Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 16 Пробуждение крови

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 13:46       0    110 0

Инк ел суп и практиковался во второй ступени кинра. Заключалась она в визуализации образов. На начальном этапе нужно было мысленно нарисовать некий простой знак, на усмотрение самого практика. Следующим шагом становилось выведение этого знака из мысленного образа в реальный мир. Нужно было наложить образ на любой реальный объект. 

Иными словами, требовалось представить свою фантазию наяву. Усложнение заключалось в фиксации знака на некоем подвижном объекте. В брошюрке советовалось мысленно поместить знак на лицо человека, с которым приходится часто видеться. В идеале знак должен быть рельефным, искажаться при мимике и скрываться, если человек отворачивается. Конечно, в реальности ничего не появлялось – обычное самовнушение от человека.

«Неконтролируемое – галлюцинация, а если находится под контролем – визуализация»

Инк четко уловил разницу и сейчас смотрел на сияющий символ на поверхности супа. Он уже дошел до второго этапа тренировки второй ступени кинра. Колебаний знака от волнения поверхности супа не наблюдалось.

«Не идеально, но это, должно быть, уже слишком быстрый прогресс.»

В голове Инка вдруг всплыл эпизод из его странного сна. На тарелку супа наложился образ белого пространства и колеблющихся металлических полос. Отправив еще одну порцию еды в рот он снова ощутил, как пережевывает кусок белой реальности – другой момент сна.

«Да уж, — удивлялся Инк. – Как и говорилось в брошюрке, визуализация затрагивает не только именно визуальные образы, но и запахи, осязание, звуки… Если песня постоянно наигрывает в голове, это визуализация? Хотя нет… Если от неё не получается избавиться, то это глюк.»

Вкус супа смешался с воображенным вкусом белой субстанции из сна. Чем-то походило на облачный коктейль, но ощущения были не в пример сильнее.

«Разве я чувствовал вкус во сне?»

От размышлений отвлекло сияние в тарелке. Инк посчитал это выходом упражнения из-под контроля, потому не удивился. Но беглый взгляд позволил понять, что он ошибся. Это была не внушенная себе иллюзия – золотой узор на его лице разросся в некое подобие полумаски и продолжал расширяться.

— Что с тобой? – удивился Грэнк. – Опять небольшие изменения во внешности?

— Похоже на то… — ответил Инк с удивлением отмечая, что в своём воображении продолжает пережевывать непонятно что.

Киасс и Арси, принявшая для застолья свой нормальный взрослый вид, продолжали следить за происходящим. Сидящий в стороне Наркерт выглядел удивленным. Он привел их в свой номер, который по виду ничем не отличался от роскошной трехкомнатной квартиры – окон только не было, да кухня исключительно на электричестве – никаких газовых приборов под землёй.

Золотые линии покрыли даже ладони и пальцы Инка. Они начали ветвиться, создавая неровные узоры, когда звук колебаний металлических полос стал сильнее. Мысленный взор показывал золотистые потоки, струящиеся по завихрениям в белом мире. Полосы в итоге стали дрожать так сильно, что прорвали пелену чистого сияния. Инк увидел несколько ярких скоплений энергий в пустом сферическом пространстве. Объем у этого места был невелик. Об этом, как и о наличии неких затемненных комочков, говорило неясное чувство, названия которому Инк не знал.

Металлические полосы сблизились своими концами и не переставая издавать свои звуки колебаний позволили золоту стечься в единую массу. С рук и даже лица, как показывала поверхность супа, все узоры исчезли. Золотой сгусток казался Инку размером с шарик для пинг-понга или чуть крупнее. Он оказался частично прозрачен – внутри виднелась фигурка человека, свернувшегося в позе эмбриона. Без лица и каких-либо половых признаков – просто заготовка под куклу.

— Да ладно… — «Это всё реальность? Это пространство существует, а не просто грезится мне?»

Проверяя свою догадку, Инк выплюнул в пространство кусочки белой массы из мысленного рта. Сверкающие белый осколки разлетелись повсюду, но затем сосредоточились рядом с яркими огнями. Часть приклеилась к незаметным комочкам, отчего те тоже загорелись разными цветами.

