Ген геймера - Глава 23 - Ген геймера

Статус: Черновик
17 марта 2015, 20:14       0    262 +1

— Это не сон и не галлюцинации, — голос врача был спокоен и чуточку ленив, как у человека, вынужденного делать скучную, проблемную, но необходимую работу. – Знаешь, что с тобой произошло?

— Не уверен, — я думал, как описать словами то, что случилось максимально подробно и в то же время не скатиться в бессвязный бред.

— Зато я знаю. Если просто, тебе удалось высвободить азарт. В этот момент тебя застала девчонка, — кивок в сторону спящей Алисы, — и вырубила. Ты бы потерял сознание в любом случае, так что не вини ее.

— И не собирался. Она моя будущая жена как-никак, — судя по тому, что интерес в глазах врача был совсем небольшим, мой план по выведению его из равновесия не удался. Было изначально ясно, что для этого потребуется нечто большее, но ничего подходящего в голову не приходило. Чем можно шокировать человека, глядящего голову мелкого гуманоида невозможного вида, да еще висящего в воздухе. Тогда остается лишь спрашивать в лоб

— Это точно…

— Это не игра. Не глупи, зачем кому-то вводить тебя в заблуждение таким экстравагантным способом? Ты видишь ее, — врач указал на мелкое зеленошерстное создание, — потому, что в тебе пробудился ген геймера. Это прогнозировалось как побочный эффект использования наших капсул. Естественно, мы все предусмотрели. У капсул есть второй режим работы – мояши. Чтобы подобных электромагнитных аномалий не происходило впредь, твоему телу нужно давать нагрузку. Тестирование проведем, когда успокоишься и будешь готов вернуться к тестированию.

— Погодите! – от возмущения я даже забыл, что сейчас предрассветное время и многие спят. – Почему… Как..? Донат побери! Это уже как-то слишком. Что она такое? Что значит пробудился ген геймера? Разве после его пробуждения не появляется особая аура? Откуда такие побочные эффекты?

— Аура, это да… — врач задумался, но вскоре продолжил. – Короче, от гиперактивности нервной системы могут возникнуть электромагнитные искажения вокруг человека. При достаточной силе они влияют и на других людей. Воздействие может оказаться достаточно сильным, чтобы у него перед глазами внезапно появились различные цветные потоки, чтобы он начал слышать странные звуки или ощущать холод, тепло, страх, радость, гнев, возбуждение. Грубо говоря, пресловутое стадное чувство есть не что иное, как резонанс этих искажений. Люди объединяются в группы, а их совместное излучение становится сильнее. Поэтому на концертах многие кажутся друг другу едва ли не братьями. По той же причине во время спортивных состязаний те, у кого другой привкус ауры, начинают казаться врагами.

Словом, эти искажения присутствуют с нами всюду, но осознанно распознавать их могут далеко не все. Те, кто называют себя геймерами, подразумевая нечто большее, чем просто увлечение играми, не уникальны. Люди, ходившие между жизнью и смертью, практикующие особые направления боевых искусств, принимающие спецпрепараты… да и просто те, кому случайно посчастливилось родиться с подходящим сочетанием генома – все они могут видеть ауры. Об этом не принято распространяться, но так оно все и происходит в мире. Ты удивишься, насколько много таких людей. Тех, кто может управлять своей аурой – намного меньше.

— Про искажения я в курсе, но что значит управлять?

— Я как раз собирался об этом рассказать, так что замолчи и просто слушай, — от этого замечания чуть не выругался. Если подумать, передо мной открывается какая-то тайная часть мироздания, секреты, невиданные возможности… наверное… и этот монотонный, бубнящий, как по бумажке, голос портил саму мысль о возможном получении удовольствия от процесса просвещения. Никакой радости, никакого аза…

«Поэтому? Он делает все так нарочито, чтобы я не поддался азарту?»

— Что-то не так? – врач казался ленивым, но теперь я видел… на самом деле он собран и пристально следит за моим состоянием.

— Думаю, что это иронично. Такая пафосная вещь, как открытие новой грани мира проходит на удивление… неброско? Даже и не знаю, как описать это чувство.

— Все важные вещи на первый взгляд незаметны. Так что, воспринимай пробуждение гена геймера, ка подарок судьбы.

— Я подумаю о том, чей именно это подарок.

— Хм, — врач впервые повел себя искренне. Казалось, он весь расслабился, посмотрел одобрительно, ухмыльнулся лукаво, забросил сигарету в рот и несколько раз чиркнул зажигалкой. Он держал огонь всего пару мгновений, всматривался в него, будто спрашивал совета и отпускал, затем снова и снова… однако так и не прикурил. – Думай. А я пока продолжу. Манипуляция аурой встречается среди многих: кто-то научился давить на жалость, кто-то соблазнять или запугивать. Бывает, сразу и не поймешь откуда такие чувства появились. Ты еще убедишься, как часто подобное происходит, если будешь смотреть внимательно. Обычно это небольшие проявления, но есть люди, способные оказывать сильнейшее давление на других. Мастера могут заставить тебя поверить в существование самых неожиданных вещей.

