ну!

Туттио набрал воздуха в грудь и крикнул. Марк испытал легкое удовлетворение, когда парень пустил петуха. Все бросились вниз, а стена пещеры, в которую упал дракон, взорвалась градом камней, к счастью, довольно мелких. В углублении лежал мертвый дракон, совершенно осязаемый.

А затем все начали покрываться золотыми искрами, вызванными «Печатью совершенства», знаменующей повышение уровня. Все, кроме Марка. Несколько человек бросились к трупу, чтобы собрать награду. В этот раз рейду достались несколько свитков. Сейчас их разворачивать не будут, а положат в общую кучу, на одной из повозок. В столице займутся распределением добычи внутри гильдии.

— Мы победили! — Гиббарх едва не скакал от радости. — И я взял уровень! Как тебе достижение?

— Да-да, вы молодцы.

— Погоди, — лицо дворфа стало сиять меньше. – Что ты получил?

— Ничего. Вы же закончили бой без меня.

— Но… Как же… Марк, это же бред какой-то! Как это ты ничего не получил?!

— Все нормально, Сань. Правда. Иначе мы бы легли. В этом весь подвох, понимаешь? Так, что за достижение?

— Победа над призраком. Нам открыли новую первичную характеристику - Дух. Ты же знаешь, как редко подобное случается. Еще одна первичка, это же… Гребанная система! Вот почему ты ничего не получил?!

— Ладно, пойдем.

Делать в пещере больше было нечего. Рейд выбирался наружу.

«Без потерь. Еще один поход без потерь. Это хорошо. Сохранить чью-то жизнь лучше, чем добыть какую-то виртуальную ерунду.»

На самом выходе из данжа Марк получил системное сообщение.

Вы получили достижение «Мудрый правитель»

Для того, кто привык повелевать, отдать власть в чужие руки — решение почти невозможное. Вы сделали это, и ваши товарищи одержали победу. Мудрый поступок.

Награда: Открыта новая первичная характеристика - Мудрость.

Навык Наблюдательность изменен на Прозорливость.

— О! Ты все-таки тоже отхватил свою порцию плюшек? Игра все-таки бдит… никого не оставит без заслуженной награды.

— Похоже на то. И теперь я знаю, почему данж изменился. Когда я поднял лидерство до шестого уровня, появился новый навык, теперь я на двенадцатом, и система подкинула нам испытание. Знаешь, чем больше я здесь, тем больше мне интересно, что из себя представляет система. Как это все сделали?

— Вряд ли нам это расскажут, — беззаботно отмахнулся дворф. Марк вздохнул. «Игрок всегда остается игроком.» — Как ты догадался позвать бардов?

— Интуиция, — Гиббарх рассмеялся на это заявление.

— Нет такой характеристики.

— С чего ты взял? — решил подыграть ему Марк. — Я вот, например, уверен, что она есть, просто скрыта.

Марк секунду сохранял серьезный вид, а потом тоже хохотнул.

Поздравляем! Вы разгадали одну из тайн Мира.

Интуиция. Ее существование является предметом множества споров, но вы точно знаете каков правильный ответ.

Награда: Прозорливость увеличена на 1 уровень.

Смех Марка оборвался.

— Что такое?

— Система только что сказала, что я прав.

Дворф поперхнулся словами, закашлялся. Его голова завертелась вокруг.

— Знаешь, теперь и мне интересно, как это все устроено.

Они вышли к месту отдыха маленькой армии. Тягловые тогры — помесь черепахи и слона — окружали стоянку почти тысячи человек. Для прочих игроков они были неписями, но для Марка — друзьями и подопечными.

Рейдеров поздравляли, вызнавали подробности битвы и получения достижения. Народ просил подождать возрождения дракона, и устроить еще два-три рейда. Но Марк отказался. Валдар и Гиббарх поддержали его. Огромный караван двинулся в столицу. Чем ближе они подходили к заветному концу путешествия, тем больше вокруг мелькало игроков. Они скакали на лошадях и ящерах, летали на грифонах и гигантских птицах, но никто не делал ни малейших попыток напасть или стянуть что-либо из телег. И дело было вовсе не в численности. Пять крупнейших кланов настолько разрослись по численности, что были вынуждены основать свои города. Шутка ли, собрать в одном месте несколько десятков тысяч игроков. Однако нужно было быть полным безумцем, чтобы напасть на «Гильдию боевых ремесленников», которая производила лучшие доспехи в столице.

