Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 25 Воспоминания

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:03       0    117 0

Перед глазами Инка расплывались пятна разного цвета. Он не понимал, что произошло, а мысли путались, оставляя в ощущении мягкости огромной пуховой перины. Очень приятное чувство, но если захочешь выбраться на холод, то с удивлением обнаружишь насколько сложно это сделать. Мягкость была похожа на тюрьму, но не попытавшись от неё избавиться этого никогда не понять.

«Счастливое невежество, — промелькнула в бессвязном потоке образов мысль. – Дураки счастливы в своей глупости, но испить горечь мудрости не так просто.»

Инк задумался об источнике этого мнения. Почему он подумал об этом? Сомнения и вопросы остались без ответа, растворившись в мутной пелене спутанных частиц сознания. Неизвестно сколько прошло времени, прежде чем он различил две вещи: огромное грозовое облако и покрытая рудами гора. Была вещь, удивившая Инка – облако находилось не над горой, а сбоку от неё. Хотелось осмотреться, что же находится выше скалы – почти монолита – но ничего не выходило.

Глаза? Голова? Что-то еще? Чем бы Инк не пытался пошевелить, ничего не выходило. В какой-то момент облако и гора уступили место тьме, а та, обратившись неясными сумерками, исказилась, расплавилась, содрогнулась, сложив из мозаики два образа.

«Грэнк и Киасс…»

Только вернувшись образы снова исчезли. Мешанина образов распалась на множество мелких серпов с почти незаметными на фоне лезвий рукоятями – рудимент, а не важная часть оружия. Будь здесь лилипуты подходящего размера, они не смогли бы использовать подобные клинки.

Облако. Гора. Шипение электрических разрядов – не гром. Легкие вспышки света, как от спящего в туманном коконе зверя. Пока он лишь просыпается, не пытаясь никого напугать. Переворачивается с одного бока на другой, невидимый для наблюдателя из-за плотной завесы темно серой неоднородного цвета облачной массой. И на фоне этого — неподвижная скала. Изображение сдвинулось. Инк увидел синего человечка. Своего рода фея. Женственные черты и силуэт. Рассмотреть в деталях не даёт окружающий фигуру поток парящей жидкости. Инку потребовало приложить значительные усилия, чтобы обычным взглядом рассмотреть сидящую Арси.

Неожиданно в его голове отпечатались два образа. Он почему-то посчитал это очень важным. Реальность и сны смешались. Инк не мог понять, что он видит, хоть некоторые вещи и остались в его разуме. Неожиданно он увидел мир своего сознания. Из светящегося центра расползались белые нити. Они множились и делились, пока не стали похожи на трехмерную сеть, охватившую почти всю область прозрачного мира. Свет в центре стал меньше, способность мышления ухудшилась, но множество вещей появились перед глазами.

Нити света пошли дальше, за отмеченную разуму границу, и там остатки сознания Инка столкнулись с множеством маленьких серпов.

«Защита!»

Мысль с оттенком радости промелькнула в прозрачном мире вспышкой молнии и так же быстро исчезла, оставив после себя едва заметное эхо. Всюду в пределах, освещенных тонкими нитями, отметились течения и колебания. Разум усваивал информацию, адаптировался и корректировал сам себя. В какой-то момент стало ясно, что пространство не монолитно. Со всё большей ясностью Инк видел отдельные кристаллы неправильной формы, между которыми находилась твердая и непроницаемая среда. Его нити сознания не могли ни проникнуть к неё, ни осветить. Именно из этой среды и выпускались на краях внутреннего мира маленькие темные серпы со слишком короткими пародиями на рукоять.

Нить света коснулась одного из серпов, затем, другая, третья – все они принесли инку одно и то же чувство. От каждого из серпов веяло сожалением. Несбывшиеся надежды, потерянная вера, опущенные руки. Эти маленькие серпы казались незначительными игрушками, но каждое прикосновение подрывало дух и лишало уверенности в себе, своих силах и правильности выбранного пути. Светлые нити потемнели и почти разрушились.

Не Инк, а некий инстинкт заставил нити оторваться от серпов. Прошло время. Сколько? В это мире было неясно. Одна из нитей сознания снова стала двигаться. Осторожно прикоснулась к пяте на рукояти серпа. Маленький полумесяц стал похож на наконечник длинного оружия – тут же приклеился к нити. Свет от последней перестал рассеиваться, но втёк внутрь серпа.

Молодой парень сидел и вспоминал случившееся неделей ранее. 

