МБК 2: Драконья кровь - Глава 6 Убивая, она не страдает

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 15:44       0    74 0

Лина Зендэ не ответила Инку, но вместо этого стала быстро проверять нечто на своём планшете. Её пальцы быстро мелькали, прикасаясь к экрану в разных местах. Бесстрастные глаза выискивали путь к одной ей известной цели.

— Да, — проговорила ученая спустя некоторое время, — «одержимость», подходящее название для найденного Веурато гормонального коктейля. Это чувство способно вызвать такую реакцию организма. Непонятно по какой причине разрушился светоч…

От последних слов Инк вздрогнул.

— Ты знала?

— Да, — Лина кивнула, не отрывая глаз от планшета, — сам процесс запечатления происходит через передачу частицы сознания другому существу. Мы предполагали, что по некой причине подобное может происходить у естественно приручаемых создания. Способность к запечатлению хозяина принято считать эволюционным признаком, но многие хотели бы уметь вызвать его искусственно. Ариманы идеальный объект исследования, часть из них подчиняются владельцам, другие – нет. Стремление тела, несогласованное с программой поведения в светоче… Да, такой контраст векторов мотивации может вызвать раскол разума. Вопрос в том, как сохранить между ними связь, избежать разрушения сознания…

Лина задумалась, а Инк ощутил страх. Его попытка скрыть что-то теперь казалась довольно нелепой. Они уже проводили множество опытов, естественно, у клана Зендэ имеются свои практические наработки и теории.

«Если я расскажу им об особых характеристиках светоча Роун, исследования ускорятся, я уверен. В конце концов, связь с паразитической меткой демонического бога очень жёсткая, вряд ли она может далеко удалится от носителя. Светоч Роун совсем другой – остаток её разума изменил связывающую нас нить, из-за чего расстояние не играет особой роли. Вдобавок, это позволяет мен подглядывать за действиями мага крови, в котором эта часть находится. Могла ли частица Роун начать изменение светоча аримана? Да, скорее всего, именно так всё и было…»

Инк не стал делиться этим с Линой. С одной стороны, было опасно говорить о связи с разумом Веурато, с другой – его жутко злила сама мысль о превращении частицы Роун в подопытный материал, с третьей – члены клана Зендэ, вероятно, и сами смогут сделать выводы, которые приведут их к правильному ответу. Потенциальные выгоды от его сотрудничества несут гораздо меньше пользы, чем опасности. Инк планирует получить от клана Зендэ максимум, но не намерен становиться реальной его частью.

— У тебя есть план как добиться безопасного разделения светоча?

— Да, — Лина посмотрела на Инка своими холодными глазами, — нужно просто пересадить светоч в неподходящее ему тело.

— Что? Такое действительно возможно? Я имею ввиду не мнимое тело, а настоящее? – Инку было трудно поверить в подобное. Даже захваченные архидемоном тела нуждались в плавном подчинении. «Нет, он планировал сделать их подходящими для трансплантации… Это другое…»

— Это сложно, — Лина отложила планшет, — светоч отторгает неподходящие тела, провоцирует изменения в работе организма на привычный ему и тем самым зачастую сокращает срок жизни объекта. Если мы сделаем всё быстро, проблем быть не должно. Нужно просто найти подходящий разум, способный делиться. Такой светоч, который может приспосабливаться к любому телу.

— Придётся долго искать? – Инк был почти уверен, что решение уже есть.

— Нет, — подтвердила Лина его опасения, — у нас уже имеется подходящий монстр для этого. Вот, смотри.

Инк взял протянутый планшет. На экране отображался знакомое чудовище. Самое жуткое из тех, что он успел встретить с момента вознесения, исключая бога-зверя. Инк надеялся, что золотой дракон не станет интересоваться им настолько, чтобы разыскивать после уничтожения тела. Ему было страшно от одной мысли о новой встрече с чем-то настолько могущественным.

— Слизь? Это ваш идеальный кандидат?

— Да. Мы называем его монстром Эннота — в честь первооткрывателя. К сожалению, этот многообещающий член клана Зендэ уже покинул буфер, — пояснила Лина.

— Тот, что открыл камни для накопления энергии? – удивился Инк.

— Кристаллы, о которых ты говоришь, являются своего рода костями монстра Эннота. Эта слизь – очень сложный организм. «Кости» этого существа мы приспособили под аккумулятор тонких энергий, «кровь и мышцы» – хороши как питательный раствор. По своей структуре он является жидким кристаллом.  Его светоч делится так же, как и тело. Он распадается на части, но при этом фактически остаётся целым. Даже в мире отражения можно приобрести способность к разделению сознания и тела. 