— Таких, как стена огня посреди тренировочного зала? – перед глазами всплыла встреча со стариканом.

— Это небольшой пустяк. Чем лучше ты управляешь своим организмом, тем более сложное искажение можешь вызвать. Конечно, за все приходится платить, поэтому не экспериментируй с такими вещами – чревато. Это я говорю тебе как врач, ответственный за здоровье членов тестовой группы номер пятьдесят шесть. На этом все. А тебе нужно еще немного поспать.

— А…

Мне хотелось спросить что-то, но в один миг все мысли покинули голову.

 

***

 

— Говорю вам, все в порядке! – недовольный мужской голос ершом прошелся по сознанию, вырывая его из сна

— Мы обязаны проверить, — отвечал ему женский, — если окажется, что это вызвано неисправностью оборудования или личной несовместимостью, то проигнорировать данный случай означает поставить под угрозу жизни людей. Мы не можем так рисковать.

— Тц!

Удивительно, но именно последний звук стал соломинкой, сломавшей мою сонливость. К руке кто-то прикоснулся. Алиса выглядела радостной и довольной, но почему-то ничего не говорила.

— Ты в порядке? — на вопрос она лишь кивнула и закусила губу. Винит себя? Или еще какая-то глупость в голову залезла? К счастью, я знаю, что делать в таких случаях. Кто бы думал, что симуляторы, которыми меня снабдил папаша, пригодятся в такой ситуации. Я сжал руку Алисы и потянул девушку к себе. Вот так, а теперь поце…

— Эй, это место для лечения, а не свиданий. Доктор Логурт сказал, что ты полностью здоров, так что выметайся.

— Удивительно…

— Что удивительного ты в этом нашел? – с вызовом спросила медсестра.

Я демонстративно оглядел палату больничного крыла. Рядом со мной Алиса, а в стороне на коке сидел Арсагрус в некоем подобии пижамы. На его горле была заметна ровная темная полоса, наводившая на мысли о странном тату или необычном ожоге. Судя по всему, он охватил его шею кольцом.

— Думаю, куда делась та милая медсестра, что только что убеждала моего коллегу не упрямиться и пройти обследование.

— Иди уже, шутник, — медсестра указала на дверь, но выглядеть стала немного дружелюбнее. – Одежду найдешь в своем номере. Стоило открыть дверь, как на меня обрушился поток разных цветов.

— Ты в порядке? – вопрос пришел от Имомуши, но все остальные члены группы тоже были здесь.

— Блин, до чего же неловко.

— Байт, беспокоиться за своих товарищей – нормально.

— Знаю, но только теперь я вспомнил, что из-за меня вы оказались в незавидном положении. Я ведь не навестил вас, даже не извинился. Пусть я и не догадывался о том, насколько серьезными будут последствия запретной техники, но все же…

— Рада, что ты наконец понял, как по-свински себя повел, — Карлайла выглядела воплощением праведного возмущения, но за поджатыми губами и надменным взглядом скрывалось веселье.

— В общем, — я начал поклон в сторону пострадавшей четверки, но был остановлен рукой Родрика.

— Не нужно. Мы не виним тебя, это просто игровая неполадка, вот и все, — слова полностью расходились с выражением его лица. Нахмуренные брови, сощуренные глаза и оскал, который лишь формой изгиба губ напоминал улыбку – все наводило на мысли, что на меня сейчас набросятся, но с рассветом этого дня я начал видеть больше. Легкое мерцание, кружившее вокруг Родрика, отрицало саму мысль о злобе. Скорее это была искренняя забота товарища.

— Спасибо.

— Хорошо, пока не появилась неловкая пауза, давайте сменим тему, — Тавур выглядел крайне нетерпеливым.

— Точно, — кивнула Карлайла, — нам есть, что тебе сообщить. Например… я получила класс!

— Дай угадаю, ты стала танцовщицей?

— Вовсе нет! Приготовься, Байт Зерован, — лицо Каралайлы выражало дикую смесь восторга и надменности. – Я стала фермером!

— Лучше бы ты стала танцовщицей. Блин, а ведь у меня уже и планы были на эту профессию. Я просто видел, как мы выбиваем деньги из стражников на покупку наряда из минимального количества ткани. Еще и с других жителей города неплохо можно было бы деньжат собрать.

— Ах ты, мелкий! Решил, что можешь торговать моим телом?

— Только видом… и вообще, это была шутка.

— Эй, это точно не выглядело как шутка! И сейчас не выглядит!

