МБК 2: Драконья кровь - Глава 7 В тёмной глади небес прорастает бутон

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 15:46       0    78 0

Инк погрузил сознание в листы с наследием нулевого мира. Ему стоило больших трудов поглотить все знания о тонких телах. Даже сейчас он не мог ухватить последний блок информации — он оказался слишком большим. Настолько огромным, что грозил разрушить светоч. Инк имел опыт поглощения знаний из гримуара архидемона, и это был достаточно удобный способ. Каждый блок информации имел своё небольшое описание, но с наследием всё обстояло иначе. Каждый блок нужно было поглощать целиком, от начала до конца, иначе в разуме оставалась лишь неструктурированная информация. Откусывая от бутерброда человек не должен быть слишком жадным. Попытка проглотить слишком много может обернуться неприятными ощущениями. Жадные столкнуться с тем, что кусок просто встанет в горле, вызывая удушье.

Когда Инк пытался поглотить последний блок информации по сайрен сильно пострадал, но в то же время понимал насколько далеко находится от возможности съесть эту часть разом. Если начальные блоки походили на небольшие канапе, а средние на половинки бутерброда, то финальный был полноценной булкой хлеба. Такой можно съесть только по кусочкам, но эта возможность не предусматривалась. Попытка запихнуть всё это в себя приведёт только к разрыву рта. Даже крайне жадный человек не сможет проглотить эту часть. На каждом листе с нанесёнными от руки описаниями пыток имелись особые метки, как только каждой из них коснуться частью светоча, можно было попасть в специальное пространство. Там, в темноте искусственного микрокосма предмета (Инк решил называть эту область по аналогии со своим пространством разума), находилось скопление символов. Прикосновение к нему вызывало вибрацию светоча. Достигая основной области сознания она создавала копию блока информации. Как только дублирование завершалось, начинался процесс поглощения знаний.

Крошечные кусочки разума Инка были подобны множеству маленьких ртов. Во время последней попытки поглотить финальный блок данных он едва не лишился этих частиц светоча. К счастью, он успел прекратить процесс поглощения. После этого интерес Инка к кинра вырос многократно. Первая ступень представляла собой сбор информации, процесс познания и запоминания. Наградой становилась идеальная память. Вторая ступень — визуализация. Через представление различного рода процессов нужно было прийти к ситуации, когда воображаемый объект воплотится в реальности. Инк помнил, как тренировался этому. Он оставил метку на лице могучего воина. Символ был невидим для всех, кроме самого Инка. Даже без продолжения визуализации знак оставался на щеке Наркерта.

Третья ступень заключается в осознании. Инк помнил своё потрясение, когда к нему пришло четкое осознание разницы между мозгом и самим его разумом — светочем. Четвертая ступень предусматривала контроль разума.

“В маленьком мире Роун я научился двигать нитями светоча, — вспомнил Инк. — Там же из-за вмешательства Арси и ментальной атаки архидемона шагнул на пятую ступень — создание барьера. Вокруг моего сознания образовалась защита из маленьких серпов — воплощения всех моих сожалений. Потом я прочел в наследии о вращении светоча ради придания ему новых свойств и обрёл возможность дробления разума на мельчайшие частицы. Еще и белая энергия размалывается на такие крошечные части, что сам мой микрокосм стал поглощать их, а зародыши тонких тел — восстанавливаться и прорастать.”

Возможность дать жизненную силу кусочкам маленьких звёзд во тьме микрокосма была самой большой ценностью для Инка. Он радовался, что не следовал точной инструкции, оставленной демоническим богом трех вихрей и в итоге получил такой бонус. С другой стороны, Инк рассматривал версию о вмешательстве в его разум даже в этом вопросе. Дух-отражения и чернорогий архидемон из седьмого мира. Она называли себя богами-предками всех землян. Инк был склонен верить в эту версию, но определённая часть подозрений всё равно оставалась.

Седьмая ступень кинра — наставление. В ней нужно было задать правила и нормы, использовать уроки жизни для закрепления тех или иных принципов. После создания полного свода правил, этот уровень кинра считался освоенным. Описание оказалось несколько расплывчатым, но Инк предположил необходимость создать костяк своих принципов в разуме. Теперь у него было два таких — “любовь к Роун” для игнорирования очарования прочих девушек и “отказ от человечности” ради прагматизма. Как только он завершит создавать собственный свод внутренних законов, сможет перейти к восьмой ступени — “Встрече с Макрокосмом”. Эта ступень описывалась в деталях. Светоч предстояло закалить в потоках великого мира. Инк понимал это ка необходимость выйти в пространство космоса и подвергнуть светоч воздействию солнечного ветра и звёздной радиации. В конце концов, все эти вещи содержат в себе тонкие энергии.

