Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 37 Разделённый сон

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:20       0    65 0

Инк осознал себя внезапно, как бывает от случайного испуга во сне. Тело дергается, надпочечники впрыскивают в кровь адреналин и кортизол, мозг пытается быстро включиться в работу и проанализировать опасность и увести плоть в укрытие. Голова всё еще болела, но память о случившемся до потери сознания была четкой, словно и не было ничего между тем моментом и пробуждением: ни сна, ни времени. Щёлк! И события скакнули вперёд. Сквозь ресницы между приподнявшихся век Инк видел свою комнату. Никого лишнего в ней не было. Лучи Солнца пробивали себе путь сквозь тонкие занавески.

«Свет идет с той же стороны, что и во время “аукциона”. Я проспал весь день и всю ночь?»

Инк попытался подняться, когда услышал писк в своём сознании. Энергетическое существо задергалось, испуская волны золотого сияния. Вопреки ожиданиям Инка, сфера из белой энергии никак им не препятствовала. Пальцы инка задрожали. Ногти на руках приняли ярко-зелёный цвет. Столь знакомый по венчавшим его голову рогам. Они начали отрастать и слегка заострились – не на кончиках, а в середине. Ногти напоминали черепашьи панцири, с той разницей, что роговые пластины сместились для создания небольшого острия в самом центре. Судя по зуду, с ногами происходило то же самое. 

Очередная золотая волна затопила светоч сознания и боль уменьшилась. Инк нежился в этом тепле, когда ощутил колебания нити, связывающей его с меткой демонического бога трех вихрей, угнездившейся внутри энергетического существа. Это было похоже на ковыряние в едва зажившей ране. Инк заскрипел зубами, а перед его глазами возникло белое пространство. Это было похоже на сон, видение, мираж. В какой-то момент перед ним появились двое: женщина и синяя фея. Последняя казалась знакомой, но боль в самом разуме заставила зарычать, не давала сосредоточиться. Меньше всего Инка сейчас волновало присутствие кого-то в белом пространстве перед ним. Очередной крик энергетического существа вместе с золотой волной выключили боль и отрезали все чувства тела. Инк не видел комнату, только белый мир с двумя существами. Единственным звуком был размеренный хруст. Кто-то что-то пожирал.

«Такой же звук, как в то время, когда я разгрызал белую энергию… — удивительно отчетливо вспомнил Инк. – Это сон? Какое странное чувство… Эй! Вы, двое, слышите меня?»

Никто ему не ответил. В какой-то момент разговор начался сам по себе, но попытки Инка заговорить не замечали, обсуждали как вещь. Сами события были похожи на воспроизведение записи.

 -…ты ошиблась, — сказала женщина. – Он не получил наследие в этом маленьком мире. 

— Тогда откуда Инк узнал о выходе? Я знала, что врата должны быть поблизости от места нашего появления, но без такой точной подсказки не смогла бы найти главный проход в маленький мир. 

— Скорее всего, наследие уже принадлежит архидемону. Вероятно, какой-то человек давным-давно стал наследником демонического бога тройного вихря, но после начала своего восхождения превратился в еду для кого-то более сильного. Посмотри на них, — женщина взмахнула рукой и поблизости появились уродливые сгустки грязно-серой субстанции. Все они пожирали что-то в пространстве и у каждого была отличительная особенность в виде цветной кляксы на поверхности. – У каждого из них есть метка, шедшая в придачу к наследию. 

— Инк мог от неё избавиться? – спросила синяя фея. 

— Арси, знаешь зачем я говорила тебе взять разделение? Чтобы отрубить небольшую часть сознания и принять ею наследие. Избавиться от метки, даже такой ничтожной силы, никто в нулевом мире не способен. После плавки в огне происхождения она сольётся с разумом носителя и станет совершенно неотделимой. Есть риск, что даже потомки принявшего божественное наследие однажды породят в себе копию такого паразита. Это всё равно, что обратить в рабов и запасные части тела бога всех детей позарившихся на дармовую силу глупцов. Сила огня происхождения может благословить, но не будет спасать от добровольного принятия родового проклятья. 

Синяя фея испуганно отодвинулась от комочков, продолжавших жрать белую энергию. 

— Обязательно уничтожать часть себя? 