— Остынь, Карлайла, — отмахнулся Тавур. – Теперь моя очередь сообщать о новостях.

— Как я могу остыть? Я стала фермером! Фермером!!! – столкнувшись со взглядами остальных членов группы, пыл Карлайлы поутих. – Фремером… Пфф! Ну и ладно, мы еще вернемся к этому вопросу.

— Кхм, — Тавур сделал вид, что ничего и не происходило. – Я попал в квартал Ягон по тому пропуску.

Крепыш замолчал, многозначительно подняв бровь, подначивая задать ему вопрос.

— Ну, ладно. И каково там?

— Это донатов ад! – Тавур расхохотался. – По крайней мере, так я думал, пока проводил там остаток дня и ночь. Все, кто там есть – жуткие лицемеры. Подростки, взрослые, парни и девушки – все! Они подходят к тебе с улыбкой, здороваются за руку и вдруг – бац! – ты оказываешься на камне возрождения. Он там, кстати, отдельный. Весь квартал – изолированная локация. Он как банка с пауками, доверять нельзя никому. И его создатель — Рем Вган – всячески это поддерживает. Говорит, так принято в его стране далеко на востоке. Сила правит всем, заставь слабых подчиняться и тому подобное. По сравнению с теми монстрами-учениками, я просто никто! Но именно в этом весь фокус, понимаешь? Имомуши сказал, ты встретил воплощение Баланса, может, это его проделки?

— И какой он?

— А? Кто? – Тавур так глубоко ушел в свои воспоминания, что, похоже, уже не замечал никого вокруг.

— Рем Вган. Какой он?

— О, — Тавру почесал подбородок. – Он синий.

— Синий?

— Именно. Синий. Весь. Темно-синие волосы, неоднородного синего цвета кожа, светло-синие белки глаз, и глубокого синего цвета радужка, ногти – тоже синие. Светлее тыльной стороны рук, но темнее бледно-синих ладоней. И знаешь, когда я говорю темно- или светло-синий, то не имею в виду иссиня-черный и голубой цвета. По отдельности это все синий цвет, но вместе эти оттенки выглядят очень контрастно – настолько, что на границах разных цветов возникают оптические иллюзии. Кажется, что его кожа искрится, а часть волос светятся, но стоит сосредоточить взгляд и сразу понимаешь – ничего подобного. В жизни столько синих оттенков синего не видел вместе. Так что лучшее, что я могу сказать – он синий.

Хотелось задать много вопросов: о росте и комплекции персонажа, густоте волос и покрое одежды, характерных деталях внешности и, возможно, особенных жестах, характере, тембре голоса и манере речи – словом обо всех тех вещах, которые надеешься узнать, спрашивая: «Какой он?». Вот только, Тавур оказался тем еще рассказчиком. Боюсь, если спрошу о целях и мечтах Рем Вгана, ради которых он создал квартал Ягон и школу в нем, то получу в ответ: «Они синие».

— Ладно, — оставалось только вздохнуть. Крепыш совершенно ничего вокруг не замечал. И яркий кокон, окружающий его тело, был тому полным подтверждением. Один цвет сменялся вторым, третьим, их смесью, но всегда исключительно резким, пронзающим. При этом обычному зрению хаотичное светопреставление совсем не мешало. – Так что же у тебя случилось?

— Я стану алхимиком! Таким, каким и не мечтал. И самое вкусное – новый титул! — Тавур протянул мне планшет. – Сегодня за завтраком всех собрали и объявили о вводе новой функции. Теперь характеристики персонажа и справочную информацию можно будет изучать в пределах пансионата. Только справка и задания, но и это уже довольно хорошо. Открой системные сообщения… Хотя нет, я сам быстрее все сделаю!

Пальцы Тавура замелькали, прокручивая ненужную информацию.

— Инициирован сценарий для получения награды за открытие героического титула ранга «Легендарный», — прочитал я на экране. Алиса, наконец, проявила какую-то заинтересованность. Не знаю, что ее привело в чувства, но я рад этому. – Будьте внимательны, каждое ваше действие может оказать критическое влияние на получение награды. Неправильные действия приведут к ухудшению характеристик или получению не снимаемого негативного эффекта.

— А теперь прокрути на строчку ниже, чтобы увидеть сам титул.

Мой палец двинулся, и улыбка сама расползлась на лице.

— У разработчиков есть чувство юмора, — кивнула Карлайла.

Посмеивались все, кроме Алисы. Моя будущая жена впала в ступор.

— Алиса?

— А?! – ее взгляд заметался, как у ребенка, которого застукали с полупустой банкой варенья и ложкой, не донесенной до рта. – А-ха-ха-ха… Ха.

