МБК 2: Драконья кровь - Глава 11 Зверь засаду устроил и скрылся в тенях

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 15:59       0    34 0

Нейли была удивлена вызовом предка. Заходя в холл особняка, она держалась за руку возлюбленного. Даже когда кланялась Кокири Туматауэнга, продолжала наслаждаться приятным чувством близости к любимому. Грэнк рядом также поклонился, следуя её инструкциям. Нейли знала, что его парень не желал сгибать спину перед чудаковатым копьём с венчиком алых волос у костяного наконечника. Реликвия клана Золотого Дракона. Смертные почитали Туматауэнгу как бога. Он им и был, в сущности, но после прихода в нулевой мир…

Нейли Таркона отбросила эти мысли. Они влекли за собой злость, но рядом с Грэнком думать о таких вещах не хотелось. Сейчас она ощущала себя не одной из клана чудовищ, а просто девушкой. Это сладкое чувство слабости казалось ей настолько чудесным, что все мысли о силе и повышении своего статуса в клане жалостливо сжимались, сбегали в самый край разума.

— Только ты, — у первой же двери внутри особняка страж остановил Грэнка.

— Прости, — Нейли сжала крепкую руку любимого. — Подождёшь меня здесь?

— Конечно, — Грэнк смотрел на неё добрыми глазами.

Нейли почувствовала, как радостно бьётся сердце. Больше никому он не показывал такое выражение лица. На прочих он смотрел сурово, со скрытым предупреждением. Она коснулась небольшой щетины на его горле.

«Такой странный… Откуда у него взялась эта привычка?.. Впрочем, мне ли об этом говорить. Обращаясь, мы и вовсе покрываемся узорами чешуи. Смертные даже подражать нам стали. Выдавливать тату камнями — вот уж где странность.»

Нейли шла торопливо. Не то, чтобы она боялась заставить предка ждать — ей хотелось быстрее разобраться с возникшим вопросом и вернуться к Грэнку. Все комнаты и коридоры особняка были широкими, с высокими потолками. Всё сделано так, чтобы вместить члена клана после обращения в дракона.

«Как же давно у нас не было тех, кто может обратиться драконом, оставаясь смертным в нулевом мире…»

Возле двери в приёмную предков, которая по давней традиции называлась церемониальным залом, Нейли на мгновение остановилась. Успокоив дыхание, она кивнула стражу. Тот с улыбкой потянул одну створку на себя. Нейли входила с ровной спиной. Она не торопилась, но и не медлила. В комнате её ждал предок с тронутой сединой волосами. Он был её пра-прадедом или около того. На свои годы предок не выглядел — смертные могут лишь мечтать о такой долгой молодости. Всякий раз, глядя на лица старших родственников, Нейли радовалась, что не придётся слишком беспокоиться о морщинах.

Рядом с предком стоял кехуа в золотой накидке. Это напомнило Нейли о «госте» из мира богов и её настроение ухудшилось. В клане все боялись бога-зверя, и она не была исключением.

— Нейли, — обратился к ней предок. — Ты можешь годиться собой.

— Есть причина? — удивленно спросила она. Внутри начинало разгораться недоброе предчувствие.

— Ты выбрана хранительницей гримуара господина, — предок протянул ей покрытую золотом книгу, артефакт бога-зверя для захвата кехуа. 

«Кто знает, сколько могущественных духов из мира богов он заточил в ней?»

— Могу я узнать причину такого выбора? — Нейли сжала в ладонях платье. — В клане есть куда более достойные люди.

— Так решил господин. Ну же, бери, — предок протянул гримуар.

Нейли нехотя подошла ближе и взяла золотой артефакт.

— Мне нужно как-то особенно заботиться об этой вещи?

— Нет, просто храни её, — предок улыбнулся. — И еще… держись подальше от ученика Безумного Глэма. Ваш флирт заходит слишком далеко.

«Флирт? — поразилась Нейли. — Только слепой не видит, как развиваются наши отношения. Да и мои родители сразу же дали одобрение…»

— Почему? — артефакт в руках стал ощущаться особенно тяжёлым. Будь она простой смертной, не смогла бы удержать покрытый золотом гримуар. Сейчас её руку тянул вниз не вес сверкающей книги, а ужасные мысли. — Нет… Нет! Я не буду этого делать!

— Он тебе не пара, — нахмурился предок.

— Не пара?! — горько усмехнулась Нейли. Ярость придавала ей смелости, страх – отчаянной решимости. Ей было ясно к чему всё идёт, и от этого кровь холодела, заставляя дрожать от ужаса. — Думаете, я — дура? Дали мне этот гримуар, заставляете расстаться с любимым… Считаете, я не знаю, что делают кланы, когда в нулевой мир приходят боги? Хотите подложить меня под этого ублюдка, чтобы получить полубога? Так же как сделали Зенде пару десятилетий назад?

— Следи за своим языком! — рявкнул предок. — Не смей оскорблять старшего!

— Старшего? — возмутилась Нейли. — Как ни посмотри, он не намного старше меня, может даже младше!

