Мастер божественной крови: Правда о мире - Глава 28 Правда о мире

Статус: Черновик
15 февраля 2019, 14:10       0    26 0

Инк не мог принять слова архидемона. Во-первых, он привык считать себя человеком, а во-вторых – психологически ему по какой-то причине было легче признать родство с демонами, чем с драконами.

— В это… сложно вот так сразу поверить.

— Зачем мне тебе лгать? – чернорогий смотрел с симпатией и любопытством. – В третьем мире множество шармис, это настоящая раса людей. По какой еще причине они не могут получить превосходство среди демонов? Их интеллект и склонность к хитрости невероятны, они делятся на несколько семейств по цвету рогов, их довольно много и тем не менее… никто из них никогда не покорял третий мир. Им недоступны методы развития демонов, их… ваша плоть слишком стабильна, в отличии от нашей. Великий интеллект — это хорошо, но он не способен превзойти подавляющую силу. По этой же причине архидемонам нет причин лгать. Ложь – оружие слабых. Я могу прибегнуть к ней если встречу кого-то столь же могущественного как я или более слабого, но способного создать мне угрозу. Ты слишком… — чернорогий замолчал подыскивая слово, — не осведомлен. Будь твой кругозор шире, понимай ты моё могущество, то никогда бы не усомнился в моих словах.

— Что ты от меня хочешь? – Инк понял, что настолько высокомерное существо даже не стало бы с ним разговаривать, не нуждайся в какой-то услуге. Поэтому спрашивать «чем я могу быть полезен» он не стал, ведь сама формулировка в таком виде выставляет его просящим. Есть большая разница с тем положением, когда именно архидемону нужна помощь.

— В этой книге не только знания о развитии. Там есть учение об использовании сил. Ты сможешь воспользоваться этим ради становления сильнее. Также я поделюсь с тобой некоторой информацией о твоей сущности. Это облегчит твоё развитие в дальнейшем. В качестве ответной услуги тебе нужно лишь помочь с одним небольшим делом. Гримуар содержит части моего сознания, их нужно переместить в разумы этих неразумных созданий. Я ждал пока они станут сильнее, чтобы снизить риски провала, но раз ты уже пробудил светоч сознания – всё облегчается. Мне сложно контролировать свои силы на таком большом расстоянии, так что твоя помощь придется кстати.

— Я бы не хотел сам пострадать от твоих… клонов или что оно такое, — добавил Инк сомнения в голос.

— Шармис. Ты еще слишком слаб, чтобы выдержать даже мою частицу сознания. К тому же, гораздо выгоднее иметь здравомыслящего представителя твоей расы. Отправляйся на крещение пламенем происхождения, доберись до третьего мира и прибейся к кому-нибудь из демонов, напросись в слуги аристократу из четвертого мира и пройди с ним на экстренном караване через пятый. В седьмом мире я встречу тебя с большой радостью. Найти марионетку я могу в любое время, но свободный шармис – совсем другое дело. Ты еще поймешь, что в седьмом мире выгоднее иметь дело с кем-то знакомым. Особенно, если это некто с могуществом архидемона. Мне сложно договариваться с более слабыми сторонами. Они боятся даже прийти на встречу, ведь знают, как легко мне их убить. Слабые шармис более достойны доверия, а их разум достаточно изощрен для достижения нужных целей. Идеальные дипломаты.

— И почему же тогда…

— Почему я не захватил шармис из третьего мира? – перебил архидемон. – Я ушел оттуда недостаточно сильным, чтобы тянуть такой балласт. С другой стороны, я не знал природы четвертого мира, не понимал важности переговоров и соглашений. В седьмом мире потребовалось много времени на принятие новой действительности. нельзя знать всё заранее, а жители третьего мира… Они ненавидят шармис, презирают твой вид. Слабые, но надоедливые. Неспособные пройти через алтарь, но каким-то образом умудряющиеся выживать в течение бесчисленных лет. Я был слишком ограничен, чтобы думать, будто кто-то из вас может пригодиться мне в будущем. Большинство других демонов такие же – лягушки на дне колодца. Шармис не могут реализовать весь свой потенциал в третьем мире.

— Погоди, но если эти миры были созданы драконом для своих потомков, как могла сложиться такая ситуация?

— Я могуч, но не всеведущ. Было ли это ошибкой дракона или частью его замысла? Стало ли результатом действий победившего его могущественного человека? Я не знаю.

— Не боишься, что я попытаюсь свергнуть тебя в седьмом мире? – вопрос был опасный, но Инк считал нужным его задать. Не понимать мотивации такого существа было слишком неприятно и пугающе. К его удивлению архидемон рассмеялся.