— Ничего страшного, если ты не знаешь в чем шутка. Я потом тебе объясню, ладно? И может уже…

— Мы должны показать тебя Дедушке. Сейчас ты в порядке, но…

— Хорошо, идем к старикану, — я протянул планшет обратно Тавуру, но его выхватила Алиса. – Эм…

— Пусть берет, — крепыш беззаботно помахал рукой. – Ладно, мне пора вершить великие дела, подобающие титулу. Встретимся в игре, Байт.

Товарищи разбредались, оставляя за собой сияние радости и надежности. Ели приглядеться, у всех нас было что-то общее в аурах. Резонанс единомышленников? Исключение составляла Алиса. Она, не отводила взгляда от строчек из логов Тавура:

«Вы попали в квартал Ягон, но, по общему мнению, совершенно не подходите для обучения в школе Рем Вгана, поскольку являетесь самым обычным человеком без каких-либо выдающихся талантов. Открыт героический титул ранга «Легендарный» — [Обычный Ягонский школьник]. Поздравляем! Вы первый ОЯШ в “Десятке”! Сокрушайте небеса и сотрясайте Землю, осушите океаны и меняйте очертания материков — не посрамите гордое звание Легенды!».

Всю дорогу до номера старикана Алиса не выпускала планшет Тавура из рук. Каким-то образом она умудрялась не спотыкаться на складках ковра, оставшихся после беготни других тестеров. Они так стремились провести побольше времени в игре, что ели буквально на ходу, а перемещались вне своих комнат исключительно бегом. Сам старикан в это время не играл и явно ждал нашего прихода перед очень низким столиком. Рядом на небольшой подушке сидел Криокрод. В отличие от невозмутимого дедушки моей будущей жены, парень явно нервничал и поглядывал на меня с плохо скрываемой опаской.

— Дедушка! — Алиса резко вскинула голову, отрывая взгляд от экрана планшета.

— Садитесь.

Ленивый кивок головы в сторону оставленных для нас мест внушил чувство присутствия на некой церемонии. Каждое движение подчеркивало, что старик — представитель иного неизвестного мира, который творит одно ему понятное торжественное и важное действо. Алиса притихла и плотно сжала губы, а ее дед поставил на стол небольшую шкатулку, шириной в ладонь, длиной — в две, и высотой сантиметров пять-шесть.

— Скажи мне ученик, ты понял концепцию потока боевого духа?

— В теории… думаю, да, — замялся Криокрод.

— Тогда смотри внимательно, — старикан кинул взгляд на внучку, и та начала стягивать с меня одежду.

Не успел рассмотреть выражение лица Алисы, как был оголен выше пояса. Сбоку мелькнули длинные металлические иглы, прогибающиеся под собственным весом. Легкие уколы в спину вызвали волнение, а руки начало потряхивать от плохого предчувствия. Старикан резко раскрыл глаза, из его тела вылетели огненные тонкие, но очень горячие на вид иглы. Просто из тела! Вылетели… и вонзились в меня спереди, легко прошив кожу белыми от жара концами. Тело дернулось само. Боли еще не было, но небольшие ожоги раньше получать доводилось, поэтому я знал — она придет чуть позже и не захочет так просто уходить.

— Не двигайся, — шепнула Алиса.

Ушей достиг тонкий перезвон. Спина ощущала вибрацию, а музыка проходило внутрь тела, успокаивая и расслабляя. Она играла на воткнутых в тело спицах. Мелодия не отличалась особой изысканностью, но давала покой, сосредотачивала ощущение прохлады вокруг мест, пораженных огненными иглами старикана. Боли так и не было, зато иглы резко вошли на несколько сантиметров в предплечья, локти, плечи, живот и грудь — словом везде, куда они попали. Внутри начал разгораться азарт, пламя растворялось в крови, заставляя ее бурлить и клокотать в предвкушении… вызова!

Воздух задрожал и бесформенной волной из разноцветных пятен захлестнул старикана и его ученика. Криокрод побледнел и начал отодвигаться от столика. Музыка, текущая в спину от дрожи холодного металла стала настойчивее, а весь огонь азарта сосредоточился в районе солнечного сплетения. Колебания от спиц сковывали его, окружали, охватывая невидимыми, но прочными цепями. Уже скованный шар провалился ниже и теперь его жар ощущался чуть ниже пупка.

— Ученик, — от тихого оклика Криокрод вздрогнул и опустил глаза. Сжатый кулак говорил, что игрок жалел о проявленной слабости, но старик на это никак не отреагировал. — Это была жажда битвы. Некоторые из нового поколения называют ее азартом. Ты научишься этому со временем, но должен знать, что спешить с этим не стоит иначе закончишь на больничной койке.

— И зачем на мне ставить опыты? Это так важно для прояснения моего состояния?

Старикан на это лишь фыркнул и налил себе чаю.