— Он сильнее и он — бог! Иерархия…

— Удел зверей! — яростно оборвала предка Нейли. Так говорить с одним из представителей закона её клана было нельзя, но что даст её покорность? Что даст её уважение? Ничего. Нейли подозревала, что даже эти споры ничего не решат. Она старалась лишь кричать громче, чтобы бог-зверь услышал её. Драконы горды. Оскорбив его, она получит наказание, но сможет сохранить любовь. Это всё, о чем она могла думать. — Иерархия силы — закон джунглей, но мы — люди! Мы не должны подчиняться такой глупости, как…

— Мы — драконы!!! — наполненный маной[1] голос предка сотряс помещение.

Нейли была в отчаянии. Она знала о том, как поступают кланы, подкладывая под пришлых богов своих девушек в надежде на их беременность и рождение полубога. Обычно, в нулевой мир спускались с посланиями лишь самые незначительные существа. Ничтожества в мире богов, но могучие владыки в мире нулевом.

— Мы — драконы, — уже спокойнее повторил предок. — Не забывай об этом. Наши традиции основаны на уважении к старшим и сильным. Это естественный закон мира.

— Чушь собачья! Уважение? Почему мы должны уважать тех, кто так с нами обошелся? Драконы? Может, наши предки и были ими, но что случилось после спуска в нулевой мир? Тонкие тела захирели, даже перерождённые и вознесённые не могут получить всю прежнюю силу до перехода в первый мир. Мы обращаемся в чудовищ, а не драконов! Нас бросили здесь, словно мусор на свалке! Важная миссия по восхождению через миры драконьего ожерелья? Да кто вообще верит в этот бред?! Ни один из драконов не смог дойти до седьмого мира, не отказавшись от своей драконьей крови… Они просто бросили нас! Где этот ваш господин?! Почему бы не спросить у него: хоть раз кто-то в мире богов вспомнил о нас?

— Нам дали всё, что нужно, — отрезал предок. — Ветвь Золотого дракона была выбрана для прихода сюда именно из-за примеси крови лирс. В маленьком мире стоит золотой храм, у нас есть всё, чтобы развить тонкие тела. Не вина старших, что мы слишком слабы и не можем получить могущество даже с такими преимуществами.

— Предок, мне не пять лет, чтобы я верила в сказки, — Нейли почти рыдала, но раз за разом подавляла своё желание убежать и страх перед мощью собеседника яростью на грязные уловки кланов и желанием жить своей жизнью, без необходимости жертвовать чем-то ради далёких безразличных богов. — Как много осталось от родословной Золотого дракона? Я родилась с силами морского, а сколько других ветвей? Если бы о нас заботились, то почему не забрать в мир богов? Почему не вырастить сильными, развить и обучить? Всем из основной ветви на нас плевать. Я так долго кричала, но этот ваш «господин» так и не пришел сюда, чтобы наказать меня за оскорбление. Почему же? Он настолько благороден и заботлив? Или уже отправился пожирать энергию золотого храма? Все знают, каково богам в этом мире! Голод, мучительная слабость хиреющего тонкого тела. Эти муки пережили наши предки. Их заставили страдать здесь, но кто из пришлых божков осмелится повторить их путь? Стоит их запасам маны истощиться, и они поджимают свой хвост. Тут же сбегают прочь! Хранительница гримуара? Как смешно! Бросьте артефакт в любой комнате – кто осмелится его тронуть? Даже наше священное копьё висит без какой-либо охраны! Все вы трясётесь перед этим божественным ничтожеством! Пришёл мстить? Как же! Когда он спровоцирует кланы малого круга, кому придётся нести последствия? Все в клане знают, чем это грозит! Мы — не драконы! За столько лет сколько в нашей крови осталось от них? Мы — смертные. Знаем и умеем чуть больше, но и только! Хотите заставить меня стать подстилкой? Лучше смерть! Если во мне что и осталось от дракона, так это гордость! И я ни за что не соглашусь лечь в постель к мальчику на побегушках, которого послали в нулевой мир! Да лучше…

— Заткнись! — предок рванул вперёд и занёс руку для удара.

Нейли дёрнулась назад и упала на пол. Она сидела в неловкой позе, зажмурившись и держа в поднятых для защиты руках золотой гримуар. Её тело дрожало от страха, в груди разливалось отчаяние. Никто не сможет помешать её предку. Нейли молилась, чтобы этих криков не слышал Грэнк. Если он впутается в это, даже Безумный Глэм не сможет защитить его от гнева бога-зверя.

— Встань, — голос предка дрожал. 

Нейли посчитала это признаком ярости. В итоге он всё же не ударил её.

— Никто не пытается сделать из тебя наложницу господина, — заговорил кехуа в золотой накидке. Он был спокоен, но на лице отражалось какое-то сложное чувство. — Твой ухажер — вознесённый. Ты — нет. Мы живём дольше простых смертных, но не настолько, чтобы сравниться с «почти вечностью».

— Прожить с ним жизнь — моя мечта, — горячо сказала Нейли, так и не встав с пола. — Оставьте нас в покое, и я смогу стать вознесённой.

— Как наивно! — голос предка всё ещё дрожал.

