Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 38 Связующая нить

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:21       0    86 0

Первой мыслью Инка было предположение о том, что сон… это в конце концов просто сон. Нет никакого заговора, никаких странных совпадений, ничего слишком сложного… Голос разума позволяет понимать других без слов и даже читать мысли при достаточном мастерстве. 

«Мог ли я случайно распустить нити разума в бессознательном состоянии? – спрашивал себя Инк. – Затем подсознанием на основе случайно подслушанных разговоров и общего подавленного настроения было создано сновидение… Это возможно. Только не верится в такой сценарий.»

Видение закончилось, вернув образ комнаты. Инк хотел еще немного полежать, но чувство голода заставило подняться и пытаться найти еду. В коридоре ему пришла в голову шальная мысль, что просить пищу у врагов или, по крайней мере, просто неприятных ему людей – несколько унизительно. Он успокаивал себя мыслью, что это будет атакой на их склад припасов. 

«Это, вроде бы часть шутки… Должно быть смешно, — чувства были далеки от радостных. – Не помню…»

Всё время с момента пробуждения в белом мире отражения Инк был достаточно оптимистичен, жизнерадостен. Его вели вперед любопытство, авантюризм, вера в лучшее. После случая в маленьком мире — как теперь понимал Инк, из-за влияния самопального навыка превращения от Арси – были задеты скрепы в его разуме. Они использовались не только для сдерживания неких воспоминаний, но и как ограничители его личности. Инк попробовал заставить себя испытывать злость, ненависть, страх, грусть, радость, воодушевление и прочие эмоции. Что-то получалось, что-то нет. Части его разума деформировались при этом, иногда упираясь в скрепы. Он не мог долго злиться. Был просто не способен к унынию. Раньше. Теперь тоскливость уравновешивала это выражение и мысли казались более рациональными.

— Приветствую, — Инка поприветствовал знакомый «аукционист». – Рад, что Вам уже лучше. Идемте, я проложу путь до столовой.

— Какое странное выражение.

— Мне Ваша речь кажется такой же, — кивнул строгого вида старик. – Мысленная речь не идеально передаёт смысл. Еще одна проблема в том, что слышится совсем незнакомый язык. Разговор в голове строится по правилам родной речи. Естественно возникать различиям.

— Как Вы узнали, что я очнулся?

Старик молча указал вверх и вбок. Там виднелась небольшая черная полусфера – камера видеонаблюдения.

— В Вашей комнате они не установлены, но в коридорах – более, чем достаточно.

Инку оставалось лишь кивнуть. Аукционист провел его через неприметного вида дверь, но за ней оказался гораздо более украшенный коридор. Вазы разных размеров, золоченые подсвечники, гобелены. Один из последних особо заинтересовал Инка.

— Что это? – спросил он у аукциониста, останавливаясь возле вышитой картины двух чудовищ. Они напоминали кошачьих, но опирающиеся о землю пятипалые передние лапы имели вид похожих на человеческие ладони. На телах имелись шипы. У одного – множество тонких, у второго – лишь несколько и более массивные. Первый был покрыт синеватыми бликами и разрядами молний, второй – алыми отблесками лавы. И сложной формы костяные маски, покрывающие верхнюю часть головы, обволакивающие вытянутую морду так, чтобы не мешать нижней челюсти. Словом, это были более крупные и хищные версии маленького динозавра, поселившегося в голове у Инка.

— Иллюстрация к притче. Пока двое бегут за силой в сражении тот, кто продаёт им силу в итоге поглотит обоих. Если вкратце.

— Нет, я про это существо. Что это за монстры?

— Не совсем правильно называть лирс монстрами, — терпеливо пояснил аукционист. – Это такая же разумная раса, как и наша с Вами. Просто им нужно больше времени на созревание. Думаю, что-то об этой расе Вы слышали.

— Да, — нахмурился Инк. – Любят золото и очень похотливы…

— Действительно, — аукционист улыбнулся. – Редко можно увидеть того, кто хорошо понимает расу лирс. Неудивительно, что вы тоже попали в заблуждение. Пойдемте. Я расскажу о лирс по дороге.