Эта задумка была особой гордостью Марка. Пришлось потратить больше года, пока Светочу удалось создать метку, которая увеличивала характеристики экипировки и оружия, в зависимости от количества очков репутации в гильдии. Продавалась такие вещи все за те же очки репутации. Кроме того, самые ценные товары гильдии имели особые свойства, активация которых длилась ограниченное время, и каждую секунду сжигала по одному очку репутации. Фактически, игроки стали зависимы от гильдии. Большинство ресурсов сбывалось туда за бесценок, лишь бы увеличить такие необходимые очки.

Мечи Марка были с тем же свойством, но так как он был членом гильдии, за использование стихийной заточки снимались очки прочности. Даже он не мог активировать особые возможности таких предметов без платы. «Хорошо, хоть экипировка достается бесплатно. — Марк улыбнулся своим мыслям. — Вот была бы потеха, приходит глава гильдии к подчиненным, и канючит: „Ну, дайте плащик в долг, я потом репутацию отработаю...“. Да уж, после такого даже система бы наверняка выдала достижение… назвала бы меня клоуном или еще как. Мало мне верблюда, которым меня Астар наградил.» Ушлый торговец из Намайра присоединился к гильдии сразу, как ему предложили. Все это время он копил кристаллы маны, надеясь совершить свой непонятный эксперимент.

В квартале, который Марк с товарищами выкупили под нужды гильдии, встретил возвращение товарищей бурным восторгом. Игроки, находящиеся неподалеку тут же получили задания на доставку провианта и выпивки. Суета наполняла улицы, а Марк понял, как ему этого не хватало последние месяцы.

«Я дома.»

— Эй, Костлявый! С возвращением! — кричали приятели Марку. Друзья же приветствовали по имени.

— Семьдесят четвертый уровень? — с характерным прищуром смотрел Кархгул. — Возмужал!

Иллас стояла неподалеку. Она и Ситоция принимали отчеты у подопечных — отрядов лекарей и лучников.

— Как новички? — раздался из-за спины голос Светоча.

— Хорошо. Но без потерь не обошлось.

— Только себя не вини, — похлопал он Марка по плечу. — Не стоит вешать на себя лишние дебаффы. Чувство вины снижает реакцию и болевой порог на 20%.

— Успокойся, Светоч. Со своими дебаффами, я как-нибудь сам разберусь. Меня интересует другое, — Марк оглянулся. — А, пойдемте, в доме поговорим.

Кархгул и Светоч поспешили за Марком. Они закрылись в небольшой комнатке без окон. Светоч расставил на столе кружки с чаем. После первого же глотка Марк почувствовал привычное появление баффа "За чашкой чая", повышающего на пять процентов концентрацию. Этот годовой поход был организован не только и столько для прохождения данжей и ускоренного подъема уровней новичков, сколько для поиска ответа на один вопрос: «Откуда за один день взялось столько неписей?».

Примерно полтора года назад в мире игры появилось огромное количество городов и деревенек. Все они были заселены неигровыми персонажами, но когда с ними хотели поговорить о прежней жизни, они делали круглые глаза, и рассказывали, что родились в этих местах, и знать не знают, ни про какие другие миры. Не только Посвященный, бывшие тестеры тоже не могли ничего от них добиться. Друзья понадеялись, что дальше от центра игрового мира поместят более разговорчивых и не так запуганных людей.

— Я говорил со многими, — начал Марк. — И мне начало казаться, что они не играют. Я встречался с некоторыми по нескольку раз, выспрашивал разные подробности и ничего не добился. Никаких противоречий, будто они и правда здесь родились, а не появились в один момент. Невозможно так сыграть...

— Мы пришли к тому же выводу. Ни одного признака вранья. Они действительно не знают.

— А что игроки?

— Если собрать воедино все слухи, — задумчиво сказал Кархгул — то выходит примерно так. В большом мире создали механизм быстрого производства искинов, и теперь применяют в игре. Гарантирую минимум отличий от реальных людей, и максимум приветливости, — орк фыркнул. — Не нравится пользователям наше отношение, видите ли!

— Есть еще кое-что. Одного из этих новых НПС мы поставили перед зеркалом истины. Хотели разоблачить, при помощи наглядной демонстрации. — Светоч нервно бросил ложку. — Ты должен сам это увидеть.

