Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 29 Сокровище в гримуаре

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:11       0    116 0

Инк ждал возвращения архидемона с легким нетерпением, но это не помешало ему заглянуть в книгу на алтаре. Она была наполнена множеством ярко-алых символов. Написаны они были не просто краской, потому что светились и переливались. Землисто-серого цвета страницы казались пожухлыми, были сухими на ощупь и пахли прелой листвой. Инк украдкой пытался надорвать один из листов, но они оказались удивительно прочными.

По совету архидемона Инк попробовал отправить нить сознания внутрь талмуда и это дало удивительный результат. Было похоже, что он попал в особое пространство. Часть его была занята плавающими в воздухе письменами. Они были сгруппированы кучками и отличались типом «чернил». Все так или иначе были алого оттенка, но с гладкими на вид силуэтами соседствовали пылающие слова неведомого языка. Для себя Инк решил считать их отдельными главами или разными темами в содержании гримуара. 

«Возможно, разные способы использования сил требуют разного “настроения” энергии? – размышлял Инк. – Или это иллюстрация эффекта для тех, кто не понимает языка?»

Касаться письмен он пока опасался.

В дальней части пространства обнаружились несколько клякс. По своей окраске они сильно напоминали нити сознания архидемона, поэтому догадаться об их природе Инку не составило труда. Убедившись, что один из демонов находится поблизости, он попытался подхватить «кляксу» нитями сознания с крючками, и тут же пожалел об этом.

Соприкосновение с частицей сознания архидемона оказалось похоже на окунание пальца в концентрированную кислоту. Отросток разума Инка просто растаял под пугающий шипящий звук. Вдобавок, это было очень болезненно. Боль не утихала какое-то время. Инк видел, что внутри кляксы остался серп его «защиты», отчего частица архидемона испытывала некие страдания. «Клякса» дергалась, дрожала и увядала, как опавший лист на записи с ускоренным воспроизведением.

«Не думал, что серп из воспоминания с чувством сожаления сможет так сильно повредить кусок сознания архидемона, — зрелище оказалось шокирующим для Инка. — Для человека нормально пострадать от контакта с частью опасного и могущественного создания, но нанести ему травму… Такого я никак не ожидал. В любом случае, как мне их перетаскивать в мозги этих демонов?»

Проблема казалась неразрешимой. Ничего не оставалось, кроме как дожидаться возвращения архидемона. Инку показалось, что прошло около часа. Ожидание превратилось в пытку, и он стал изучать изменения в своей внешности. Разобраться со всем удалось на удивление быстро. Его тело стало больше, но осталось наполовину иллюзорным. Белая энергия выплеснулась наружу, но оказалась связана тончайшими нитями силового поля. Сам Инк никогда не мог добиться сделать их настолько мелкими. Проанализировав увиденное, он пришел к выводу, что это стало возможно из-за приобретенной энергией вязкости. Частицы энергии цеплялись к ним и разлетались. В итоге силовое поле растягивалось, но не разрушалось.

Под внешним слоем фальшивого тела он заметил нитями сознания и своё настоящее тело. Крылья оказались созданными по тому же принципу, но белой энергии в них было крайне мало. Заменителем для неё стала пыль от так восхитившей Киасса руды. Перышки черного цвета были легкие по отдельности, но вместе набирали немалый вес. Инк пробовал стимулировать в мире разума вещество с частями забытых воспоминаний, но попытка провалилась. Попытался развеять свой новый облик, чтобы поглотить белую энергию и потерпел еще одно поражение.

К появлению лица архидемона в светящемся пятне над обломком колонны Инк уже не знал, чем себя занять.

— Держи, — чернорогий выглядел непривычно серьезным. В пятне появился объект в форме крупного, с кулак взрослого человека, яйца. Оно было окутано вихрем из знакомой энергии алого цвета. Посылка зависла в световом пятне и очень медленно опускалась, постепенно увеличиваясь в размерах. – Оно будет долго добираться до тебя. Расстояние от седьмого мира велико.

— А я… — Инк задумался о перспективах, — смогу через это пятно попасть в седьмой мир сразу?

— Нет, — архидемон с сожалением покачал головой. – Будь это возможно, я бы сразу предложил тебе так и поступить. Через этот канал не сможет пройти живое существо. Если бы гримуар не был создан из особых материалов, то превратился бы в пыль еще в начале пути. Кроме меня, ни один другой из обитателей всего континента Дармард не способен протянуть свои нити сознания даже на треть этого пути. Иначе зачем бы я занимался всем этим лично?

— Кстати, насчет нитей сознания…

Инк объяснил возникшие у него с «кляксами» сложности, не затрагивая тему ослабления пострадавшей части сознания архидемона. Чернорогий на это лишь отмахнулся, посоветовав изучить оставленные им в гримуаре техники.

С некоторой долей опаски Инк снова вошел сознанием в книгу архидемона. Он коснулся одного скопления символов и в его разум стали перетекать знания о технике барьерной печати с рядом пояснений по её использованию. Суть метода сводилась к использованию энергии для создания специальных структур. Было несколько десятков способов компоновки потоков силы, позволяющих получать «стены» и всего четыре давали пару «замок/ключ». 

Инк для себя решил, что это своего рода магический сейф. Его можно было сделать отдельно, а можно привязать к некоему материальному объекту.