— К сожалению, да. Это несколько замедлит твоё развитие, но цена того стоит, — женщина нахмурилась. – Прости. Я заставила тебя рисковать понапрасну. Будь у меня мои силы, я смогла бы открыть для моей дорогой ученицы любые маленькие миры. Хотя, не будь я заперта здесь, даже не стала бы предлагать идти по опасному пути ради каких-то второсортных наследий. Зеркало видит всё происходящее в нулевом мире и прикрепленных к нему малых мирах, но я ему не хозяйка – узница, простой дух, вынужденный терпеть позорные превращения в образы из грязных мыслишек этих ничтожеств… Старик заставил меня выполнять для него грязную работу в нулевом мире, но даже не подумал оставить возможность проверить положение в малых мирах. Якобы он желает своим сородичам честной конкуренции. Старый лицемерный ублюдок! Да в этом мире от его родни ничего почти и не осталось. Сколько сюда присылали потомков божественных семей, школ, потерявших силу отпрысков великих сил? Не счесть! Если бы он заботился о своих потомках, то разве бросил бы всё вот так?! Нулевой мир – его родина, но старик просто преподнёс её своре мародеров. Многие силы приходили сюда. Они насиловали местных женщин, создали династии магов и организовали кланы в буфере. Любой, кто хочет стать сильнее, должен покориться другим. Он просто наплевал на всё. Да, я выкачивала силу из этой планеты, очистила её и желала поглотить, но это не мой дом. Разве должна я была заботиться о ней? Старик же просто украл добытое мной и бросил свой мир более могущественным, как обглоданную кость своре собак. Пока они делили бесплодные земли, он успел спрятаться! 

Синяя фея молчала. Женщина перевела дыхание, её лицо разгладилось после вспышки гнева. Сам облик незнакомки перетекал из одного в другой, не мог застыть на время дольше нескольких секунд. 

— Прости, Арси. За столько лет унижений мой гнев не только не утих, но и стал сильнее. Тебе опять приходится выслушивать мои жалобы. 

— Нет, учитель. Я понимаю вас. К тому же, даже просто слушая ругательства я могу вынести из них что-то новое для себя о великом мире, его природе и событиях прошлого. 

— Ох, девочка. Что же ты вынесла из моей тирады нового? Разве есть что-то чего ты не знаешь об этой истории? — женщина мило улыбнулась. Фея опустила голову, чтобы скрыть смущение. В это время глаза женщины на короткое мгновение стали очень холодными, цепкими, изучающими. Почти сразу она вернула себе прежний заботливый вид. С теплотой в голосе женщина продолжила. – И всё же, спасибо за попытку подбодрить. 

— Нет, учитель. Это я вам благодарна. Кстати, насчет нового… Вы можете мне рассказать о силе демонического бога трех вихрей? 

— Это уже не важно. Ты не сможешь получить эту силу, поэтому нет смысла тратить на неё время. 

— Если Инк всё же смог каким-то образом получить наследие или его часть, мне хотелось бы успеть первой заметить это. Я доверяю своим чувствам, а он точно что-то скрывал, когда мы обменивались навыками при слиянии сознаний. Я не успела считать много в его памяти, лишь обещание архидемона дать ему особую награду за помощь – некое существо, проникающее в само сознание. Образы были путанными, сложно сказать наверняка где правда, а где мусорная информация из ассоциативных связей памяти. 

Женщина задумалась.  

— Нет. Маловероятно, что он смог использовать его сейчас и спастись от метки. Я знаю о какой сущности ты говоришь. Этот ребёнок должен был получить яйцо лирс, впитать его, позволить вылупиться, и воспользоваться им для перехвата метки в считанные мгновения, чтобы она не успела укорениться… Если это так, то… Нет, это совершенно невозможно. В любом случае, даже если он получил наследие крови в этом маленьком мире, оно будет потрачено впустую. Сила демонического бога трех вихрей – глаза мечты. Они могут проникать сквозь пространство в сны людей, разглядывать самые потаённые желания. Я хотела, чтобы ты с его помощью смогла исполнить мечты многих людей и создать свой собственный клан. Из вознесённых и перерождённых. Это было бы хорошей базой во время пребывания в нулевом мире. 

— Исполнять мечты других людей, — нахмурилась синяя фея. – Это требует слишком больших усилий. 

— Арси, ты еще такая наивная, — улыбнулась женщина. – Исполнить мечту или заставить человека почувствовать, что его мечта исполнилась. Какая в этом разница? Сознание будет изменяться равным образом в обоих случаях. Конечно, столкнись человек с правдой спустя какое-то время он пострадает и светоч может частично разрушиться, но в этот момент твой последователь уже будет одним из духов буфера, и я не дам ему умереть окончательной смертью. Зеркало отраженного мира – очень сложный инструмент, но не идеальный, иначе старик не стал бы заточать в нём меня. Сила демонического бога трех вихрей сможет полностью принадлежать человеку лишь после крещения огнём происхождения. Метод, которому я тебя обучила, поможет выразить максимально силу крови в нулевом мире и после отбросить её. Никто более ни в нулевом мире, ни в буфере на это не способен. 

