Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 19 Слияние сил

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 13:51       0    74 0

Инк смотрел на маленькую, пару миллиметров диаметром, прозрачную сферу на своём указательном пальце. Она едва заметно сверкала золотым светом. Потребовалось некоторое время, чтобы убрать излишки силы. Когда всякий намёк на сияние исчез, Инк приблизил палец к поврежденному участку на лезвии своего серпа. Сфера растянулась, пропитала поврежденный участок клинка. Выровнять его удалось без особых усилий. Одного лишь желания оказалось достаточно для исправления последствий неосторожного обращения с оружием.

«Сила тратится, — ощутил Инк. – Можно ли использовать её для нападения?»

Тонкая пленка покрыла заточенную часть. Воля впустила в тончайший прозрачный слой золотую энергию. Потребовалось время, чтобы убрать свечение. Инк начал экспериментировать, касаясь лезвием каменного пола. Насыщение силой без свечения оказалось слишком малым, чтобы резать камень, а при золотой вспышке расходовалась слишком быстро.

«Для разового удара сгодится. Приблизить оружие к врагу, и резко накачать поле силой. Тут и доспех не выдержит. Только в учебных поединках это показывать смысла нет. Сразу все этот приём поймут и запомнят. Тайное оружие для реальной схватки.»

К своему удивлению Инк обнаружил, что использовать золотую энергию для починки оружия вовсе не обязательно. Главным было пропитать ремонтируемый участок силовым полем. После этого он мог менять форму искореженного в опытах лезвия силой мысли.

«Чувство, будто моя воля сталкивается с волей металла… будь справ крепче, смог бы я его так выровнять?»

Проверка теории на крошке каменного пола показала, что способностей Инка недостаточно, чтобы как-то повлиять на форму, но пропитав часть камня он может двигать его без прикосновений. Такая разновидность телекинеза восхищала. Как оказалось, у неё тоже есть свои недостатки. Движение было слишком медленным, да и при выходе за границы действия микроманипуляции камень почти сразу падал. Решить проблему смогла золотая энергия. Инк понимал, что она действует как усилитель или топливо для заданного действия, но не мог провести полноценный опыт, потому что запасы силы новорожденного тонкого тела исчерпались.

На арене некромант планомерно избивал противника. Маг еще трепыхался, ему удавалось разбить ближайших духов с тремя руками и головами своими взрывами. Для этого он больше не использовал жвачку, вместо этого хлопал в ладоши, создавая невидимую волну разрушения.

— Он больше не может точно контролировать свою силу, — проговорил Инк, и тут же пояснил непонятно для кого. – Руки светятся красным.

— Верно, — отозвался Трош. – Рейс очень опытный боец. Когда-то он использовал этот трюк для боя против твоего учителя.

— Он бросал вызов Глэму? – поразился Инк. – Так он тоже в золотой лиге, а не серебряной?

— Рейс из серебра, но довольно амбициозен. Безумный Глэм использует боевую форму, создавая шесть рук, но даже слившиеся духи некроманта не смогли ничего ему противопоставить – ни при объединении по трое, ни после превращения в сторукого гекатонхейра. Огромное существо Глэм уничтожил всего одним ударом. Некоторые из духов пострадали так сильно, что упали в своей мощи, вместо разумных существ стали больше походить на полудиких зверей. Рейса из высшего ранга серебра понизили до среднего. Пусть и не скажешь, но некроманты заботятся о своих слугах, ведь те представляют собой их силу. С того времени Рейс искал способ защитить разум подопечных. Не знаю удалось ли ему, но в действительно серьезных поединках он больше так и не участвовал.

— Он недолюбливает нас? – Инку пришла в голову мысль о возможной мести со стороны некроманта, но он тут же отбросил её. – Учеников Глэма?

— Рейс не настолько мелочен, — голос Троша звучал всё также безэмоционально. – Он получил на арене многое, стал здесь сильнее, заключил контракты с перерожденными. Его заботят правила этого места, даже если он не один из работников. Возня с новичками — своего рода традиция. Кому-то нужно ставить их на место. Сил Рейса хватает с лихвой.

Инк не отводил глаз от арены. Молодой маг, который не так давно лихо избивал Грэнка, сейчас тяжело дышал, лежа на полу арены. Пыльная, порванная в отдельных местах одежда не оставляла сомнений – ему сильно досталось. Инк заметил кровь на костяшках кулаков высокомерного посланника Михаэлона.