— Интриговать против меня? Дерзай! Ха-ха-ха-ха! Маленький шармис, ты же знаешь про мои части сознания, неужели ты думаешь, моё ближайшее окружение не находится под контролем? Да даже будь всё иначе – кто ты такой, чтобы пошатнуть мои позиции? Между силами важнейшую роль играют связи, я говорю об интересах, маленький шармис. Ты не сможешь предложить седьмому миру то, что могу предложить я. Никто из других могучих созданий не захочет помогать тебе, даже мои якобы заклятые враги. Всё это пыль и глазурь[1]![1] [2]  Тебя используют, а затем преподнесут мне же в подарочной ленте. Ты еще поймешь правду об этом мире. Вся эта человеческая романтика: дружба, любовь… Всё это просто привычки, рожденные инертностью сознания. Вы привыкаете, что взаимодействие с тем или иным партнером приносит вам выгоду и со временем он начинает ассоциироваться с положительными эмоциями. Вы говорите – это дружба, но на самом деле просто подсознательно боитесь лишиться части комфорта и поддержки. Вы привыкаете к получению удовольствия и осознание разрыва связи вызывает у вас боль… Это просто нежелание признавать действительность. То, что вы зовете болью души, это просто изменение разума, которого вы не желаете. Отрицание истины порождает напряжение в рассудке и разрываете сами себя. Люди инертны, но мы – демоны – гораздо гибче. Это касается и наших тел, и наших умов. Предательство – миф, выдумка. Вы оперируете этим понятием, чтобы заставить других людей отказаться от своих интересов в пользу ваших. Демоны знают, что «предательство» не существует. Ты можешь быть с тем или иным партнером долго, но ничто не вечно. Разве быть честным – не лучше, чем эгоистично призывать других отказаться от своего счастья ради своего комфорта?

Инк не стал опровергать слова чернорогого в открытую, но и соглашаться с его словами не желал. Он чувствовал себя упрямцем, но верил в свои способности и понимание других людей. Может быть, архидемон действительно крайне силен, поэтому жаждущие мести не могли излить свой гнев, но это вовсе не значит, будто они бессердечные сволочи. Забота о большинстве иногда требует отказаться от необдуманных действий. 

«Комфорт, удовольствие и привычки? Он говорит так, словно человеческая мораль — это какие-то эмоциональные наркотики… Демону никогда не понять людей…»

— Хо? Что это за выражение лица? Ты не согласен? Через сотню-другую лет, ты станешь смотреть на мир совершенно иначе, — взгляд чернорогого излучал доброту и радушие, но Инк уже понимал насколько они по-разному смотрят на вещи. Старый опытный мясник тоже может резать животное с радостной и доброй улыбкой, погружаясь в мысли о шашлыке для внуков, излучая умиротворение и даже благодарность к жертве, нарастившей достаточно мяса. Возможно, он даже будет ощущать некое подобие любви к ставшему пищей животному.

— Как ты меня узнал? – решил уточнить Инк.

— Твоё сознание имеет свои уникальные признаки. Внешность можно изменить достаточно быстро, но образ мышления – другое дело. Поменять свои мысли, шаблоны рассуждений – большой подвиг. Всё это отражается на светоче человека, его цвете, форме, движениях нитей сознания. Ты еще научишься этому. В конце концов – ты потомок дракона.

— Все драконы такое могут?

— Нет, — архидемон снова позволил себе смешок. Инку казалось, чернорогого забавляло болтать с ним, просвещать в «тривиальных вопросах». – Драконы рождаются из одержимости.

— Одержимости демонами? – тут же быстро уточнил Инк. В его разуме вспыхнуло волнение. Он подумал, что начинает понимать предназначение третьего мира. 

— Нет! Нет!!! Вовсе нет! – чернорогий снова засмеялся, на этот раз как-то чересчур радостно и даже чуточку заразительно. – Одержимость демоном? Как смешно! Именно ты поможешь мне сделать этих демонов одержимыми частицами сознания архидемона, разве это сделает из них истинных драконов? Это потрясающе! Наверное, мне и правда нужно завести детей. Это невероятно весело! Драконы одержимы своими стремлениями, желаниями, страстями, неудовлетворимой жаждой! В седьмой мир кто-то из младших миров принес сказки о жадных крылатых ящерах, спящих на горах сокровищ. Такой дракон – одержим жадностью. Я видел дракона похожего на лошадь с крыльями, на змею, на угря! Да множество их. Внешний вид, область силы, размеры – всё это разнится, но одержимость – их общая черта. Ты одержим силой, поэтому тебя ждет множество изменений. Это тело точно не соответствует желаниям его хозяина.

— Я… — Инк хотел возразить, что желает власти, а не силы, но вовремя закрыл рот.