— Тебя я проверил еще вчера, внучка настояла, — дед Алисы сделал крошечный глоток чая. — Ты здоров и в прекрасном состоянии. Твои родители хорошо о тебе позаботились. Твоя сила опасна для тебя самого, поэтому когда дело доходит до излишне большого напряжения срабатывает заложенная в твой разум закладка, вызывающая потерю сознания.

— Какая еще сила? — старикан не ответил, но бросил поощряющий взгляд на Криокрода.

Тот отдышался, покашлял в кулак, вытер ладони о штанины, замер на миг, а затем начал говорить. Быстро, словно в омут нырнул.

— Ген геймера. Все дело в нем. Этот феномен стал известен относительно недавно — лет сорок или около того назад. Люди, способные обучаться быстрее остальных, в каком-то роде гении, но с небольшим дефектом… — Криокрод опять зачем-то покашлял в кулак. Извиняется он так что ли? — Все, у кого обнаружили активный ген геймера отличались довольно необычным складом ума. Большинство из них несколько напоминают аутистов, но при этом ими не являются. Они быстро вспыхивают в детском возрасте, интересуются разными вещами. Играми в том числе, а затем… затем они перегорают. Возникает чувство, что им ничего не интересно, это своего рода сильная апатия. Сильная настолько, что они почти ни на что не реагируют. Для многих людей смыслом жизни становится некая стезя. Наука не смогла прозреть все тайны и те, кого удалось направить по пути познания способны жить более-менее нормально. Проблема в том, что привить людям с активным геном геймера страсть к подобным вещам крайне сложно, потому что мысли в таких головах реагируют лишь на занимательность. Мы ищем интересные, волнующие вещи, но для рожденных игроками все иначе. Нервная система слишком активна и...

— Не увиливай. Ты явно обходишь стороной какую-то не сильно приятную новость.

— Они опасны… возможно, ты тоже. Азарт людей, пробудивших ген геймера, способен убить человека. Я… — у Криокрода дернулась губа и он опустил голову, скрывая выражение лица, — видел это в материалах, полученных учителем у кого-то крайне серьезного. Это точно не шутка и не глупый розыгрыш. Этот феномен стали изучать, что привело к развитию сотрудничества с кланами, ведущими историю из глубокой древности. С людьми, которые практикуют боевые искусства и постигли необъяснимые для рядовых людей техники. Манипуляция аурой — одна из них. Это что-то вроде внушения… Тело мастера может немного изменять метаболизм, с потом выходит сера и вот твой мозг уже начинает реагировать, подозревает, что поблизости появился огонь. Насколько я понял, это первый этап, который воздействует на инстинкт. Как работают техники других мастеров мне неизвестно, но они должны опираться не только на обоняние. Вероятно, можно воздействовать и на другие чувства. Нервное излучение способно воздействовать на пространство, искажать магнитные поля и… прости, пока это все, что я знаю о теории манипуляции аурой. Проблема в том, что это крайне сильно нагружает и сам организм, истощает его. Иногда это может привести к различным сбоям в его работе...

Об ауре геймера этой ночью врач рассказал довольно много, но прерывать Криокрода не стал.

— Совершенно точно, что активный ген геймера ускоряет развитие подобной способности. Пока одним приходится развивать возможности, прирожденные игроки начинают пользоваться ей неосознанно. В среде практиков тайных боевых искусств существует понятие мистиков. Они, — Криокрод запнулся и с сомнением посмотрел на старикана, — предположительно, могут воздействовать на сам мир. Официальные данные указывают, что на ауру геймера реагирую только живые организмы с развитой нервной системой, но мистики якобы развили эту способность до совершенно нового уровня. Традиционные боевые искусства оперируют понятиями внутренней энергии. Техники на ее основе — это практика манипуляции аурой. Правильное воздействие на собственное тело способно укрепить его. Структура костей и мышц может быть изменена с высокой вероятностью успеха. Скорость реакции, сила, выносливость — все может стать выше уровнем… В общем, это все.

— Твое тело развивалось без использования методик внутренних школ. Мы это проверили еще в додзё, пока ты оставался без сознания. В тот раз ты не выпустил ауру, но твой мозг сдерживал сам себя, ментальная печать боролась с пробудившимся духом и смогла усыпить его вновь.

— Вы помогли мне? — в ответ старикан покачал головой.

— Очень опасно вмешиваться в такие моменты, — ответила Алиса, не переставая отбивать ритм по спицам. — Методики отдельных школ предполагают прохождение через кризис тела и разума. Вмешательство может уничтожить в человеке воина или искалечить, лишить жизни. Только осведомленные о ее действии могут рискнуть. Мои матери готовились использовать методики школы Великого переменчивого потока если ты окажешься на грани жизни и смерти. К счастью, ты справился.

— Вот как… Тогда зачем ты привела меня сюда?