Инк кивнул и последовал по роскошному коридору за стариком.

— Зрелый представитель расы лирс стал одним из основателей Торгового союза, и я говорю не о филиале в нулевом мире. Эти существа очень разумны, но у них весьма специфический организм. Всякое живое существо состоит из физического и тонкого тела, но у лирс свой плоти нет – они энергетические существа. Они зреют в море сознания носителя, постепенно превращая его в своё подобие. Человек, или представитель другого вида, становится сильнее, быстрее и живучее, но плата за это тоже немалая – в конце концов он становится воплощением лирс и его сознание пожирают. Так этот народ и зреет. Они воплощаются в ком-то, изменяют плоть, пожирают разум, живут в физической оболочке, а когда их убивают — снова закукливаются в яйцо в ожидании нового носителя. Цикл повторяется, пока части сожранных хозяев не позволят лирс развить собственное полноценное Я. Тогда они считаются взрослыми. Их влияние на носителя таково, что все способности усиливаются, а тело принимает форму с учетом этих особенностей. Поэтому в каждом воплощении лирс будут выглядеть по-разному, за исключением костяной маски. Для них это своего рода отпечатки пальцев – уникальная черта.

Старик остановил рассказ перед входом в столовую. Помещение было заставлено группой небольших круглых столиков. Подведя Инка к одному из них старик подал прислуге знак и продолжил рассказывать о лирс.

— Любовь к золоту – естественна для представителей этого вида. Важно понимать, что они нуждаются не в самом золоте, а в тонкой энергии, которая скапливается в этом благородном металле. После полного захвата тела носителя лирс с большой радостью пожирают золото и хранят в своём теле. Они опустошают тонкую энергию в золоте, ждут пока та накопится и снова едят. Лирс — ходячие золотохранилища. После смерти их тела используются для создания самых разных предметов, а драгоценный металл извлекается.

— Они как драконы? – уточнил Инк.

— Скорее жадные до золота драконы, как лирс. Именно от них летающим ящерам передались способности к поглощению тонких энергий золота, пусть и в ослабленном состоянии. Лирс может вселиться в любое существо, включая дракона, а во время перестройки организма выделяется большое количество самых разных гормонов, отсюда и слухи про похотливость. Это не часть характера лирс, это проявление результата их вселения. Разумеется, в процессе несколько меняется и геном носителя. Его потомки могут унаследовать тягу к золоту и в редких случаях возможность поглощать из него тонкую энергию.

— Ты намного любезнее, чем раньше, — Инк с интересом уставился на аукциониста.

— Это потому, что я хочу жить, — ровным голосом признался старик. – Помните гобелен с иллюстрацией притчи? Она рассказывает о двух воинах, которые страстно желали победить одолеть друг друга и получить титул сильнейшего мастера. После использования самых разных способов они рискнули поглотить яйца лирс, поставили на кон жизни ради желанного титула и победы. В итоге оба превратились в огромных монстров, так и не определив победителя. Истинными победителями стали даже не лирс, захватившие их тела, а торговцы, которые поставляли бойцам оружие, материалы, знания. Это принципы Торгового союза. Мы не вмешиваемся в дела других и просто торгуем. Со всеми. Мы не плодим ненависть ни с одной из сил, даже самой слабой, ведь уже завтра ситуация может кардинально измениться. Мои действия по отношению к вам оказались грубым нарушением правила Торгового союза. Между головой одного смертного и окончанием вражды с потенциально значимой для всего буфера фигурой выбор очевиден. Я могу принять смерть, но хотел бы избежать её и загладить свою вину в меру своих скромных возможностей.

— Вот как, — кивнул Инк. – Понимаю.

Принесли набор блюд и потребовалось время, чтобы их съесть. Старик всё это время скромно стоял рядом, готовясь отреагировать на любые капризы. Пытаться как-то унизить аукциониста Инк не стал, но и никакой вежливости к нему не проявил.

— Золото. Это же одна из пяти стихий, да? Поэтому оно хранит в себе энергию? – поинтересовался Инк, потягивая ароматный цветочный чай.

