Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 31 Охота

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:14       0    122 0

Первое, что ощутил Инк после пробуждения – голод. Урчание в животе, тянущие ощущения в мышцах ног и шеи, еле теплящиеся под золой угли от кострища, запах немытого тела… и другие ощущения нельзя было назвать хорошим началом дня. Тем не менее Инк был в достаточно бодром расположении духа, поскольку все вчерашние страхи смазались в памяти и стали казаться уже не настолько важными и значимыми. 

Сверкающие комки в сознании побрезговали трупом энергетического существа, но внутри появилась необъяснимая уверенность, что всё будет хорошо. Следуя логике, проблема осталась нерешенной, но разум также говорил о бесполезности лишних переживаний в ситуации, когда ничего исправить нельзя. Инк подумывал спросить совета у товарищей, но было вероятно получить от них помощь на поле кинра, учитывая их небольшой прогресс. 

«Создавать лишнюю напряженность и настороженность по отношению к себе… Я не дурак, чтобы заниматься подобным.»

Как Грэнк не отказывался вчера от охоты на утро передумал. Еды было слишком мало. Арси могла без неё обходиться и даже понемногу создавала новую часть себя, чтобы отправить её на разведку. Здесь были люди и желательно было наладить с ними отношения. Конфликт не зашел слишком далеко, а голод намекал на необходимость найти хоть какую-то цивилизацию и получить доступ к жилью, ванной и нормальной кухне.

Инк и Киасс пошли в одном направлении, Грэнк – в другом. Для Арси оставили самую сложную задачу – как-то наладить общение с местными аборигенами. Инк обрадовался узнав, что Киасс умеет минимально разбираться в следах животных, поскольку разные части существ могут использоваться в алхимии.

— Алхимикам нужна кровь животных?

— Нет, — покачал головой Киасс, — чаще другие части: желчь, ткани костного мозга, внутренности… Всё зависит от конкретного рецепта. Какой должен быть эффект. Алхимики делают бомбы, разные материалы для оружия и доспехов, даже помогают усваивать те или иные материалы организму перед отправкой в первый мир. Хотя последнее сейчас всё больше разделяется алхимия зелий и гэррон-алхимия.

— В чём разница? – поинтересовался Инк. Мысль о получении некой нужной в буфере профессии на период освоения умения пробуждения крови вернулась с новой силой.

— Алхимики работают с самой современной аппаратурой. Мы выделяем нужные вещества из сырья, смешиваем их, тестируем. Все достижения фармакологии используются для получения результата. К сожалению, существуют вещества, которые нельзя анализировать обычными методами, — Киасс остановился, вытрусил из обуви песок, а из кармана достал небольшой полупрозрачный серого цвета камешек. – Это гэррон. Он образовался в животе добычи Грэнка. Гэрроны это нечто, чего не должно существовать в теле существа из плоти и крови.

Киасс продолжил идти, а Инк внимательно слушал его, не забывая посматривать по сторонам в поисках потенциальной еды.

— Реакции в организме создают ткани, превращают одни вещества в другие, но ни одна из них не может создать гэрроны. Представь, что ты отправил яйцо в инкубатор, — при этих словах Инк вздрогнул. Киасс продолжил говорить увлеченно, с возрастающим воодушевлением. Тема явно ему нравилась и была хорошо знакома. – Вот из него вылупился цыплёнок, выросла курица, а потом ты убиваешь её и обнаруживаешь среди требухи алмаз! Эти камни создаются в глубинах вулканов под огромным давлением. Ферменты могут проводить в теле реакции с меньшими температурами. Это само по себе чудо, но создать алмаз? Невозможно!

Киасс перевел дыхание и стал говорить чуть тише.

— Это просто пример. На самом деле, гэрроны не могут образоваться в теле просто так. Для их создания нужен доступ к особым энергиям, только под их воздействием может появиться нечто такого рода. В нулевом мире этого не встретишь, но вот в буфере явление достаточно распространено. Умение определять гэрроны – уже очень важное умение. Иногда это они представляют собой камни, иногда — жидкость, бывает даже газ, а иногда гэрроны это видоизмененные органы. Последние — самые ценные, потому что теоретически могут быть скопированы для людей. Отправиться в первый мир с глазами, которые видят в более широком диапазоне, более прочным телом, сильными сухожилиями и мышцами. Многие этого хотят. Как сказал наш наставник, сайрен-мутации могут быть вызваны гэррон-алхимиками. Думаю, именно из-за тонких тел и появляются такие необычные изменения.