— Ты должен запереть свои чувства, — ответил вместо Алисы старикан. — Ментальная печать уже повреждена, а дух пробудился. Вероятность того, что ты обладатель активного гена геймера больше девяноста восьми процентов. Окунаясь в азарт, ты расшатываешь скрепы и рискуешь упасть в пропасть, возврата из которой уже не будет. Остановись пока не поздно.

— Ха… ха-ха… — меня начал пробирать смех. Подумать только! Я заливисто хохотал, но это был грустный смех. — Я только начал получать удовольствие от игр… от этой игры, ощутил удовлетворение от перспектив и теперь я должен отбросить это все!?

— Именно поэтому ты здесь, — спокойно ответил старик. — Для того, чтобы я мог показать тебе бездну, на краю которой ты решил устроить танцы.

Ответить я не успел. Огненные иглы вошли под кожу полностью, пробежали по телу горячей волной и слились с шаром. Удары Алисы по спицам стали чаще, мелодия ритмичней и оковы стали понемногу сжимать клубок пламени, отчего того становилось лишь горячее и яростнее.

— Сыграем, — сказал старикан, размещая на столе клетчатую доску. Размер ее оказался гораздо больше, чем у шахматной. Сверху он положил полупрозрачную пленку с на которой клетки были окрашены в несколько разных цветов, некоторые помечены знаками, у иных обведены различного вида каймой границы. После этого достал сбоку два ящичка, один из которых положил передо мной. Внутри оказался набор фигур, причем некоторые оказались составными и могли быть разъединены на несколько частей в высоту либо длину.

— Это стратагемы Саркуса[1], — начал пояснять старик. — Различные фигуры отвечают за разный тип войск. Их в избытке, поэтому свою армию ты можешь сформировать в различных пропорциях. Одна лишь пехота или только конница — все это допускается. Есть механические орудия — осадные башни, катапульты, баллисты, тараны. Есть замки, крепости, форты, каменные стены, частокол, рвы и многое иное. Есть ловушки и диверсанты. Обычно изначальные условия определяются случайным образом или для восстановления условий битвы, существовавшей в нашей истории. Мы воспользуемся набором войск для новичков. Они позволяют получить равные условия. На карты цветами отмечен ландшафт, возможные препятствия и места обитания различных тварей. Каждый отряд имеет два набора бирок, указывающих на запас жизни и рейтинг выучки, зависящий от количества ветеранов. Опытность бойцов мы учитывать не будем. Эта часть используется для разграничения правил в турнирах и клубах. Обойдемся без предварительных маневров и других возможностей, которые невозможны без судьи. Основной минимум правил ты можешь прочитать в имеющейся бумаге...

Правил оказалось не так, чтобы много. Версия для новичков была почти идентична шахматам. Отличия заключались в наличии особенностей ландшафта, которые в нашем случае не играли особенной роли, в возможности объединения и разделения отрядов, а также наличии от одного до пяти офицеров, способных сплотить воинов для более грамотного действия на поле боя. Больше — не всегда лучше, и в правилах приводился пример использования всего одного офицера для запутывания противника. Не обнаруживая их противник может занервничать, ожидая удара с другой стороны либо ослабить бдительность и оставить в защите брешь. Шансы на дезертирство, удержание строя, игнорирование паники, возможность использовать сложные атакующие и защитные маневры — все это сильно зависело от ветеранского уровня и наличия либо отсутствия в отряде офицера.

Сами они были безликими, а в фигуры отрядов помещались специальные камешки, чтобы потом можно было раскрыть фигурку пехоты, конницы либо башни и доказать, что там есть офицер. Как оказалось, в продвинутой версии игроки каждый ход сдают записки судье, в которых указываются различные моменты тактики, которые должны оставаться неизвестными противнику. В их числе и перемещение офицера из одного отряда в другой, что в упрощенных стратагемах не допускалось.

Правила упрощенной игры удалось запомнить быстро, и мы со стариканом приступили к игре. События в упрощенной версии развивались быстро, количество маневров — сильно ограничено, но игра неожиданно увлекла, а когда мы оказались в особо неоднозначной ситуации… во мне всколыхнулся азарт. Шарик огня, который Алиса своей мелодией успела сжать, по ощущениям, до размера небольшой жемчужины яростно всколыхнулся и пробил в стене своей тюрьмы небольшую брешь. Слегка закружилась голова, а затем со стороны старикана в меня ударила еще одна огненная игла. Снаряд, созданный манипуляцией ауры, ударил точно туда, где ощущался сжатый яростный пламень. Спустя удар сердца мир изменился.