— Я сдаюсь, — голос новичка звучал хрипло и глухо.

Рейс ушел молча. Его слуги обратились туманом и впитались в тело некроманта. Зрители наконец перестали мешать молодым магам идти к арене, но те не особо спешили. Битва уже завершилась, помочь победить они не могли. Как бы ни было высоко их самомнение после боя с Грэнком, сейчас оно потерпело крушение. Никто не сказал и слова Инку, пока тот тащил недовольного товарища на себе к выходу из арены.

В комнате ожидал Киасс, он рассматривал брошюрку с описанием второй ступени кинра.

— Что случилось? – удивился златокожий.

— Сюда пришли маги, — ответил Инк, укладывая тело, зашипевшего от боли Грэнка на его кровать. – Говорят, от Михаэлона.

Выслушав пересказ событий Киасс опустил голову и сцепил пальцы, собирая тонкую металлическую кожу в небольшие складки.

— Я думал, что как потомок клана знаю многое, но оказывается мир глубже и шире, чем мне казалось. Теперь понятно, почему нет гегемонии кланов в нулевом мире. В буфере мы сильны, но здесь… — Киасс покачал головой. – Перерожденным нужна высокая ступень кинра, а вознесённых слишком мало для организации полномасштабного противостояния.

— Не забывай о людях, — добавил Инк. – Охота на ведьм в современном мире будет поэффективнее, чем в средние века. Твоя кожа сможет защитить от выстрела пули?

— Не знаю… вряд ли. Не хочу проверять.

— Заткнитесь уже, — проворчал со своего места Грэнк. – Может, сейчас они сильнее, но придёт время, когда я растопчу этих выскочек.

Киасс на это только вздохнул и покачал головой.

— Уже изучаешь вторую ступень? – поинтересовалась Арси.

— Да, — кивнул златокожий, не отрывая взгляда от брошюрки. – Буду признателен, если не будешь меня отвлекать.

— Конечно, любимый, — радостной мелодией протянула девчонка. Затем повернулась к Инку и уже грубо заявила. – Эй, ты. Помоги моему возлюбленному освоить вторую ступень. Расскажи всё. Что уже успел понять о ней, чтобы он мог обойти тебя в уровне постижения.

— Хорошо, — Инку было лениво злиться на заявление и тон, которым оно было сделано. Куда больше его интересовало, сможет ли он летать при помощи воздействия телекинезом на самого себя. Логика подсказывала, что смещение предметов идет относительно его положения и это вряд ли возможно. С другой стороны — энергии и физическое воплощение не одно и тоже. Они существуют в разных плоскостях мироздания, как это понимал Инк. Требовались опыты по всем возможностям применения силового поля. Один из них он решил провести прямо сейчас. – Смотри, Киасс. Вот суть второй ступени.

С этими словами он представил ярко-синюю надпись «дура», затем перенёс её на лоб Арси. Силовое поле пропитало воображаемое сияние и оправдывая лучшие ожидания Инка, стало видимым для других. Грэнк хрипло засмеялся, тыча пальцем в лоб девчонки. Киасс позволил себе легкую улыбку и кивком поблагодарил за демонстрацию.

— Что? – удивилась Арси.

— К зеркалу подойди, — Грэнк впервые показал настолько хорошее настроение, — дура.

— Сам дурак! – огрызнулась девчонка, выбегая из комнаты.

На то, чтобы добраться до ванной и вернуться Арси потребовалось куда меньше времени, чем ожидал Инк.

— Убери это проклятье немедленно! – потребовала она по возвращении.

— Какое ещё…

— Сам знаешь! Мои превращения не дают избавиться от этой дряни.

Слова девчонки подтвердила изменением внешности. Становилась моложе, старше, обращалась попугаем, змеёй, пауком – надпись всегда оставалась на её лбу. Только когда она расслоилась на двух детей удалось добиться некого прогресса – слово мерцало на голове одного её воплощения.

— Убери! – гневно требовала Арси.

— А как же помощь любимому? – поддразнил её Инк.

Девчонка повернулась к златокожему, но тот демонстративно пялился в брошюрку.