Инк боялся, что вместе с этим разрушится и его тело, поэтому не спешил обучаться седьмой ступени кинра. После потери тела вопрос отпал сам собой. Как попасть в космос — отдельный вопрос, но Инк уже нашел на него ответ. У него есть ключ от маленького мира Трех Вихрей. При определенной команде в нем раскроются темные небеса и потоки силы убьют всё живое. Инк подозревал, что речь идёт именно о космическом излучении, поэтому готовился отправиться туда сразу после освоения седьмой ступени. Глэм, его бывший наставник, обещал, что с приходом на этот уровень можно было по силе разума обойти всех его родственников из клана Сугой. Инк не знал, насколько это правдивое заявление, но его очень интересовала девятая ступень кинра — “Воля”. На этом уровне человек мог навязывать свои желания окружающему миру, изменять его перманентно. После знакомства с макрокосмом человек понимал законы мира, но на девятой ступени мог создавать свои. Заставить реку течь вспять, а предметы падать вверх. Инку казалось странным, что может иметься нечто настолько невероятное, но оттого этот уровень развития манил его всё сильнее.

И нулевая ступень — “(Ре)Инкарнация. Это виток к переходу на новый уровень бытия. Становление иной сущностью с точки зрения самого понимания мира. Это разделение на ступени было очень похоже на разделение этапов дзинту. Инк пытался понять причину совпадения, увидеть скрытый за этим смысл. Его размышления прервал сигнал на планшете. Пришло сообщение от Лины.

[Сегодня проведём опыт в более продвинутой лаборатории. Я забронировала время, но немного задержусь. Осмотрись пока меня не будет]

“Новая лаборатория? — удивился Инк. — Зачем, если опыт уже стабилен? Она пытается узнать, как я изменяю светочи, спасая их от разрушения?”

Это было неприятно. Инк подумал о возможности провалить несколько опытов, но вариант узнать больше о природе мира снов и мечтаний казался ему заманчивым. Он решил отложить решение вопроса до знакомства с лабораторией. Возможно, Лина хочет чего-то совсем иного.

Двигаясь по указанному на планшете маршруту Инк неожиданно встретился с Веурато. Маг крови бросил на него злорадный взгляд. Инк решил проигнорировать это. К его удивлению, на летающих дисках они двигались в одном направлении.

“Лина и его туда же пригласила? Хотя, почему нет… Веурато тоже должен был помогать с приручением ариманов, но мы и так справились.”

— Наслаждайся своими последними часами пребывания здесь, — заговорил маг крови.

Инк нахмурился.

— Я передал информацию о тебе богу-зверю, — на лице мага крови отразилось ликование. — Он точно попытается достать тебя как можно скорее. Клан Зендэ не сможет ему отказать.

Инк даже не сразу понял, о чем говорит Веурато. 

“Дракон? Он рассказал дракону, что я здесь?” 

Инка охватила злость. Даже для шутки это было слишком. Их диски разошлись в стороны до того, как Инк успел спросить у Веурато, действительно ли маг крови совершил такую глупость. 

“Клан Зендэ заявил о желании создать армию для… — Инк мысленно отвесил себе оплеуху. — Создать армию против бога-зверя? Кто сказал, что это правда? В любом случае, мне пришлось подчиниться им, чтобы не попасть под удар прямо там, в буфере, но что теперь? Эта новая лаборатория… Возможно, там меня уже ждёт дракон?”

Резко двинувшийся вверх лиск лишь усугубил подозрения. Инк видел как удалялся внизу летающий искусственный остров из покрытой кучкой зданий площадки. Вокруг было множество похожих областей на разных по высоте уровнях. В центре каждой стояла своя гигантская дверь. Инк летел всё выше, к одинокому острову на самом верху. Внутри он становился всё более напряженным.

Диск принёс его к самому высокому зданию на верхнем острове. На всей площадке практически не было людей. Диск двигался к самому высокому зданию и подлетел к окну верхнего этажа. Стекло исчезло, а диск аккуратно опустился на пол. Внутри огромного помещения было пусто. Это несколько успокоило нервы Инка. Лаборатория по своему размеру напоминала футбольное поле. Предназначение каждого из присутствующих тут инструментов было совершенно неясным. В базе данных планшета ничего подобного нет.