После гибели гоблина-стекольщика, зеркало перенесли. Ограничение на пребывание только лишь в его доме исчезло, как и сам мастер. В комнату Марк вошел один. У дальней стены сидел бледный человек. Скулы над обвисшими щеками, украшали несколько синяков. Сбоку меж двух занавесок висело совершенное зеркало истины. Его специально поставили так, чтобы в отражении можно было увидеть того, кто сиди у дальней стены. Сам пленник взглянуть на себя не мог.

По ту сторону стекла на стуле сидел среднего возраста мужчина, уверенный взгляд карих глаз смотрел прямо на Марка. Только его тело оказалось почти прозрачным, и абсолютно не похожим на плененного толстяка.

— Кто ты? — в отражении над пленником Марк увидел появление пиктограммы дебаффа. Беспокойство: Реакция +10%, Контроль — 20%.

— Я — Чамуш. Торговец из Вишенок… Слушайте, я знаю, вы хотите услышать про другие миры и тому подобное, но я действительно ничего не знаю… отпустите меня, прошу...

Вам предложено задание «Милосердие».

Чамуш просит вас отпустить его к семье.

Награда: Повышение репутации у персонажа Чамуш на 8000 единиц.

Штраф за провал: -

Принять Отказаться

«Решил надавить на жалость? Не на того напал...»

Отказаться.

— Погодите! Я вспомнил! Вспомнил!

— Хм?

— Есть! У меня есть брат! Он знахарь в Вишенках, он говорил что-то про духа, который живет в двух мирах! — пленник задергался, упал. От удара о каменный пол рассек бровь, но не заметил этого. Только продолжил отчаянно трепыхаться. — Прошу! Помогите мне! Он расскажет… Это большой секрет, но он расскажет, я заставлю его! Заставлю! Только освободите!.. Умоляю!..

Вам предложено задание «Милосердие».

Чамуш просит вас отпустить его к семье.

Награда: Повышение репутации у персонажа Чамуш на 8000 единиц.

Штраф за провал: -

Особое условие: Если вы доставите Чамуша в родное селение, он замолвит за вас словечко перед братом-знахарем.

Принять Отказаться

«Дух, живущий в двух мирах? Ну что же, посмотрим...»

Принять.

Марк вышел.

— Ну, что? — друзья смотрели напряженно.

— Дал мне задание. Есть какой-то «дух », но чтобы узнать, где он нужно поговорить с его братом.

— Так ты не заметил?

— Он сильно отличается от своего отражения, и что?

Орк тяжело вздохнул.

— Марк, как часто ты ходил к этому зеркалу?

— Один раз. Вы же сами запретили, чтобы это не мешало развивать зеркальный взгляд. А потом мне сделали это.

Марк достал "Зеркало заклятого металла". Он получил круглый кусок металла за победу над своим первым монстром. Его отшлифовали, ведь среди неписей было много мастеров ремесел, приделали кусок стекла. Получилось зеркало отличного качества.

— Ну, да… — Светоч потер переносицу. — Ты же не знал его столько сколько мы.

— Кого?

— Сульва. Он никого не пускал к зеркалу одного. Всегда сопровождал. Понимаешь, когда он его создал, все часто бегали посмотреть, как там наши тела в реальности. Поэтому поневоле запомнили, как он сам выглядит без всех этих гоблинских черт и пропорций.

— Хотите сказать...

— Это он, Марк. Это — Сульв.

Марк припоминал, что гоблина-зеркальщика убили игроки из клана «Черная рука». Это вылилось в некоторые проблемы, но разрешилось довольно быстро. Именно тогда «Гильдия боевых ремесленников» получила широкую известность.

— Они научились переделывать сознание усыпленных. Вся наша жизнь может быть стерта в один миг. Потому вокруг так много новых поселений. Им больше нет нужды следить за нашими языками. Они могут просто переделать нас. Сегодня мы расскажем об этом всем. Прости, но дальше тебе придется расти в уровнях без нашей помощи.

— Зеркало отражает реальное тело, и пока мы в капсуле, измениться оно не может, — продолжил Кархгул. — Нам позволяют оставаться собой до первой смерти. У нас была надежда, что со смертью нас просто погрузят в сон, но то, что они делают… Это действительно смерть. Смерть личности.