Поток мелодии, создаваемой Алисой, перестал сковывать огонь, теперь он очень быстро тушил его, но не это было главное. Я смотрел на доску и видел… понимал, осознавал… варианты победы появлялись один за другим, а после стало ясно, что этих вариантов очень мало. Я с кристальной четкостью осознавал всю ограниченность и ущербность упрощенной версии правил и оттого всего на краткий миг меня захватила… скука. Апатия, которая оказалась сродни безнадёге — глубочайшее разочарование. Мысль ухватилась за возможность изучить полные правила, азарт вспыхнул новой силой, чтобы угаснуть под напором холодной мелодии, вливаемой в тело Алисой.

Я дернулся, вперил в нее недовольный взгляд, захотелось отчитать нерадивую, а после...

— Спасибо, — до меня дошло, что произошло.

— На что это было похоже? — старик спросил без особого интереса в голосе.

— Я осознал, что выиграю… Ни капли сомнений, мне нужны были более сложные правила, которые...

— Ты не смог бы просчитать, — закончил за меня дед Алисы. — Для мастеров боевых искусств это частая проблема. Достойный противник, непредсказуемый и сильный. Те, кто закалил себя в бессчетных битвах, готовы отдать жизнь за один хороший бой, достойный поединок, который заставит кровь пылать. Я могу позволить себе заплатить такую цену, но ты слишком молод. Откажись от своего азарта, найти для себя безопасный путь, иначе падешь в бездну, выход из которой найти будет далеко не просто.

Я молчал. В миг прозрения казалось, что я смотрел на мир глазами самого бога. Ничто не могло укрыться, ни одна тайна не могла быть непознанной — кристаллизованный разум, квинтэссенция интеллекта. Игры, созданные человеком, вряд ли смогли бы удовлетворить жажду познания, тягу к новому и захватывающему. Я бы прошел через многие игры, а что дальше? Начал бы открывать новые грани в простых вещах? Стал бы любоваться взмахами крыльев бабочки, мерцанием граней драгоценных камней, искал музыку в дроби дождевых капель по крыше? Наверное, на какое-то время этого бы хватило.

Наука? Забудьте! Теперь я знал, почему обладатели пробужденного гена геймера неохотно шли по этому пути. В тот миг я видел, как строга, а потому ограничена математика, как лжива и полна сомнений история, химия, физика, биология… наука отрицает религию, но если копнуть глубже, снять с нее лицемерную маску, то окажется, что она является тем же самым. Большая часть так называемых современных теорий, основана на вере. Вере в то, что выведенные законы правильны, а наблюдаемые явления интерпретированы в нужном ключе.

Теперь стало понятно, почему большая часть ученых говорит о гипотезах и допущениях. Возникновение жизни? Рождение Вселенной? Забудьте о столь сложных вопросах, ведь строение атома всего лишь удобное предположение. Законы поведения тел в макро и микромире не сходятся, теории трещат по швам и их переделывают снова и снова, но в сущности все основывается на вере, что то или иное предположение, сделанное ранее не содержит ошибок.

Наука — религия, построенная на людском самомнении. Во имя ее сжигали ничуть не реже, чем ради красивых женщин, власти, золота и религиозных учений. Все разрозненные фрагменты в голове, будто соединились незримыми нитями. Копошиться в науке? Чем бы ни был ген геймера, к чему бы он не толкал людей, какую бы дверь он не открывал — предположения и глупые фантазии его не интересовали. Он звал, манил, требовал! Познать, увидеть, сделать шаг вперед, еще и еще, выйти за грань — туда, где будет много неизвестного, нового, интересного...

Кристально чистый разум и столь отличный от привычного, что может быть принят за безумие. С глазами бога приходило и божественное хладнокровие, порождающее пренебрежение нормами общества, отрицанием привычной морали. Ведь что мораль? Всего-лишь правила игры социума. Но хорошо известные правила вызывают предсказуемые ограничения, и чтобы вызвать волнительное удовольствие от игры… разве не пойдет бесконечно скучающий человек на попытку шулерства? Не откровенное нарушение, но тонкую интригу...

— Это действительно бездна, — послышался тихий металлический стук и только теперь обратил внимание на исчезновение в спине спиц.

— Я помог тебе, — усмехнувшись проговорил старикан, — теперь ты окажи мне услугу.

— Какую? — отвлекаться не хотелось, мне нужно было многое обдумать. О себе, о родителях, об игре и об Алисе. Слишком многое меняло, полученное озарение.

— Это не займет много времени. Просто скажи, что ты видишь, — старик откинул крышку продолговатой шкатулки, которую достал в начале разговора, — здесь?

— Фея? Оранжевые прозрачные крылья, похожи на стрекозиные, но отличаются формой. Фигура мальчика. Черные штаны и зеленые тапки с загнутым носком, белая жилетка, волосы...

— Синие? — с неверием спросил Криокрод.

— Да. Ты тоже его видишь?

— Нет, — игрок держал в руке смятую бумажку. — Но как?

Старикан на это только усмехался.

— Что-то не так?