“И как я должен осматриваться? — раздраженно подумал Инк. Он попробовал включить одно из устройств, но ему отказали в доступе. — Отлично! Я даже проверить меню этих инструментов не могу.”

Подозрения о грядущей встрече с драконом вспыхнули с новой силой. Что-то щелкнуло. Инк осмотрелся, ожидая увидеть Лину, но в помещение никто не вошел, зато постепенно потолок становился прозрачным.

Через крышу виднелась не слегка подсвеченная пустота, а гигантский фиолетовый с зеленоватым отливом бутон распускающегося цветка. От короткой ножки отходило множество тонких корней. Одни — соединялся прямо с крышей этого здания. Другие скрывались в стороне, но Инк догадывался, что они должны вести к остальным летающим островкам с лабораториями. Это в корне меняло его представление о структуре маленького мира, а расположение площадок со зданиями приобретало совершенно новый смысл.

— Ты видишь его, — раздался голос в стороне. Лина подходила с улыбкой. Это было поразительно на фоне её обычно безэмоционального лица.

— Что это? — потрясенно спросил Инк. Лаборатории были ничтожно маленькими по сравнению с этим бутоном.

— Наши знания, — ответила Лина, восторженно глядя на потолок. — Цель присутствия клана Зендэ в нулевом мире — сбор знаний. Эксперименты, опыты, достижения. Мы делимся частью наработок со смертными, чтобы привлекать их к той же работе. Когда клубень достигает определённого размера, за ним приходят из основной части клана. Знания забираются, а наши исследования принимают совершенно новое направление.

— Клубень? — удивился Инк. — Больше похоже на бутон цветка.

— Да, — на лице Лины отразилось счастье. — Ты действительно видишь его!

— Конечно… — Инк похолодел, — но ты не видишь, верно?

— Для этого нужно достичь восьмой ступени кинра или получить глаза, способные видеть сам светоч. Такие же, как у демонического бога Трех Вихрей. Ты получил его наследие в маленьком мире, — Лина не выказывала даже тени сомнений в сказанном. — Поздравляю.

— Чего ты хочешь? — Инк напрягся. Открытое обсуждение чужих секретов, всё равно, что поднесение ножа к горлу. Никто здравомыслящий не станет делать это без серьёзной цели.

— Помощи в эксперименте с ариманами. Настоящего сотрудничества, — Лина снова стала выглядеть спокойно. — Я никому не рассказал о своих выводах, также как и о твоих глазах. В документах распечатка глаз числится как попытка привить их ариману. Меня не интересуют твои маленькие секреты, но метод запечатления аримана… Он нужен мне. Весь проект «Асура» нуждается в нём.

— Зачем? Мы и так можем сделать им нужное количество питомцев, если… Ну, конечно, — Инк рассмеялся от собственной глупости. — Вы не хотите контролировать ариманов, вам нужна абсолютная покорность армии созданных чудовищ.

— Верно, — Лина даже не пыталась скрывать мотивы клана Зендэ. — Знаешь, почему я пригласила тебя сюда?

— Не только ради проверки моих глаз? — скривился Инк.

— Конечно, нет. В этом вопросе я имела почти полную уверенность. Здесь, — Лина указала на лабораторию, — нет никаких устройств слежения. Именно поэтому так сложно забронировать тут место. Мне пришлось выкупать время у другого исследователя. Здесь проводят лишь наиболее ключевые опыты, которые помогают сделать прорыв в исследованиях. Считай это защитой интеллектуальной собственности. Я защищаю твои секреты, но если этого тебе мало…

Лина протянула планшет. На экране транслировалась картинка из богато обставленной комнаты. На диване сидел молодой человек, но Инк знал, насколько обманчив этот облик. Возле бога-зверя лежал гримуар, между страниц которого просачивался вьющийся змеёй дым. 

— Веурато не соврал тебе, — добавила ученая. — Он действительно передал записку в клан Золотого дракона. Теперь от твоего решения зависит наш ответ богу-зверю.

— Не боитесь, что я расскажу о вашем плане создания армии, о попытке контролировать её? — Инк злился всё больше.

— Нет, — одно слово. Этого оказалось достаточно, чтобы передать Инку всю безнадежность его положения. Лина не пыталась убеждать, просто показала абсолютную уверенность в возможности выпутаться из этой ситуации. — Решай, с кем ты хочешь остаться.

Глава 6.Глава 8
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.