— Смотри, как ты воодушевился, — Инк неловко тряхнул крыльями. – Интересуешься этим направлением?

— Нет. Алхимия — наука. Это древнее имя, но современные достижения используются на полную. Гэррон-алхимия – крайне экспериментальное направление. Нет никаких точных методик исследования. Материалы приходится искать в монстрах, и будет ли там что-то действительно стоящее – неизвестно. Если будет – никто не может быть уверен в понимании ценности гэррона. Неограненный алмаз – мутный камень. Легко выбросить его и забыть. Гэррон-алхимики работают на кланы, только так можно получить достаточно материалов для экспериментов. Слышал, некоторые используют людей для своих опытов. Прививают им гэрроны, потом отправляют в первый мир. Там у подопытного может развиться полезная способность, а может и нет… Силы буфера умеют добиваться необычных результатов для себя ценой жизни других людей.

Какое-то время Инк и Киасс шли молча. Однообразные пейзажи разбавились редкими деревцами, а вдалеке показались нагромождения камней.

«Еще один разрушенный храм?»

— Надеюсь, мы хоть там найдём следы животных…

— Инк, — Киасс показал странное выражение лица, — мы уже давно идет по четким следам. В тех развалинах может быть логово зверя. Приготовься.

Чем ближе они подходили, тем тише себя вели. Инку было сложно двигаться осторожно, учитывая комплекцию измененного тела. Киасс осторожно шёл вперед. Следы путались. В нагромождении камней иногда приходилось проходить мимо одного и того же места несколько раз. В итоге им всё же улыбнулась удача.

В небольшом отнорке спал гигантский дикобраз со стального цвета иглами. Лежа он был почти по пояс Инку. 

«Как справиться с таким существом без оружия? Забросать камнями?»

Инк понимал, как смешно это звучит, но ничего иного в голову не приходило. Он повернулся к Киассу и заметил в нем изменения. На тыльной стороне ладоней металлического сформировались некие подобия символов из складок кожи. Заметив взгляд Инка, алхимик улыбнулся и аккуратно стянул с ног обувь. На верхней части его стоп тоже появились отметины. Металлизированная кожа натягивалась, извивалась, но оставалась целой. От остальных участков её отличал более темный цвет.

«Он для этого поглощал черный металл?»

Киасс исчез. Он двигался так быстро, что почти мгновенно появился возле спящего монстра. Тот дернулся, но получил удар в голову. Раздался металлический звон. Зверь завизжал, как свинья. Он пытался контратаковать, но алхимик не оставил ему и шанса. Град ударов почти уничтожил голову стального дикобраза. Инк не мог поверить, что всё закончилось так быстро.

— Это что было?

— Моя особая способность, — с гордостью пояснил Киасс. – Я родился с этим умением, но когда случайно использовал, то получал ранения. Стигматы. Мой клан выяснил. Что у меня с рождения развивалось тонкое тело. Из-за активации его возможностей в местах скопления энергий возникали разрывы плоти, неспособной выдержать такую нагрузку. Чем больше высвобождается силы, тем больше ран. Благодаря металлизации эту проблему можно решить, но я получил ослабленную способность и только недавно тело стало достаточно крепким, чтобы выдерживать это умение.

Знаки на ладонях и стопах Киасса постепенно разглаживались. Он попробовал оторвать один из шипов дикобраза, но даже погнуть их не смог.

— Будем его разделывать?

— Нет, — алхимик с большим трудом сдвинул тушу жертвы, — запах крови может привлечь других хищников. Мы не знаем, кто обитает в этом маленьком мире.

Инк ухватился за лапу зверя и неожиданно легко оттащил на пару метров.

«У нового облика есть свои преимущества. Может, я тоже мог победить этого зверя?»

— Раз ты так силен, сможем вернуться… — Киасс резко прекратил говорить. Инк проследил за направлением его взгляда и увидел небольшое животное. Оно напоминало кота, но было совершенно лысым. Желтоватого цвета кожа плотно облегала бугрящиеся под ней мышцы. Лысый хвост смотрелся и вовсе омерзительно. 