— Почему же клан Зендэ до сих пор не смог создать запечатляемых ариманов? – Инку казалось, что с такими знаниями они уже давно могли добиться желаемого.

— Разделение светоча слизи не такое, как при запечатлении, — пояснила Лина. – Он как червь, разрежь на две части и будет два червя. Разделение светоча для запечатления намного сложнее – такие части неодинаковы по структуре.

Инк слушал небольшую лекцию Лины и вспоминал свои ощущения от взгляда на происходящее в голове монстра. «Мягкая, воздушная на вид, часть и твёрдая с четкими гранями». Сколько ни думал, не мог прийти к выводам о том, что это должно значить.

— Нам нужны подопытные, — заявил Инк.

— Полчаса, — отстранённо проговорила Лина, выбивая пальцами заявку на планшете.

Всё время ожидания Инк тщательно размышлял. Он не желал раскрывать свои секреты, но никто не станет снабжать его ресурсами просто так. Очевидно, что клану Зендэ нужен результат. Минимум – создание запечатляемых ариманов, максимум – технология превращения любого монстра в приручаемое существо.

«Мягкая и твердая… Конфликт… Может это раздвоение личности? Нет, тогда бы светочи были отделены друг от друга и оставались самостоятельными, — Инк вдруг почувствовал, что клан Зендэ имеет множество лабораторий, базы знаний, огромное количество исследований, но некоторые вещи не может понять. – Хоть я и видел весь процесс, его природа всё равно остаётся неясной. Люди довольно ограничены в вопросах познания. Чем более сложный вопрос исследуется, тем более изощренные инструменты должны для этого применяться.»

Когда в лабораторию влетела платформа с подопытными Инк поразился их количеству. В клетке оказались заперты десятки лысых котов. В маленьком мире ему приходилось от таких убегать, хотя настоящий потомок богов первого поколения – Грэнк – достаточно легко словил их на ужин.

— Не серебряные? – удивился Инк, глядя как человекоподобная кукла из металла спускает клетку с платформы. «Глэм говорил, что пожертвовал такой для нашего спасения во время побега из буфера. Клан Зендэ монополист в изготовлении этих марионеток? Или у других кланов тоже есть свои способы?»

— Серебряные ариманы слишком редкие, — заметила Лина, открывая клетку и доставая лысого котоподобного монстра. – Эта вариация размножается гораздо быстрее.

— Они уже взрослые. Может стоит выбрать детёнышей? – Инк сомневался в успехе.

— Мы должны проверить все варианты, — показала головой ученая.

Испуганному животному сделали укол снотворного. Инк поместил в сознание подопытного программу «пробуждения крови» — на деле просто набор инструкций по выделению гормонов. Его кровь была изменена богиней еще до отправки в буфер из мира отражения. Это был обман во благо или благо, вопреки обману? Инк думал об этом часто в последнее время.

— Готово.

— Поняла, — Лина поднесла еще один шприц, — ввожу стимулятор роста.

Лысый кот просыпался медленно подергиваясь, словно боролся во сне с неведомым врагом. Лина поднесла клетку поменьше и заперла животное, наблюдая за происходящими изменениями с расстояния в метр. Вопреки ожиданиям Инка, метаморфоза светоча всё же происходила. Ариман проснулся и безумно бился в клетке. На его шипящий хрип реагировали собратья. Лаборатория наполнилась шумом. Когда сознание монстра стало разделяться, Инк шагнул ближе. Часть его сознания отправилась в разум животного. Всё нутро аримана оказалось нестабильным и пыталось ударить, разгрызть, перемолоть вторженца.

«К счастью, я укрепил светоч по методике из наследия демонического бога.»

Инк быстро нашел место предполагаемого разрыва двух частей светоча. К его удивлению, недалеко начал формироваться третий отросток. Инк проигнорировал это изменение и попытался превратить мост между двумя крупными частями разума монстра в подобие нити, соединявшей его разум с погибшим светочем Роун. Связь двух частей сознания монстра истончалась и приобретала фиолетово-розовый цвет. Когда светоч аримана раскололся, Инк замер, напряженно наблюдая за результатом. Связывающая нить растянулась, но осталась целой.

«Получилось?»

Инк покинул мир разума монстра. Она наблюдал за происходящим глазами мечты и всё больше убеждался в успехе.

— Получилось.