«…уволен. Ты неплохой работник, но я должен думать о всех. Понимаешь? Да, он неправ в данной ситуации, и я сделаю так, чтобы подобное не повторялось. Проблема в том, что ты уже несовместим с остальными в группе. Куда мне тебя перевести? В отдел снабжения? С твоим образованием там делать нечего. Ты же отличный специалист! Посиди дома, у моего друга как раз есть нехватка людей твоего профиля. Послезавтра. Приходи познакомлю вас. Договоритесь об условиях…» 

Теперь он понимал, что бывший босс действительно хотел помочь, но в тот момент вспылил. Его наполняло сожаление. Неделя поисков нового места работы и… никакого результата. Так мало времени и настолько сильный удар по уверенности. Этого времени оказалось достаточно, чтобы понять насколько мал шанс получить хорошее место по специальности. Диплом на столе казался сам насмехался над его наивностью. 

Казалось бы, вернись, извинись, признай ошибку и, возможно, бывший босс поможет устроиться. Только вот… Гордость не позволяет. Разве он обычный человек? Он сожалел, но при этом понимал, что не готов мириться с несправедливыми вещами. Заходя под козырёк, человек должен склонить голову. Простая истина, но если он стерпит это сейчас, не будет ли терпеть и в будущем? И что тогда? Как он сможет исполнить свои цели? Момент решимости был смыт волной отчаяния. Нет никаких возможностей. В этом мире шансы действительно нулевые. 

Инк смотрел глазами неизвестного. Видел, как опускаются руки, но эмоции всё равно оставались чужими. Он не принимал их на личный счет. Лишь слабая догадка мерцала в сознании – этот человек – тот, кем он был в прошлом. До вознесения и попадания в мир отражения.

Вторая нить объединилась с другим серпом, и картинка сменилась.

Рыжий зверек прыгал по ветке, резво перебирался с одного места на другое, пока не взобрался на клетку с крупной ячейкой. Небольшой палец протянулся к белке, но та не испугалась. Зверёк с любопытством посмотрел на палец, но спустя миг потерял интерес и стал перебираться по крупным ячейкам ограждения в другую сторону. Разочарование. В голове бились бессвязные мысли с желанием забрать такое интересное существо домой, разбивавшиеся о понимание невозможности этого. 

— Так! Собрались, — раздался громкий женский голос. К молодой полноватой женщине стали стекаться дети. – Ко мне, ко мне, ко мне, все подошли! 

Инк обнаружил, что смотрит глазами одного из этих детей. Всех собрали для группового фото, но в ключевой момент он повернул голову в сторону. После этого группа заспешила в автобус, им пора было ехать дальше. Женщина показывала кому-то получившийся кадр. Инк тоже подошел ближе и увидел на снимке повернутую в профиль голову с волосами, стянутыми в короткий конский хвост. Вспыхнуло разочарование и недовольство – он единственный, кто не смотрел в объектив. 

Остатки способного на мышление сознания отметили, что текущая внешность и та, что была раньше, сильно отличаются. Есть что-то похожее, но разница очень велика. Их ни за что не посчитают одним человеком.

…Прости! – расплывающийся образ женского лица и переполненный грустью голос. 

Мусор… Не прошел проверку таланта… Позор своих родителей… Калека… 

Множество шепотов вокруг сливались в единый гул. На какое-то мгновение Инк подумал, что перед ним фрагмент памяти, полученной из Креста Алзурии, но охватившие всё пространство светлые нити тут же развеяли это предположения. Вся полученная из амулета память представляла собой лишь относительно короткое послание и не содержала ничего более. Инк даже заметил небольшой сгусток, который провоцировал в нем желание схватить и не отпускать амулет с кровью богов.

Негативные эмоции продолжали взрываться мелкими петардами, но словно находились за толстым стеклом и были неспособны поколебать состояние Инка. Совсем не так, как если он касался лезвий серпов.