Большие глаза кота с расширенными зрачками внимательно смотрели на стального дикобраза, маленький черный нос подергивался, когда животное переставило переднюю лапу чуть ближе. Это было меньше половины шага для уродливого кота, но Инк воспринял это как покушение на их добычу. Чувство голода поторапливало вернуться и напрочь выбило всякий интерес к дележке пропитанием с «братьями меньшими».

Инк поднял небольшой камень и резко бросил в уродца. Отскочивший от головы лысого кота камень выбил ямку рядом и поднял облачко пыли. Сила броска превзошла ожидания.

~Хшэааааааа~

Глухое шипение кота отвлекло Инка от самолюбования своей силой. Уродец совершенно не пострадал. Прижатые к макушке уши, оскаленные тонкие зубы и выпущенные когти явно говорили о настроении животного. Его тело больше не было желтым, его покрывала похожая на масло пленка. Уродливый кот чуть сместил тело назад, напряг задние лапы и резко бросился вперед и вниз. Его голова вошла в землю как в воду, скрывая лысое создание где-то в глубине.

Какое-то время окружение оставалось тихим. Инк порадовался, что спугнул существо, когда вокруг стало раздаваться множество скребущих звуков. Из земли вспухали бугорки с лысыми кошачьми головами в центре. Только завидев инка и Киасса они начинали глухо и неприятно шипеть. Несколько бугорков появилось возле трупа дикобраза. Один из котов вцепился в бок и перекусил стальные шипы, как соломку, а затем с довольным и резковатым урчанием стал пережевывать. 

Инк и Киасс переглянулись и не сговариваясь бросились бежать оттуда. 

«Жалко, что нашу добычу съели эти уродцы, но лучше так, чем самим оказаться в их пастях.»

Через сотню метров пара охотников осмелилась проверить ситуацию сзади. Подземные коты их не преследовали.

— Повезло, что…

Земля рядом с Киассом взорвалась. Огромное склизкое и прозрачное щупальце ухватило его за талию и засосало внутрь. Инк отпрыгнул, взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Он корил себя за то, что не использовал их изначально. Его мышление просто не успело приспособиться к новому облику. Вести поиск добычи и убегать от преследователей в небе. С его силой он мог сразу схватить Киасса и улететь, а не бежать на носках. Испуг просто отключил рассудок. Инк дал себе обещание мыслить хладнокровно, но забыл об этом сразу, как обратил внимание на положение Киасса.

Алхимик был погружен в похожий на холодец сгусток. Его одежда распадалась на глазах. Инк заметил появившиеся на ладонях символы. Сквозь распавшуюся одежду виднелись новые символы на боках. Затем сформировались небольшие шипы на плечах и в конце концов символы из складок кожи появились на лбу, распространяясь по окружности головы.

Металлический старался выбраться, но его движения были слишком медленными. Инк приземлился, подобрал камень побольше и бросил изо всех сил. Раздалось хлюпанье и камень потерял свою скорость, погрузившись в тело врага всего на десяток сантиметров. Холодец проигнорировал это и продолжил ползти в сторону пирующих лысых котов.

Инк не видел у комка слизи никаких глаз или органов. Он вообще не думал, что какое-то существо может иметь такой вид. Киасс внутри тянул руку к Инку. На лице алхимика застыли ужас и мольба о помощи.

Инк не знал, сможет ли хоть чем-то помочь, но решил сделать ставку на силу своего нового облика. Он засунул руку в тело холодца. Дотянуться до Киасса не получилось. Желе сдавило крепче стальных тисков и стало затягивать новую жертву в свои глубины. Инк похолодел. Ему хотелось бежать и не оглядываться.

«Сначала спасти Киасса! Я смогу! Смогу! Будь хладнокровным! Думай, что можно сделать! Думай!!!»

Инку пришла в голову лишь одна идея. Он прижал крылья к телу, набрал полную грудь воздуха и рванул вперед. Уже через секунду его ладонь сжимала дрожащее запястье Киасса. Инк напряг все силы, чтобы распрямить крылья...

 

Ничего не получилось. Выбраться оказалось невозможно.

Глава 30.Глава 32
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.