— Любимый, — девчонка надула губы из-за полного игнорирования со стороны алхимика, — ты так жесток…

Арси стала требовать убрать надпись, а Инк представил тонкую пленку, закрывшую ей рот. Напитка силовым полем позволила несколько усложнить ей попытки говорить. Впрочем, девчонка тут же отделила от себя попугая и стала кричать уже его ртом. Успокоить её удалось только демонстрацией отражения в созданном зеркале. Никакого свечения не было. Пояснять, что он просто убрал силовое поле, а сама надпись всё ещё присутствует, хоть и видимая исключительно ему, Инк не стал.

«В конце концов, я терплю тебя и эти выходки только ради своих тренировок. Ты удобный тренажер, Арси. Таковым и оставайся.»

Все попытки воздействовать на себя каплями силового поля оказались слишком слабыми, хоть и чувствительными. Инк подумал о естественной защите, упомянутой пришлым магом и пришёл к выводу, что для влияния на людей потребуется нечто посерьёзней его радужной пены.

«Проклятия… Арси может не так уж далека от истины. Я думал, этот рисунок – просто плод моего воображения, который фиксируется на подсознательном уровне. Что, если это не так? Знак представляет собой некую энергию. Она отпечатывается на других объектах. Можно ли эту силу ощутить? Выделить, подобно золотой субстанции из тонкого тела лирс?»

Инк создал знак на ладони, пытался ощутить его, но для руки словно ничего и не существовало. Он пробовал приближать и удалять капельку силового поля к рисунку. Вытянул руку в сторону, прикоснулся к метке силовым полем и вытянул тонкой нитью. Едва заметный волос посверкивал в пространстве. Арси следила за этим с подозрительностью, Киасс – с любопытством, а Грэнк – с настороженностью.

— Что он делает? – уточнил мотоциклист.

— Готовится перейти на третью ступень кинра, насколько я могу судить, — ответил златокожий.

— Ты тоже довольно быстро освоился, да?

— Я изучал кинра еще до вознесения, — пожал Киасс плечами на вопрос Грэнка. – В кланах всем дают понимание основы кинра. Третья ступень это настоящее начало, первые две – просто подготовка к нему.

— Разве это не должно помешать в изучении? – Арси ходила по комнате, пытаясь легкими взмахами ладони сдвинуть сверкающую нить. Прикасаться к ней она опасалась и несколько раз резко дернулась, когда Инк словно случайно изгибал линию для приближений к девчонке.

— Мешает знание упражнений, а не сути. Некоторым проще тренироваться, когда они знают, для чего это делают.

— Я из таких, — грубовато заявил Грэнк, всё так же не поднимаясь с кровати. – Давай, выкладывай.

— Первые две ступени созданы, чтобы нагрузить работой мозг. Сначала подсознание приучают к запоминанию огромных массивов информации. Теоретически, место на нейронном носителе информации должно рано или поздно исчерпаться. Только на самом деле по какой-то причине этого не происходит. Вторая ступень истончает грань между подсознанием и сознанием. Сознательно оставить воображаемый знак на чем-то и закрепить это на подсознательном уровне. Такая тренировка не слишком сложная, но в какой-то момент приходит осознание, что оставляемый знак…

— Не плод воображения, а реальная отметина, — договорил за Киасса Инк. – Хотя изначально всё было наоборот.

— Да, — кивнул златокожий.

Инк смотрел на нить, текущую от его руки. Он мог контролировать её на большем расстоянии, чем показывали его прежние тесты. Фактически, область контроля осталась той же, но отсчитывалась не от его головы, а от метки на ладони.

«Проявление сознания… Оно и мозг – не одно и то же.»

Что-то словно щелкнуло. Инк смотрел на окружение с двух точек зрения. Одна была чуть ближе другой – глаза и нечто, словно утопленное вглубь его головы. Посмотреть на окружение при помощи знака на ладони не удалось, как и через метку, оставленную на лбу Арси. Более того, знак на девчонке никак не расширял область его контроля над способностями.

— Сознание, — проговорил Инк. – Третья ступень – работа с самим сознанием.

— Думаю, будь тут Глэм, — сказал Киасс, — он обязательно бы похлопал еще раз. Потому что такая скорость развития это действительно что-то ненормальное.

Глава 18.Глава 20
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.