— Даже если Инк получил наследие, он не сможет им воспользоваться? 

— Верно. Этот мальчик немного особенный, — дух отражения горделиво улыбнулась. – Он спрашивал меня о силе изменить судьбу, возможности пробудить кровь. Ему действительно очень хотелось иметь такую власть. К сожалению, это слишком сложно. Мне удалось не нарушить правила зеркала, изменив его геном. Изначально я убедила мальчика взять в награду ослабленное силовое поле, чтобы ты могла его скопировать себе, но после… этот ребёнок напомнил мне о моём величии. Даже в заточении я остаюсь собой – мастером божественной крови. Очень жаль, что ты лишилась тела, иначе его достижения в кинра были бы ничем в сравнении с твоими. Даже в великом мире не было мага, способного сравниться со мной по степени познания физического и тонких тел. Желание мальчика получить такую силу… смешно. Как будто, можно просто щелкнуть пальцами и передать десятки тысяч лет опыта, наблюдений за экспериментами, успехов и неудач. Амбиции — это хорошо, но важно осознавать свои способности. Когда попадешь в первый мир, не пытайся взвалить на свои плечи слишком многое, Арси. 

— Да, учитель! Я запомню, — глаза синей феи сверкнули алчностью, когда повернулись к неприглядным комочкам. – Если я убью их здесь, то мне нужно будет только найти их тела и забрать наследия, так? Никто ведь не способен запомнить происходящее пока не вернётся в белый мир в своём тонком теле. Они не смогут рассказать о случившемся. Никому. 

— Какая же ты безжалостная, Арси! – женщина рассмеялась. – Ты не сможешь убить их здесь. Зеркало мира не позволит тебе. Вскоре все кланы начнут ссориться из-за камня силы пятого мира. Убийства будут идти одно за другим. В этом хаосе ты сможешь уничтожить врагов и получить наследие. 

— Учитель, мне непонятны некоторые вещи о вложении навыков в чужое море сознания. 

— Нашла нового подопытного? 

— Да, с Инком всё получилось не слишком хорошо. Он превратился в крылатого, но это затронуло не только чистую энергию, но и расшатало скрепы его памяти. Кажется, у него появилась слабая защита разума, но эмоции стали слишком взрывными в нулевом мире. Словно, другой человек... 

— Теперь ты понимаешь, почему я сказала тебе не снимать скрепы? – улыбнулась женщина. – Прежде чем продолжим, покажи мне доспех титанов. 

Из-за спины синей феи вылезли уродливые металлические полосы. Они извивались, скручивались спиралями, расщеплялись и соединялись воедино, обволакивая часть тела синей феи. 

— Это зерно не было выращено во мне, поэтому я… 

— Не нужно никаких оправданий. Ты сможешь его освоить. Со временем. 

— С металлизацией было проще… — вздохнула Арси. – Я быстро создала себе устойчивое тело в маленьком мире, хотя Киасс начал о чем-то догадываться. Пришлось рассказать ему и Грэнку о наследии и «одержимости демонами». Было забавно наблюдать, как они обсуждают мускулистую крылатую фигуру Инка и думают, будто это воплощение вселившегося создания. Я даже немного гордилась тем, что создала такой впечатляющий навык. К сожалению, мне еще слишком далеко до отличного результата даже в такой простой вещи. Я хочу создать навык изменения внешности с добавлением звериных черт. Это ведь пригодится в четвертом мире? 

— Прекрасная идея, — одобрительно кивнула дух отражения. — Кого будешь изменять? 

— Самого сильного из тех, кто получил наследие в маленьких мирах, — хитро сощурила глаза синяя фея. – Учитель, вы ведь покажете мне его? 

Женщина заливисто рассмеялась и взмахнула рукой. Вокруг появились многие сотни серых комков с метками-кляксами разных цветов и форм. Среди них сильно выделялся один – напоминающий по форме жабу с карикатурными конечностями. Лапы хватали комки белой энергии и запихивали в беззубую пасть. У создания не было глаз, но на этом месте располагалась многолучевая звезда оранжевого цвета. Метка была совершенно не похожа на аморфные кляксы паразитов – четкая форма с острыми гранями, угрожающий и гордый вид. Не паразит, а великий правитель. Не уродливое пятно, но гордый орден могучей силы великого мира. 

— Что это? – пугливо произнесла синяя фея, глядя на подобие жабы. Сгусток превышал её сам по высоте в полтора раза, а в толщине — и того больше. Все прочие носители меток смотрелись жалкими головастиками, едва переросшими стадию икринок. 