— Что? Ты не согласен? – в голосе архидемона звучала насмешка. – Думаешь, я ошибся? Маленький шармис, ты просто не понимаешь самого себя. Ты был запутан, а после стал задавать вопросы… И они касались силы! Ты жаждешь её – она источник твоей одержимости. Иначе кровь дракона так и спала бы в тебе. Думаешь каждый шармис в третьем мире рождается с рогами и сильным разумом? Вначале они мало чем отличаются от людей. Ха-ха-ха! Я даже не сразу понял, кто населяет четвертый мир. Мне казалось, что всюду бегают дети шармис, которым так и не удалось пробудиться. Твой вид воспитывает в своих отпрысках стремление, жажду, которая никогда не будет удовлетворена. Даже умирая драконы испытывают свои желания невероятно остро. Из-за этого энергии драконов приобретают особые характеристики. Столь сильная одержимость в течение многих лет делает их чрезвычайно инертными. Это недостаток, но это и сила. Некоторые людские философы называют силы драконов – энергией бесконечности, вечного стремления. Я же вижу их лишь жертвами своих желаний. Я могу свернуть с пути и обойти препятствие, отказаться от своего решения. Дракон лишен этой привилегии, лишен свободы выбирать, он будет бросаться прямо, проламывать стены копий грудью и стены головой — до самой смерти придерживаться своего пути. Барды людей называют это доблестью, демоны – глупостью и упрямством, — чернорогий ненадолго замолчал, словно мысленно спорил с давним оппонентом. — Конечно, мир справедлив. Драконы стали рабами своих стремлений, но нельзя отрицать, что они обретают силу намного быстрее прочих. Разум помогает изыскивать кратчайшие пути к цели и это очень характерно для шармис. Ты одержим силой. Можешь считать иначе, но время расставит всё по местам. Питай эту одержимость, распаляй её и твой путь в седьмой мир будет быстрее.

Инк переваривал информацию, параллельно пытаясь разобраться в себе. 

«Пробуждение крови было сделано духом отражения. Поэтому я не чувствую в себе никакой одержимости? Или… — Инк вспомнил о навязанном желании удерживать амулет Грэнка и вздрогнул. – С чего этому демону вообще говорить мне правду? Может, он пытается так запутать меня? Но зачем? Или он действительно говорит правду, чтобы вызвать доверие?»

Прошло некоторое время прежде чем Инк решил рискнуть и потребовать себе кое-что в качестве награды. Сложно сказать насколько правдива информация архидемона. Сможет он использовать знания из книги или нет лишь предстоит выяснить, а награду ему хотелось получить прямо сейчас.

— Что нужно делать?

— Используй нити своего сознания и схвати частицы моего в гримуаре. Помести их в разум этих малышей так, что не навредить никому – дальше всё произойдёт само.

— Мне нужна награда, — решился наконец Инк, чувствуя странную дрожь в теле. Ему некогда было разбираться было ли это страхом или возбуждением, поскольку гораздо важнее было понять реакцию архидемона.

— О чем ты хочешь попросить меня? – в глазах чернорогого Инк увидел снисходительность. На мгновение он почувствовал себя выпрашивающим игрушку ребенком.

— Не попросить, — Инк упрямо сжал губы. – Это будет платой за мою помощь.

В этот раз архидемон даже не ответил – только скорчил скучающее выражение на лице. Он словно призывал его перестать уже ходить вокруг да около.

— Мне нужно энергетическое существо. Ты смог прислать сюда книгу, значит и его сможешь, так? Желательно такое, которое я бы мог удержать под контролем, но обязательно живое.

Лицо архидемона приняло серьезное выражение, а Инк подумал не перегнул ли он палку. Усилием воли он удержал готовый сорваться с губ вопрос об уместности своей просьбы. Он «видел» нитями своего сознания сгустки молний и глыбы руд. Трудно не догадаться, что это была какая-то интерпретация сил Грэнка и Киасса. Инк помнил их способности и быстро сопоставил факты. Куда более интересным выглядела ситуация с Арси. Через нити он видел некое подобие феи. Способности девчонки были неоспоримы. Она неплохо показала себя в том самом первом бою на арене, а возможность пройти в маленький мир? Даже Глэм с Наркертом и остальными не смогли повторить этот подвиг. 

Инк предположил, что энергетическим существом была сама Арси или какое-то проявление её силы. Вдобавок, та штука, посаженная в нём Михаэлоном, помогла девчонке воссоздать тело. Если его теория верна, то разве он не сможет с помощью этого странного «демона» — функции Клата – изменить то золотое энергетическое тело по образу существующего энергетического создания? Одно дело – иметь внутри себя нечто вроде прозрачной золотой куклы и совсем другое – подобие живого создания, способного питаться и развиваться.

Все сомнения относительно реальности воплощения такого плана, всё неверие – Инк гнал прочь. Подобные мысли казалась фантастическими, но разве он сможет узнать результат не попробовав?

— Хорошо, — ответил после долгого молчания сдвинувший брови архидемон. – Я удовлетворю твоё желание.

 

----

[1] Имеются в виду «поверхностные вещи», обертка для общественного мнения, под которой скрыта правда.

Глава 27.Глава 29
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.