Услышав Инка, Лина тут же схватила клетку с подопытным и поместила в специальный прибор. Крупная коробка не казалась чем-то особенным на фоне остальных инструментов, но в действительности была очень значимой. Следом за невзрачным ариманом в аппарат отправилась небольшая слизь. Как пояснила Лина, это был именно детёныш, а не часть более крупной особи.

На дисплее появились оба существа. В области головы аримана явно были видны два сияющих пятна с тонкой линией-перемычкой, в теле слизи свет распределялся равномерно по всему телу, исключая небольшой сконцентрированный участок поблизости от центра ей аморфного тела.

«Этот аппарат позволяет видеть светоч! Но он показывает его не так, как вижу я.»

Инк испытал воодушевление. Клан Зендэ может работать со средоточием разума. Загадка природы разума манила, как влечёт всё неизвестное, и пугала, как нечто непознаваемое.

Лина осторожно следила за изменениями на экране. Данные прыгали неровными столбцами, не раскрывая Инку ровным счетом ничего. Гораздо более информативным было движение одного из кусков светоча аримана к телу молодой слизи.

— Плохо, — равнодушным голосом произнесла ученая.

— Что именно?

— Смотри, — она указала на слизь, — их светочи борются за господство над телом. Это не запечатление.

— Нужно пробовать с детёнышами, — снова вернулся к своему предложению Инк.

— Да, — согласилась Лина, берясь за планшет.

Клетку с испуганными лысыми котами унесла металлическая кукла. В качестве замены осталось множество контейнеров с мелкими ариманами. Новый опыт удался на отлично. Разделение светоча прошло на мягкую и гранёную части. На экране аппарата части разума подопытного отличались только размерами. Когда маленькая вошла в новую слизь, никакой борьбы не было. Светоч лысого кота податливо сжимался под воздействием слабых колебаний разума слизи. Вначале ариман просто сел, а потом покорно подошел к своему «хозяину» и позволил переварить себя.

Это определенно был успех. Метод работал и позволял создавать детёнышей с запечатлением. Опыт повторили несколько десятков раз и провальными оказались всего пара попыток. После лысых ариманов перешли на серебряных – результат тот же. Полный успех.

— Ты недовольна? – Инк не понимал почему ученая хмурится.

— Мы можем сделать запечатление, но всё еще не пониманием природу процесса. Почему для молодых особей это работает, а для взрослых нет?

— Потому что их сознание уже сформировано, — Инк пожал плечами.

— Нет, — Лина отрицательно мотнула головой, — сформированное сознание – миф. Все мои исследования показывают, что светоч – своего рода семя. Оно должно прорасти, а в процессе приобрести некие черты физического тела и тонких оболочек.

— Прорасти? – удивился Инк. «Даже боги не знали многого о природе светоча и не могли его развить. Клан Зендэ может знать о природе души больше? Сомневаюсь. Или они, в отличие от прочих кланов нулевого мира, не сосланные потомки богов, а полноценный филиал крупной силы». Последнее казалось Инку всё более вероятным. – Во что должен прорасти светоч?

— В сверхразум, полагаю, — бесстрастные глаза Лины дрогнули.

Инк ощутил от её взгляда странный холод. Бесстрастное выражение на её лице напомнило о металлической кукле, холодной и бесчувственной, заинтересованной только в поставленной задаче. У Инка появилось плохое предчувствие, но быстро пропало, когда Лина Зендэ отвернулась. Её лицо было таким же равнодушным, как обычно.

— На сегодня достаточно, — проговорила ученая, — тебе стоит отдохнуть. Продолжим завтра уже вместе с Веурато.

 

***

Остаток дня и начало следующего Инк провел за изучением вводной информации на планшете. Мнимому телу отдых был не нужен, а восстановить эффективность разума помогла короткая медитация. К назначенному времени он пришел в лабораторию Лины. За открывшейся дверью его встретила напряженная атмосфера. Веурато смотрел на ученую с выражением злобы и недовольства. Маг крови заметил вошедшего Инка, фыркнул и ушел прочь.

— Куда это он?

— Кажется, его расстроил наш вчерашний успех, — равнодушно ответила ученая. – Веурато сказал, что ему нужны инструменты из его прошлой лаборатории.

«Как будто, кто-то в это поверит. Здесь куда больше приспособлений, чем в его комнатушке»

— Продолжим, — невозмутимо произнесла Лина. – Сегодня определим до какого возраста возможна из ариманов можно сделать приручаемых монстров.

Инк посмотрел на маленьких лысых котов. Отчего подумалось, что это совершенно чистые создания, которые успели увидеть этот мир, но не смогут его оценить, как следует. Большинство из них, вероятно, умрёт в течение следующих нескольких часов. Она жалобно попискивали, ища кормилицу.