— Всё, как ты и сказала, — продолжил кехуа, положив руку на плечо предка. — Наша кровь разбавлена. Выбери супруга из клана.

Нейли снова испугалась. Постель с богом-зверем встала перед глазами, вызывая омерзение. Она хотела в очередной раз возмутиться, но кехуа в золотой накидке торопливо добавил:

— Я не говорю про господина. Он скоро уйдет. Мы должны больше внимания уделять дальним родственникам. Это поможет возродить кровь, а равный срок жизни не даст страдать от потери. Никому из супругов.

Нейли хорошо понимала, что пытается сказать кехуа. Умерев раньше, она принесёт страдания Грэнку. А если вознесётся? Все представители кланов сохраняют воспоминания, жертвуя личностью. Поступив так, она лишится любви к Грэнку, станет чистым листом. Оставить личность? Это значит забыть о нём и всех пусть немногих, но таких счастливых моментах...

— Я хочу быть с ним… — Нейли почти шептала. Её губы дрожали, а слёзы хлынули наружу. Тело само стало обращаться, выражая желание хозяйки бороться до последнего, даже в столь безнадёжной ситуации. Руки покрылись синими чешуйками — не рыбьими, хоть она и пробудила кровь морского дракона. Больше походило на кожу ящерицы или змеи. Гладкую, чуть влажную, чтобы легче скользить под водой. Нейли чувствовала, что часть её лица тоже преобразилась. Между нижней губой и подбородком появились волнистые вертикальные линии. На щеках синие узоры расширялись, спускались на шею — признак следующего этапа пробуждения способности к смене облика. Сейчас она этому не радовалась. Увеличение резерва маны вызывало лишь беспокойство — теперь еще больше риск оказаться подстилкой бога-зверя.

— Хорошо, — кехуа вздохнул. — Если ты так сильно дорожишь им… Я вижу лишь одну лазейку. Сделай его частью нашего клана.

— Но он ведь… — Нейли неверяще смотрела на мужчину в золотой накидке. Она не могла понять, о чём тот говорит.

— Кровь, — продолжил кехуа, пристально глядя сверху вниз. — Возьми кровь у одного из твоих дальних родственников, привей её своему ухажеру. Маги крови на это способны. Законы клана равны для всех, поэтому делать исключение для тебя никто не будет.

— Я… — Нейли не могла поверить своему счастью. Она торопливо поднялась и отвесила поклон, вытирая с лица влагу. — Спасибо!

— Клан не будет платить за эти услуги, — раздраженно фыркнул предок. — Если он действительно дорожит тобой, то для него это не станет большой проблемой, не так ли?

— Спасибо, — еще раз сказала Нейли. В таких случаях смертные обычно извиняются, но клан дракона не привык просить никого и ни о чём, особенно о милости и прощении. — Тогда на счёт гримуара…

— Оставь у себя, — улыбнулся кехуа. — Он действительно не нуждается в охране, но господин решил доверить его хранение тебе. Должно быть, один из обычаев в мире богов, который у нас не сохранился. Если господин, действительно, намерен сделать тебя своей наложницей, я буду просить за тебя. У нас найдутся подходящие кандидатуры, красивее и сильнее…

Нейли чувствовала небольшую благодарность, но в то же время — и недоверие. Она решила, что не только позаботится о драконьей крови для Грэнка, но и проведёт с ним ночь как можно скорее. Пусть это будет не так красиво и романтично, как она себе представляла. Какая разница, если так можно уменьшить риск интереса со стороны бога-зверя? Из злобы он может её изнасиловать — от одной мысли об этом сердце Нейли сжималось болью, —  только никакого чувства собственничества по отношению к ней не будет. Только тогда бог-зверь не станет убивать Грэнка. Она переживёт позор, но не хочет переживать его гибель или заточение.

— Не смей больше порочить имя господина, — предок махнул рукой, веля ей убираться.

Выражение лица одного из лидеров клана Золотого дракона на мгновение показалось Нейли испуганным, но разве такое возможно?

Она ушла из зала в уборную и привела в порядок лицо.

«Грэнк не должен видеть меня в подобном виде, — Нейли не беспокоилась о чешуйчатых узорах. Красные припухшие веки, отчаяние в глазах — это было недопустимо. — Улыбочку, ты ведь идёшь на встречу с любимым. Да, есть препятствие для счастья, но всего-то и нужно, что порезать одного из родичей и привить Грэнку драконью кровь. Надеюсь, он не будет против… В конце концов, кто в нулевом мире откажется от подобного? Потомок богов, разве что…»

Нейли рассмеялась. Ей не было дела до всех этих поисков «врага» бога-зверя. Она хотела лишь удержать своё маленькое счастье и воплотить простую мечту о «скучной жизни» с Грэнком.

[1] Мана – не игровой термин. В игры он пришел из вполне себе реальной мифологии Маори и в целом новозеландских верований. Здесь отсылка именно к этому. То же относится к названию сокровища клана Золотого Дракона, именованию перерожденных словом кехуа и обычаям смертных делать тату. Узоры на теле частично становящихся «драконами» нулевого мира похожи на традиционные «тату» маори.

Глава 10.Глава 12
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.