— Манипуляция ауры предполагает создание… — Криокрод с блуждающим взглядом торопливо отвечал на мой вопрос, — инструментов. Они часто уникальны для отдельного практика внутренних техник, но кое-что есть общее — невозможно создать «живой инструмент». Забудь о человеке или мифический феях, даже жука или червяка создать не получится. Так было написано в документах… выходит это ложь?

— Это правда, — старикан выглядел очень довольным собой. — Мне встречались те, кто мог создавать тысячи клинков, которые соединялись в подобие дракона, но это не был «живой дракон», даже сходство было весьма отдаленное. Особо искусные смогут создать копию этого любителя глазеть на чужие цветы, но если попытаться их разбудить разница станет очевидной. Этот извращенец спит и будет спать еще долго.

— Но как? — повторил вопрос Криокрод. — Или… это возможности мистиков?

— Никто не способен создать живого духа, ученик! — старикан громко рассмеялся, видя растерянность на лице игрока. — Я задам тебе вопрос, ответив на который, ты все поймешь. Почему при всей мощи тайных школ они не распространены по всему миру? Наши ученики — наша слава и гордость. Чем их больше, тем мощнее школа, но мы ютимся в подполье и не рискуем открыто демонстрировать свою силу. Ответ тот же, что и на твой вопрос. На размышления у тебя есть этот день и ночь, утром я хочу услышать к чему ты пришел.

— Дедушка, посмотри, — Алиса протянула старику планшет.

— Что там? Обычный яго… — старик замер на полуслове и, судя по тому, как вытянулось его лицо, у меня есть еще одна порция для размышлений.

— Объяснишь?

— Эт-тоо… — Алиса бросила быстрый взгляд на деда и, увидев, как тот согласно сомкнул веки, с легким вздохом облегчения закончила, — это мистическая техника, которая позволила моему отцу получить силу. У него совершенно не было таланта. Даже Дедушка оказался бессилен. Один мистик для оплаты долга рассказал ему об этой мистической технике. И… отец смог стать тем, кто он есть.

— Погоди, — шестеренки в мозгу двигались ловко, ответ на возникший внутри вопрос был очевиден, но какая-то часть меня бунтовала и не хотела в это верить. — Мой будущий тесть… твой отец… Алиса! Твой отец… нет, ничего не говори! Если ты это скажешь вслух, то я могу не перенести шока...

Тааак… теперь мне точно нужно хорошенько все обдумать. И даже не знаю, что меня волнует больше: опасность гена геймера, загадка с несуществующими живыми воплощениями аур или то, что отец моей невесты… боги, если вы есть, как вы могли допустить подобное? В игре шутка от разработчиков казалась забавной, но в реале..? Это ни фига не смешно!!!

— Байт, — Криокрод вжимался в дальний от меня угол комнаты, — с тобой все нормально?

— Коне… — меня прервал звук щелчка из динамика планшета. Старикан сделал фотку и развернул его дисплеем ко мне. На снимке был я. Перекошенное лицо, ладони схватили волосы и вот-вот начнут вырывать их, в глазах смесь бешеной ярости и неверия. — Думаю, мне пора.

Старик кивнул, Алиса подхватила планшет и прижалась к моей руке.

— Ты тоже иди, ученик. Размышлять в моей комнате ничуть не лучше, чем в своей собственной.

— Мастер! — в глазах Криокрода появился фанатичный блеск и твердая решимость. — На меня снизошло озарение, поэтому я должен проанализировать полученные выводы немедленно!

Старик только скорчил презрительную мину, глядя на усевшегося с закрытыми глазами на пол Криокрода. А потом дед Алисы отвернулся и начал корчиться в беззвучном хохоте. Он что, специально прикалывается над учеником? Развлекается? Впрочем, это не мое дело.

Мысли роились и летали, бегали и плескались в мозговой жидкости. Они поглотили меня столь сильно, что запомнил я ни выхода из комнаты старика, ни путь до двери в номер Алисы...

[1] Великий стратег и полководец, которому не досталось возможности проявить себя в реальном бою. Чтобы утолить свою жажду побед он создал игру стратагема. Спустя годы игра была изменена, но предыдущая версия не исчезла, поскольку предусматривала ситуации, невозможные при новых правилах. Со временем количество вариантов стратагем росло, пока однажды все они не были объединены достаточно сложными правилами в одно целое. Одним из прорывов стало использование сменных карт ландшафта, а другим подключение к игре третьей стороны. До начала игры стороны могут выслать отряды для разведки и установки ловушек на поле боя. Они могут столкнуться или нет. Также возможно удержание отрядов в укрытии в качестве резерва. В стратагемах Саркуса количество войск не обязано быть одинаковым и стороны не всегда знают точное число и состав войск противника. Для контроля честности и нужен судья.

Глава 22.Глава 24
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.