— Пропали твои золотые узоры, — констатировал очевидное Грэнк. После выяснения того факта, что Глэм заранее договорился о том, что их пристроят на арене, а заодно устроил очередную проверку, мотоциклист стал немного спокойнее и терпимее к окружающим. 

«Если вы просто запоминаете кучу фактов и информации, но не умеете анализировать это всё и обращать в свою пользу, что толку от первой ступени кинра? – вспоминал Инк слова Наркерта. – Может, происходящее – закономерный итог изучения второй ступени кинра?»

— Угу, пропали, — кивнул Инк Грэнку. – Не хотелось бы стать жалким подобием Киасса.

— Каким еще подобием? – подняла бровь Арси. – Мой любимый бесподобен.

— Ну вот пусть и остаётся единственным с золотистой кожей. Мне и рогов хватает… надеюсь, они тоже исчезнут.

— Ты о чем, Инк? – Грэнк переглянулся с металлическим и девчонкой. – У Киасса кожа нормального цвета, никакой золотистости нет.

«Как это нет?..»

— Ты видишь его кожу как золотую? – спросил Наркерт.

— Нет, просто золотистая. Немного неравномерный оттенок, но всё же… он определенно есть.

— Так и я думал. Глэм не зря называл тебя рекордсменом. Поздравляю, в тебе пробудилась кровь лирс. Это уже вторая раса, умение которой ты себе отхватил.

— А первая? – уточнил Инк.

— Шармис, — Наркерт указал на рога, — низшие демоны из третьего мира. У них градация в рангах по цвету рогов идёт от красного до фиолетового с повышением таланта к определенным навыкам, связанным с силой разума. Глэм попросил меня отправить запрос в библиотеку относительно твоих рогов и татушки на носу. Информация пришла сжатая, но суть уловить даёт. Как я понимаю, у этих шармис настоящий талант к таким вещам, как кинра. Правителями являются особи с фиолетово-синими украшениями на голове. С кровью лирс всё проще и сложнее одновременно. Её полным-полно на Земле, во многих существах можно найти её отголоски, но так чтобы это всё собралось воедино…

— Что в этом странного?

— Инк, позволь спросить, как тебе удаётся пробудить кровь, если ты перерождённый? У тебя не должно быть тела. Даже если твой уровень кинра достиг шокирующей по высоте ступени, как ты мог сымитировать эффект ничтожных по меркам высших сил созданий?

— Это результат моего соглашения с духом мира отражения.

— Ладно, пусть так, хотя большая часть, уверен, станет думать только об одном – даре артефакта, полученного тобой от могущественных родителей. Слухи опять поползут. Все знают, что вознесение с помощью артефакта позволяет получить некий бонус, но не воспользоваться им до выполнения сложных условий. За амулет, который даёт возможность усилиться сразу начнется настоящая война. Придётся принять меры, иначе даже сюда могут начать прорываться в его поисках.

— Или подумают, что я не потомок высших сил, а просто вознесённый из нулевого мира, — добавил Инк.

— Как будто такое вообще возможно, — отмахнулся Наркерт. – Я обещал Глэму помочь вам в практике, но мне хотелось бы избежать проблем.

— Кто такие лирс? – спросила Арси.

— Да, так… один забавный народ. Из пятого мира, если не ошибаюсь. Поедая чистое золото, могут создавать для себя дополнительное тонкое тело. Весьма грозные противники, но есть одна вещь за которую их не очень-то любят.

— И какая? – удивился Инк. – Жадность до золота?

— Если бы… Они чрезмерно похотливы. Думаешь я шучу? Когда-то на Земле была война, представители множества миров собрались здесь, даже из-за звёзд пришли могущественные создания. В итоге планета стала бедноватой на ресурсы для выращивания магов и прочих сильных людей, а кровь лирс осела даже в представителях высших сил – «Небесной обители». Оттого христианство так любит золото лепить на храмы и внутри них.

— При чем тут религия? – удивился Инк.