— Обладатель наследия одной из действительно могучих сил, — пояснила дух отражения. – Когда-то он был жалким ничтожеством, мечтавшем возвыситься. Ему повезло встретить наследие. Не подделку для жертвенных овец, а знание для преемника великого мастера! Остаток сознания не паразитирует на носителе, но защищает. У этого духа было много имен. Сейчас он представляется как Карл де Монтье. 

— Правитель Замка Гудар?! Неудивительно, что он носит звание сильнейшего существа буфера. Учитель, другие настоящие наследия… могу ли я заполучить их? Это не станет оскорблением для вас? 

— Глупышка. Нет ничего плохого в том, чтобы учиться у многих. Я сейчас не могу тебе дать достойную твоего таланта силу, с чего мешать получить её у других? Прекрасно, если наследие настоящее, но способы проверки претендентов слишком опасны. Это не жалкие игры для отбора носителей паразитов, всё по-настоящему опасно. Я знаю о некоторых мирах с наследиями, однако… посылать тебя туда, всё равно, что подписать смертный приговор. Никто из могучих не хочет оставлять награду первому встречному. У них есть своя гордость. Сколько звёзд и галактик они покорили? Могучие герои поднимались из самых нижних миров, прокладывая себе путь на пик великого мира. Они хотят, чтобы их наследники преумножили славу и превзошли их самих. Ты талантлива, но это не значит, что будешь признана достойной в их глазах. 

— Вот как… — скривилась синяя фея. Её взгляд метнулся по сторонам и сверкнул радостью. – Смотрите, учитель. Инк смотрится мелким, даже на фоне самых слабых носителей паразитов! 

— Разумеется. Ведь даже для пищи овцу нужно откормить прежде, чем пускать под нож. Все наследия содержат способ развить силу. Носители паразитов растут довольно быстро. Это еще одна из причин моей уверенности в отсутствии наследия у этого ребенка, — женщина хитро улыбнулась. – Не нужно сомневаться из-за того, как коротко было время в малом мире. Будь у него наследие, он бы уже практиковал метод накопления энергии. Для сознания бога рост требует много времени, но кто-то из нулевого мира испытает взрывной рост накопленной энергии даже после нескольких часов использования техники. 

— Тогда он бесполезен… — недовольно сказала фея. — Мне избавиться от него? 

— Вовсе нет! Он о чем-то разговаривал с архидемоном и еще может пригодиться. 

— Тогда зачем вы сказали, чтобы Глэм прогнал его? 

— Выращенная в заботе собака может воротить морду от куска хлеба, гадить по углам дворца, а некоторые даже мнят себя хозяевами, относясь к кормящим их людям, как питомцам, подчиненным своей стаи, — дух отражения протянула руку к синей фее, но её кисть распалась на пыль. Женщина вернула руку обратно и ладонь восстановилась. – Как жаль… я не могу даже коснуться тебя, чтобы подбодрить. Видишь ли, Арси, выращенное в заботе животное слишком самолюбиво, но выгони его на улицу и после пары-тройки дней побоев от случайных прохожих… После мук голода… Собака при встрече с хозяином будет лизать грязь с его сапог лишь бы вернуться в теплый и уютный мирок. Ты сказала, это ничтожество, — глаза духа отражения смотрели на Инка, — посмело отвергнуть знаки твоего расположения в маленьком мире? Во время совместной медитации он мысленно сравнил тебя с неспособным позаботиться о себе кормом для демонов? Ты – моя ученица, и подобное пренебрежение с его стороны недопустимо! Даже за пределами звёзд, в великом мире, талант, подобный твоему, крайне редок. Девочка, тебе не хватает высокомерия. Это не порок, а естественное право. Люди хотят быть рабами, они — не чета богам. Помнишь идолов? Что представляют собой их фанаты, разве они не мечтают получить приказ от своего кумира? Сколько из них падали ниц перед тобой в дни славы? Людям нужен лишь шанс, чтобы снять с себя груз ответственности и переложить на других. Скоро ты в этом убедишься. Мальчик вызвал интерес Де Монтье, а его Замок Гудар – место намного более страшное и опасное для такой мягкотелой собаки, чем просто улица. Совсем скоро ты сможешь просто поманить его легким свистом, и он прибежит, виляя хвостом. 

Женщина махнула рукой. Перед глазами Инка была лишь белая пустота. В ушах раздавался ритмичный хруст. 

Сон продолжался. Не было ничего, кроме хруста и впервые за долгое время полностью хладнокровных мыслей.

Глава 36.Глава 38
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.