— Тогда, дальше сам? — улыбнулся Марк. «Их можно понять. В конце концов, мне и так довольно сильно помогли. Использовать их втемную… я не смогу. Чем больше времени мы проводили вместе, тем больше я осознавал, что они ходят по краю. Арон говорил, что это геймеры, у которых интерес к играм достигает уровня патологии, но он ошибался. Когда дело доходит до жизни и смерти, все меняется. Пока я игрок, мне ничего не грозит, или по крайней мере, мне угрожает значительно меньше, чем им. Просто подождите, я смогу выбраться и вытянуть вас отсюда.». — Так тому и быть. Вы же не думали, что я стану требовать от вас рисковать своей жизнью, пусть и в такой необычной интерпретации этих слов?

— Нет, — Кархгул сжал кулаки. — Дело не в этом. Недавно здесь были «Грифоны» и «Золотые львы». Энсайра и Таллед перешагнули за восьмидесятый уровень. С ними было, по меньшей мере, десять человек выше семидесятого, В «Зеленодреве» и «Стальном мече» есть те, кто дошел до шестьдесят пятого. Но даже не в топовых кланах полно высокоуровневых игроков, а мы бросаем тебя самого. Наша трусость может стоить тебе жизни.

Марк рассмеялся.

— О чем это вы? Сам я бы до своего семьдесят четвертого не добрался. Помните, как я пытался заключить союз с теми двумя?

Кархгул и Светоч улыбнулись.

— Тот еще видок у меня был, да? В любом случае расслабьтесь, я справлюсь. А для начала поговорю с тем странным духом, о котором говорил этот перерожденный Сульв. Он ведь вам не нужен? Вот и отлично, выполню квест на доставку бедолаги домой.

Марк входил в комнату с пленником, улыбаясь. «Я даже рад, что больше не придется нести груз ответственности на своих плечах. К тому же уход в одинокое плавание может оказаться наилучшим решением. Полгода я уже на своем семьдесят четвертом. Полгода боев с разными монстрами, и никакого сдвига. Уровень — не то, что дается игрой. Арон говорил, что это зависит от способностей. Кажется… это мой предел? Или все еще можно продолжить? Можно ведь?»

Марк развязал пленника, исцелил его рану.

— Все, идем. Где там твои Вишенки?

— На севере, — Чамуш ступал осторожно, словно боялся поверить, что его, наконец, освобождают.

«Мне нужно разблокировать зеркальный взгляд. Теперь не будет тех, кто займется отслеживанием состояния монстров вместо меня». Марк посмотрел в зеркало и вспомнил то, как смотрел в него в первый раз. Прошло четыре года, но он вспомнил все так, будто это было вчера. Теперь в зеркале истины было нечто среднее между тем чужим лицом и физиономией, которую Марк привык видеть в отражении. Глаза уже не были настолько бесцветными, волосы посветлели и укоротились, но все еще были далеки от привычной короткой стрижки и светло-русого окраса.

«Если это зеркало отражает реальное тело, и даже после изменения личности отражение здесь не меняется, то почему… почему в моем случае все совершенно не так?»

— Что-то случилось? — Чамуш нетерпеливо топтался на месте. — Если болеете или еще что, брат сможет помочь. Идемте, скорее...

— Да. Идем, — Марк разблокировал зеркальный взгляд. — Надеюсь, твой брат сможет сказать, что со мной не так. Очень надеюсь...

 

[1] Боец ближнего боя, использует оружие

[2] Данж (от англ. dungeon — подземелье) — особая локация, не обязательно находится под землей. Это может быть и горный пик, и открытая равнина. Населена, как правило, большим количеством монстров. Итогом прохождения подземелья (данжа) является убийство самого сильного монстра — хозяина подземелья, т.е. босса. Боссов в данже может быть больше одного

[3] Респ (от англ. respawn — перерождение) — точка возрождения объекта в играх

[4] Вайп (от англ. Wipe — стирать, удалять) — в данном контексте используется для обозначения проигрыша, т.е. смерти участников рейда, провал похода

[5] Инвиз (сокращение от англ. invisibility) — незаметность, невидимость

[6] Адды (от англ. adds) – добавления. В данном контексте — добавочные монстры, усложняющие процесс убийства босса в подземелье

[7] MT (от англ. Main Tank) — главный танк. Его задача — отвлекать на себя удары босса данжа, пока остальные члены рейда наносят ему урон

[8] Хил (от англ. heal — исцелять). Отхилился — исцелился

Глава 5.Общий файл
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.