— Нет. Тонкие энергии есть в любом материале, но чем чаще меняется структура вещества, тем не стабильнее и его содержимое. Драгоценные камни и благородные металлы долго остаются одинаковыми по своей структуре, поэтому сила внутри них соответствует некоторому стандарту. Если же говорить о системе пяти стихий — это лишь один из методов шифрования науки от смертных.

— Не магии?

— Магия и непонятная технология не слишком отличаются для простых смертных. Вначале был хаос, затем появились инь и янь, которые и породили пять стихий. От одного к двум, от трём к пяти. Всего восемь. Это считается великим магическим числом. На самом деле это просто иллюстрация микромира материи. Протон — металл, нейтрон — земля, электрон — дерево, фотон – огонь и гравитон – вода. Разряды молний напоминают деревья, нейтроны и протоны скрепляют ядра атомов в единую прочную структуру потому и носят такие имена, поглощение фотонов отвечает за увеличение силы колебания, а значит температуры, поэтому это сила огня, а гравитон – субстанция между частицами, неуловимая и незаметная, поэтому носит имя воды, огибающей все прочие частицы. Инь-янь — сила электромагнитного взаимодействия, а изначальный хаос – неструктурированная энергия, способная изменять метрию и даже порождать её. Некоторые рассматривают гравитоны не как воду, а как неуловимый ветер, другие отрицают саму их и существование. Такая классификация оперирует четырьмя стихиями. Приверженцы этого направления отрицают существование гравитона или эфира, но из своей схемы они убирают именно металл, подчеркивая его избыточность, ведь кристаллическую структуру достаточно описывать одной лишь землей, а дерево заменяют ветром, поскольку электроны свободно перемещаются вокруг атомов и в решетке металлов. В чем-то они подобны ветру. Для каждого шифра существовала своя система определения. Еще Эмпедокл в Древней Греции пытался через свои труды передать это знание смертным, Аристотель и Платон последовали его примеру. К пятому элементу они относились с долей сомнения, поэтому большинству знакома лишь их концепция четырех стихий. Уровень развития науки в нулевом мире до сих пор не может однозначно зафиксировать элемент эфира — гравитон. Если не ошибаюсь, сейчас от него и вовсе отказались. Из-за этого в некоторых эзотерических сообществах принято считать великим магическим числом не восьмёрку, а семёрку.

— Какой интересный экскурс в историю, — похвалил Инк, не потрудившись изобразить на своём лице даже каплю интереса.

— Благодарю. 

— Как же маги зашифровали знание о всяких бозонах и прочих кварках?

— Я не слишком хорошо осведомлен о связующей нити между областями науки смертных и знаниями о магии. Мне известно лишь, что названные Вами частицы относятся к миру тонких энергий. Вряд ли нулевой мир сможет быстро познать эту область естественных законов. В конце концов, этот мир очень беден в данной сфере.

Инка так и подмывало спросить, как его научная точка зрения опишет область разума, объяснит существования светоча и всех прочих чудес, но любопытство не смогло преодолеть мысли о сне. Слова аукциониста о связующей нити напомнили об остатках сознания Роун. Он попытался растянуться по ней мыслью и это удалось на удивление легко. Глаза видели зал столовой и лабораторный стол. Чуть в стороне от множества колб с неизвестными реагентами и электронного микроскопа лежал серебряный кот. Бинт на передней лапе указывал, что при взятии пробы крови для анализа Веурато, надменный маг крови, совершенно не церемонился.

— Ты можешь идти, — торопливо сказал Инк аукционисту. – Дорогу назад я найду сам. У меня нет к тебе претензий, можешь оставить голову себе.

— Благодарю, — старик коротко поклонился и ровным шагом удалился прочь через дверь для персонала.

Инк торопливо вернулся в свою комнату. В течение нескольких часов он продолжал наблюдать за действиями рук мага крови через его глаза, пока к высокомерному исследователю из нулевого мира не пришел гость с необычной просьбой и необычной информацией.

Глава 37.Глава 39
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.