«Если наложить такой барьер на реальный сейф можно избежать его ограбления духами. С другой стороны, даже те, кто просочится внутрь хранилища, развоплотить деньги и вынести драгоценности не смогут… Бесполезное улучшение получается. Но зачем-то же чернорогий его сюда впихнул для своих подопечных? Может для защиты от шпионажа? Запирания сознания? Надеюсь, мне удастся это выгодно использовать…»

Второй частью обучения Инка стали пылающие письмена. Они обучали преобразовывать энергию в подобие пламени. В этот раз стало понятно, что письмена не перетекают в разум, а создают какую-то вибрацию. В пустоте пространства гримуара она никуда передаваться не могла, но стоило коснуться символов нитью сознания и дрожь отправлялась прямо в разум. Именно эти колебания создавали в мозге картинку, которая была копией информации в книге. 

«Разум как папирус, а чернила… Это эмоции? – Инк поразился сделанному открытию. – Из колебаний возникают слабые вспышки эмоций и образов. Их объединение в конце концов создаёт знание… Как ДНК и гены. По отдельности они мало, что значат, но вместе описывают человеческое тело, даже отчасти характер и привычки. Тогда информация – тоже своего рода энергетическое существо. Считывая её человек не только воспринимает окружение, но из-за этого испытывает определенное воздействие и картина, изображающая сам его разум, меняется. Понемногу, незаметно, превращая… в кого-то другого? – Инк даже замер на мгновение от этой мысли. – Да ну, бред… Так я еще додумаюсь до того, что простое чтение какой-нибудь художественной книги превращает человека в клона несуществующего существа, и какой-нибудь мастер разливать простые чернила по папирусу бумажной книги сможет сделать из другого человека того, кого пожелает, с помощью набора из цепочки эмоций и образов…»

Инк подумал, что это глупо, но какая-то подспудная опаска у него всё же осталась.

«Блин, я так себе еще и фобию на пустом месте создам»

Самоирония несколько помогла справиться с нахлынувшим волнением. Только сейчас Инк заметил, что передача знаний о технике создания огня прервалась. Он успокоился и продолжил изучать техники в гримуаре одну за другой. Иллюзорное пламя давало возможность нагреть что-нибудь, но процесса горения в действительности не было. Огонь был просто иллюзией из-за потерь энергии на «спецэффекты». Высший уровень освоения техники предполагал отсутствие внешнего проявления пламени.

Голос сознания имел множество способов применения. Касаться нитями из светоча разума оказалось очень опасно. При отсутствии контроля можно было навредить более слабому случайно или получить смертельно опасную атаку от врага. Инк вспомнил о своём состоянии после первой «встречи» с чернорогим и решил освоить этот метод самым первым, тем более, что именно он нужен для перемещения «клякс» в сознание больших, но тупых демонов. Техника позволяла общаться без соприкосновения нитей сознания, воздействовать на энергетические структуры на некотором расстоянии от кончиков паутины разума, записывать в особо структурированных материалах – вроде самого гримуара – информацию и считывать её с меньшим риском для разума. Были и методы исследования окружения «наощупь». Всего этого можно было достичь вибрацией нити сознания, вокруг которой создавались искажения защита и инструмент одновременно. Составляющие методики оказались простыми и сложными одновременно. 

«Если бы паутинки разума были пальцами, то эта методика – гимнастика для увеличения их подвижности, азы письменности и техника безопасности. Дети могут из-за любопытства резко дернуть пальчик и вывихнуть его. Я сейчас и сам, как ребенок, во всем, что касается кинра. Переход по ступеням освоения – просто осознания наличия рук и ног, ушей, носа, языка, но неумение их использовать.»

Особым навыком техники голоса сознания был зов, но в гримуаре он указывался как опасное действие с риском привлечь хищника ментального слоя мира. Бестелесные сознания были очень полезны для разных вещей, но недостаточно сильные призыватели гарантированно умирали в их зубах. Становиться овощем Инк не хотел, поэтому четко запомнил все действия для зова, чтобы случайно его не применить. Высшим уровнем освоения было направить его на конкретное существо. За исключением цели никто не заметит колебаний в поле сознания. В гримуаре даже приводился метод использования зова в качестве радара. Проблема лишь в том, что найденный таким способом человек осознаёт касание разума. Скрытно узнать позицию человека зовом не выйдет. 

Оставшиеся письмена раскрывали метод «размягчения» тела демона для поглощения части тела другого существа. Это требовало особого изменения сознания, без которого было невозможно достичь резонанса с остаточной энергией в чужом теле. Чтобы «переварить» часть чужого тела и сделать его своим с максимальными преимуществами нужно было частично обратиться своей жертвой. Отсюда же развивался и метод одержимости. Часть разума демона отправлялась в чужое тело и мимикрировала под него, а затем по капле изменяла чужой образ мышления для максимального соответствия оригинальному светочу разума демона. В итоге демон приходил и поглощал чужое тело без каких-либо проблем.

«Вот зачем они ему нужны… — осознал Инк. – Эти демоны пройдут через миры и обретут некие особые умения, способности. После прибытия в седьмой мир они станут запчастями для чернорогого и сделают его сильнее. Стоит проследить за этими существами. Если даже архидемон считает некие умения достаточно полезными, то и мне было бы неплохо их изучить. Нужно только найти способ слежки…»

Инк успел скопировать все письмена, когда посылка из седьмого мира наконец прибыла. С легким хлопком остатки энергии архидемона развеялись. Объект действительно оказался яйцом. Через прозрачные стенки был виден зверёк. 

«Какой-то детёныш динозавра… – Инк коснулся яйца, и оно пропало. – Я же его не разрушил?»

Что-то было не так… Сосредоточившись на ощущении неправильности Инк оказался в той прослойке мира разума, куда раньше забредал при помощи посаженного Михаэлоном зерна. В пустоте с плавающими кусочками «чего-то» разных цветов выделялись две вещи: золотая фигурка лирс и яйцо с динозавром. 

Глава 28.Глава 30
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.