Мы отправим его… Проживет спокойную жизнь… Достаточно знать, что он счастлив… 

Инк хотел рассмотреть лицо женщины более внимательно, но картинка была слишком размытой. Будто рисунок, который долго затирался ластиком. Тем временем перед ним встал новый образ

Тигриная морда. Вспышка паники и разочарования в своей слабости. Шерсть на морде зверя искрилась и переливалась. При более внимательном взгляде стало видно, что она действительно превращается в пламя в отдельных местах, а после снова распадается на тонкие нити жестких волос. Зверь отвернулся. Гордое животное двинулось. Инк понял, что он намного ниже зверя. Рядом стояли взрослые, возвышаясь недостижимыми пиками гор. У зверя на боках обнаружились крылья. Сложенные они уже впечатляли своими размерами, но если бы раскрылись… Насколько большими они могли бы стать? Позади крылатого тигра шел молодой человек в белой одежде. Золотые браслеты на руках призывно сверкали. В ладони неизвестного обнаружился крупный грызун – не то мышь, не то тушканчик. Легкое движение и тело зверька было брошено вперед. Он извивался в полете, когда дернулся хвост тигра. Его конец разделился и сжал еще дергающуюся жертву. 

Змея! На хвосте тигра появились глаза. Он проглотил добычу и понемногу проталкивал её внутрь. Глядя на утолщение в теле хвоста-змеи, которое двигалось к бедрам тигра Инк оказался поражен этим странным зрелищем. Вскоре испытал острый удар потери и не исполнимости мечты. Ему никогда не получить такого зверя! Не укротить! Не пронестись по небесам! Горечь нахлынула гигантским цунами, от которого «защитное стекло» перед разумом Инка едва не разрушилось. 

Новое видение пришло без промедления.

— Не знаешь?! Серьезно?!!! – удивление смешанное с насмешкой неприятно резануло по сердцу. – Да все дети ходили с таким. Даже у него был! 

Палец подростка ткнул в неопрятного парня поблизости, на что тот ответил довольным кивком. 

— Ты как с другой планеты, — уже спокойнее отозвался собеседник. – Вообще, чего зыришь в окно. Давай по сетке погоняем в баттл-панч. Адреналин-кураж, долой мандраж… 

Подросток начал выпаливать слова в рваном ритме, подражая какой-то песне. 

— Не хочу, — ответил Инк. – Хочешь адреналина, сходи в лес. Этот мир не такой добрый и спокойный, как многим кажется. В городах безопасно, но в других местах… всё совершенно иначе. 

— Ага-ага, этот мир. Ну, да, — собеседник снова стал говорить с насмешкой. – А в других мирах оно как?  

— Отвали. Какие еще миры, просто сказал так, — вяло отмахнулся Инк, но по душе густой патокой растекался страх и стыд за несдержанный язык. 

«Я боялся? Чего?»

Сквозь щель в окне виднелась группа людей. Один из них вышел вперед и крутанул почти двухметровую металлическую колонну. Затем рука резко остановила вращение. Знак, к которому прикоснулись пальцы, сверкнул и человек пропал. 

«Нашел! – билась набатом в голове мысль. – Наконец-то нашел!» 

Радость и ликование быстро сменились страхом и разочарованием, когда глаза Инка заметили смотрящего на него человека, одного из лидеров этой группы. Что есть сил он помчался прочь, костеря себя на все лады. Из-за небольшой неосторожности его заметили. Он может потерять этот шанс. 

Ужас и мысленное самобичевание пропали вместе с видением. Инк вдруг ощутил покой и умиротворение, а успокоенное сознание окончательно рассеялось тонкими, слабо светящимися нитями по окружению, погружая всё в сон.

Когда Инк проснулся его нос уловил приятный запах. Грэнк без слов отломал кусок от неровно прожаренной туши какого-то зверя. Инк взял протянутое угощение и уже хотел впиться зубами, когда потерял равновесие. Он резко дернулся попытался удержать себя в той же позе, но все стало лишь запутаннее. Громкий шорох от бьющего по сторонам небольшой пещеры града из мелких камней, громкие резкие хлопки и какое-то странное ощущение… Этого оказалось недостаточно, чтобы Инк отвлекся от куска мяса едва не выпавшего из рук. Только немного успокоившись он понял в чем заключается странность. Чувство равновесия сбоило. Тело тянуло в стороны и немного назад. 

Крылья. Черные матовые перья не давали бликов и рассмотреть их было очень сложно, особенно в поднятой пыли. Инк так увлекся, что даже не сразу обратил внимание на необычный факт – они росли из его спины. Сбоку болтались светлые волосы, достигая пояса, а одежда разорвалась во многих местах, не сумев удержать могучие мышцы, которые больше бы подошли какому-нибудь культуристу.

— Ешь, — проворчал Грэнк. – Пока ты в очередной раз изменялся, у нас тут куча новостей появилась. Начну сразу с плохой. Тебе опять придётся встретиться с этим архидемоном, — мотоциклист вздохнул. — Из этой задницы просто нет выхода.

Глава 24.Глава 26
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.