— Воспитай из человека верного последователя, дай ему простую мечту – умереть за веру, например, и получишь кучу перерожденных слуг. Да все почти так делали в разные эпохи и в разных уголках мира. Какие-то религии закрепились, другие пропали. Хотя золота лирс тоже немало пожрали, иначе его было бы больше на планете. Смешно сказать, вот люди современные умные, начитанные, а верят, что золота и не должно быть много. Благородный металл, не окисляется, поэтому с течением времени должен накапливаться во всё больших количествах. И никто не думает, что разница в огромных запасах того же гелия и золота представляет собой ненормальную ситуацию.

— Это… — Инк задумался о самом развитии планеты и цивилизации, но потом отбросил лишнее для концентрации на действительно важной вещи. – То есть, если я буду есть золото, то смогу создать дополнительное тонкое тело? Точно! Во почему светильники в доме Михаэлона были такие странные! Нет, более важно, что развитие тонкого тела это суть сайрен, правильно?

— Правильно, — скривился Наркерт. – Узор исчезает, когда оно формируется в примитивном состоянии. Как-нибудь попробуй вызвать энергию из этого зародыша…

— Вот так? – Инк показал ладонь в золотом ореоле. Зачерпнуть крохи энергии из золотого комочка оказалось очень просто, почти естественно.

— Всё, теперь я завидую этим рогам. Если они настолько облегчают изучение кинра… — друг Гэма скривился и замолчал на несколько секунд. – Ладно, носи сам, всё равно их не прикрутить к моей голове. И всё же не могу понять, как тебе это удалось. Пробуждение крови – процесс естественный. Родился с нужной мутацией, и кровь называют пробужденной, но вот так, по ходу процесса развития… Ты взял кровь противника на арене. Из неё выбрал нужные гены, да? Можешь не отвечать и так всё ясно.

— Могу я тоже получить тело таким способом? – Арси напряженно ждала ответа.

— Вернись в мир отражения и попроси духа организовать тебе нечто подобное, — вздохнул Наркерт. – Только это уже нереально, а еще и цену уплатить за услугу… Короче, забудь. Развивай кинра и будет тебе тело. Можешь попытаться договориться с магом крови, но тут нужен магистр дисциплины, а таких на Земле уже два столетия нет. Оставшиеся только и могут, что молодость продлевать или возвращать, и еще кое-что по мелочи… За исследование химер их сразу прибьют, а без этого научиться собирать из фрагментов наследия крови рабочие последовательности, дающие силы других рас, остаётся только мечтать. Вы вот знаете о мусорной ДНК? Куски, назначения которых наука определить не может… Если в процессах случайных мутаций выскочит рабочая часть, появляемся мы – маги, оборотни, высшие вампиры и прочая нечисть. Шанс на это слишком низок, ведь фрагментов крови могучих рас у человечества слишком много, а вот чистотой по отдельной родословной и не пахнет.

Инк не знал, что сказать в ответ. Наркерт протер руками лицо и снова принял благодушный вид.

— Простите, что нагрузил. Для многих из нас это больная тема. Все ищут способы усилиться самим, увеличить количество сородичей. Каждый второй тут шапочно знаком с темой наследования генома и принципами мутаций организма. Доедайте и будем проверять ваши силы. Они ведь подросли, Киасс?

— Вы знаете про мою способность? Тогда и про это место в курсе? – На вопросы златокожего Наркерт скорчил унылое лицо. Даже Инку стало стыдно за сомнения в осведомленности посетителей арены о буферной природе этого «места силы». – Ясно. У Инка силы только что выросли до двадцати трех тысяч баллов, у Грэнка и Арси остались почти теми же – двадцать одна и тридцать семь тысяч. Мои тоже без особых подвижек.

— И это, по-твоему, не выросли? У них же были намного меньшие показатели!

— Инк, — Киасс замялся, — во время знакомства Грэнк и Арси, скажем так, немного исказили информацию о себе.

«Они соврали о своих силах… Зачем?»

Инк только задумался, как сразу вспомнил – какой-то ребенок представителей высших сил действительно был отправлен в нулевой мир.

«Выходит, это может оказаться один из них?» 

Глава 15.Глава 17
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.