«Любовь зла, — думал Инк, понимая, что именно из-за привитых чувств к Роун, ему сложно начать истязать таких “чистых” созданий. Затем он посмотрел на спокойные движения Лины. Она готовила первого подопытного. Маленький ариман жалобно пищал, щурился маленькими глазками, тыкался носом в её ладонь, пытался облизывать. Ученая оставила зверька в клетке, от чего тот стал пищать еще более громко. Испуг, мольба… Зверёк жаждал ласки любящего родителя, стремился найти грудь кормилицы. Лина бесстрастно набирала в шприц смесь для ускорения роста. – Да, любовь зла. Особенно, если это любовь к науке.»

 

***

Фоун чувствовал себя прекрасно, но не рисковал показывать своё хорошее расположение духа. Золотой дракон в обличье человека стоял к нему спиной, но даже так вполне мог заметить раздражающе радостное лицо слуги. То, что бог-зверь категорично не желал видеть окружающих счастливыми, воин из клана Ралго заметил совсем недавно. Прошло шестнадцать дней с момента возвращения из наполненного лавой и камнями маленького мира. 

Каждую смену дня и ночи золотой дракон терял своё благодушие и приветливость. Теперь его не заботила устланная мягкими коврами комната, угодливые слуги, вид из окна сотого этажа на маленькое море бегущих по своим делам смертных. Лишь золотые украшения привлекали его внимание. Бог-зверь подходил к ним, нежно касался и на мгновение его лицо наполняло спокойствие. Чем дальше, тем меньше это помогало.

Фоун нагрубил золотому дракону и тот поместил его в свою книгу. Воин, ставший джином, духом-заложником предмета, хотел избежать боли от регулярного наказания бога-зверя и всеми способами пытался угодить своему пленителю. Результат окупился. Фоуну часто дозволялось выходить наружу, подыматься тонкой струйкой дыма над страницей. Слишком выделяться воин клана Ралго не любил. Не только из-за того, что можно было получить удар от пленителя. Бытие духа в нулевом мире было не самым приятным. Часть Фоуна хотел посмотреть на окружающий мир, а друга содрогалась от холода и у говаривала поскорее вернуться внутрь страницы. Как дух, воин клана Ралго был не слишком силён. Его мнимое тело растекалось туманом, капля за каплей теряя силу.

«Я потомок богов-воинов! – кричал в своих мыслях Фоун. — Тупая ящерица, однажды я раскрою твой череп и сделаю из него сортир!»

В комнату бога-зверя осторожно постучали. Один из верхушки клана Золотого дракона вошел не дожидаясь ответа Золотого дракона. Седой мужчина в морщинах стоял согнувшись в полупоклоне.

— Господин, пришёл ответ от Торгового союза, — проговорил посетитель.

«Вот! Еще одна его блажь, — недовольно ворчал про себя Фоун. – Никому не говорит своё имя. Благосклонно велит называть его господином. Задавака!»

— Какое решение они приняли? – степенно проговорил бог-зверь.

— Письмо содержит очень вежливый… отказ.

Заминка в докладе седого мужчины не ускользнула от внимания Фоуна.

«Они уже и сами не рады такой помощи, — воин клана Ралго был готов расхохотаться, но держал себя в руках. – Интересно, как поступит эта ящерица?»

Бог-зверь повернулся. На его лице виднелось недовольство. Он задумчиво смотрел на склонившегося перед ним родича.

— Есть еще кое-что, — добавил мужчина, не разгибаясь. – Нам передали сообщение. Потомок наших врагов смог выжить. Он нашел приют в клане Зендэ.

— У этих слабаков? – на лице молодого бога-зверя отразился всплеск радости. – Отлично. Они станут хорошим примером для Торгового союза. Прикажи всем собираться. Тем, кто смеет укрывать моих врагов, нужно быть готовым к последствиям.

— Господин, вы!.. — мужчина резко поднял голову. На его лице отразились ужас и неверие. Он хотел что-то сказать, но в итоге лишь сжал губы и снова поклонился под взглядом бога-зверя. – Ка прикажете.

Фоун хотел хлопать в ладоши от радости. Золотой дракон собирался развязать войну между кланами малого круга. Такого давно не случалось.

«Надеюсь, твою блестящую шкурку хорошенько продырявят, ящерица! – злорадно думал Фоун. – И если представится возможность, я и сам буду не против кинуть в тебя камень-другой.»

Глава 5.Глава 7
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.